Достаточно ли добрых намерений?

Итак, в результате наших усилий судья удовлетворил просьбу, зачитанную адвокатом, и постановил, что подозреваемый может находиться под домашним арестом до суда, который состоится месяца через полтора. Теперь нам нужно было найти место для этого домашнего ареста, которое удовлетворило бы и подозреваемого, и российскую юридическую систему.

Подозреваемый – еврейский юноша, не гражданин России, оказался в трудном положении из-за преступления, которое не совершал. Времени было мало. Я попросил нескольких друзей помочь найти такое место. Рамбам постановляет: «Заповедь освобождения пленных важнее, чем заповедь накормить голодного и одеть нагого. Заповедь эта чрезвычайно важна, ведь пленный одновременно и голоден, и наг, и страдает». А «Шулхан арух» добавляет: «Любое промедление в освобождении пленных, вызванное нашей нерасторопностью, подобно пролитию крови». Всем ясно, что такое дом предварительного заключения в этой стране, тем более для иностранца, не владеющего русским языком и не знакомого с местными порядками. Необходимо было сделать всё возможное.

Однажды в аналогичной ситуации я помог сам и поселил подобного человека у себя в доме. Да, это было не просто, но возможно. Однако сейчас по различным обстоятельствам я был лишён возможности сделать это. А адрес домашнего ареста нужно было представить судье в ближайшие сутки!

Я обращался к тому, к другому – безрезультатно. Наконец я связался с одним человеком и сказал совершенно недипломатично: «Вы помните, в каком тяжёлом положении вы однажды были, и помните, какую помощь получили от нас и как она поставила вас на ноги. Пришло время отплатить добром за добро – не нам, а страдающему человеку». Мой собеседник помялся и ответил: «Да, вы правы, но понимаете ли…» — и начал запутанно объяснять, почему он не может выделить в своём доме комнату для человека, которого нужно в прямом смысле спасать. Я, разумеется, пояснил, что оплачу все расходы и даже куплю для этой комнаты новую кровать, которая впоследствии останется для него в качестве подарка. Не помогло.

Тогда я сказал ему то, на что, вообще говоря, не имел права. Было известно, что мой собеседник испытывает известные проблемы со здоровьем. Я не пророк, не праведник и не чудотворец, но решительно сказал: «Вы хотите излечиться? Я вам обещаю, что в заслугу исполнения заповеди спасения пленных вы удостоитесь излечения и спокойной жизни!»

Вы ждёте продолжения в стиле «и спустя непродолжительное время случилось чудо…» Я не могу вам его дать. Мой собеседник не дал согласия приютить еврейского юношу. Однако принимающая семья всё же нашлась и, пройдя положенные бюрократические процедуры, приняла в своём доме несчастного. Сейчас он у них в гостях ожидает своего оправдания, как все мы надеемся.

*

Недельная глава Ваякѓель подробно описывает сооружение Мишкана в пустыне. На следующий день после первого Йом-кипура, когда Всевышний простил евреям грех золотого тельца, Моше собрал («ва-якѓель») народ и объявил ему о возможности принять участие в строительстве Мишкана, принеся пожертвования. Евреи жертвовали золото, серебро, медь, шерсть, кожи, краски для Мишкана, его принадлежностей и одежд священников. «И пришли все, кого побудило сердце, кого подвигла их душа…» Не только имущество жертвовали евреи. «Разумные и искусные женщины» пряли, шили и вышивали, изготовляя полотнища Мишкана и одежды священников.

После всего этого описания рассказывается о пожертвовании глав колен. А почему главы колен упомянуты в последнюю очередь? Раши цитирует рабби Натана: «Подумали главы колен: пусть народ принесёт то, что может, а мы восполним то, чего будет не хватать. А народ принёс всё, что нужно, и даже с избытком! Подумали главы колен: что же нам осталось делать? И пожертвовали драгоценные камни для одежд первосвященника и благовония. Но поскольку они промедлили со своим даром, слово «несиим» (главы колен) написано в этом месте с пропуском одной буквы йод».

Комментаторы задаются вопросом: но ведь главы колен принесли то, чего не принёс никто! К тому же их намерения были благими: дать возможность всем евреям поучаствовать в сборе пожертвований для Мишкана. За что же они были «наказаны» неполным написанием?

Вернёмся на несколько недельных глав назад, к главе Бешалах. Евреи перешли Тростниковое море посуху, а египтяне утонули, и драгоценные украшения, что были на одежде египтян и на их колесницах, море выбросило на берег, к ногам евреев. Тогда сыны Израиля воспели Песнь на море, в которой были слова: «Приведёшь Ты нас и поместишь Ты нас на гору удела Твоего, и будет место пребывания Твоего…» Это пророчество о возведении места пребывания Шхины – то есть Мишкана, а впоследствии и Храма. Евреи намеревались использовать собранные драгоценности для украшения Дома Всевышнего. И как только представилась такая возможность, около полугода спустя, народ понёс драгоценные вещи, да так, что за два дня было собрано необходимое количество с избытком. Моше даже вынужден был попросить евреев перестать приносить дары.

А что же главы колен? Они не поспешили. Они ограничились добрыми намерениями. И комментарий «Сифтей хахамим» говорит: «Отсюда следует, что тот, кто собирается сделать доброе дело, но медлит, может быть наказан свыше».

*

Все проблемы в конце концов решаются, у Всевышнего множество способов повернуть события к добру. Но нам запрещено полагаться на это. Нам надлежит спешить, прилагать старания так, как будто кроме нас, помочь некому. Мы должны доказать Всевышнему, что оправдываем Его заботу о нас, что мы – правильные распорядители тех имущественных благ, которые Он нам дал. Мы знаем, для чего они у нас есть: чтобы использовать их для добрых дел. Это не только желание делать добро, это не только забота о ближнем. Это ещё и выражение признательности Тому, кто дал нам такую возможность.

Гут шабес
Шия