Искупление души

Субботний вечер прошлой недели. В Бейт-Хабаде в Жуковке царит особо возвышенная атмосфера, и это недаром. Раввин общины, р.Александр Борода, пригласил на шабат самого знаменитого кантора наших дней, р.Иче Меира Ѓелфгута, в сопровождении капеллы канторов из Израиля.

Кантор играл на струнах нашей души, акустика в зале была прекрасной, каждый звук и отзвук были слышны во всех углах здания. Когда я слышал «Возрадуются небеса и возликует земля», я был уверен, что на небесах действительно рады видеть евреев, вместе внимающих этой прекрасной молитве. При следующих словах – «Радуются поля и всё, что в них» — казалось, что деревья за окнами синагоги раскачиваются в молитве вместе с евреями внутри и радуются приходу субботнего покоя.

Я поднял глаза от сидура и взглянул на кантора. Ни почёт и слава, ни рукоплескания в больших залах не изменили его – это хасид внутри и снаружи. Возможно, именно поэтому его так ценят любители канторского пения во всём мире. На словах «Пробудись, пробудись» из «Леха доди» я обратил внимание, что его руки сами собой протянулись вперёд, как у отца, будящего своего ребёнка. Это было для меня ещё одним доказательством того, что кантор не просто поёт – он переживает каждое слово молитвы.

За соседним столом стоял профессор Йосеф Пресс, директор самого большого детского лечебного учреждения в Израиле «Шнайдер». Я впервые встретил его три месяца назад, когда приехал к нему по поручению Главного раввина России р.Берла Лазара. Моей целью было пригласить его в качестве почётного гостя на ежегодную трапезу «мелаве малка» в честь центрального благотворительного фонда «Керен Хая-Мушка». Сейчас я видел его в кипе, но внутренне я сомневался: удобно ли ему здесь, в сердце молитвы, «говорит» ли она ему?

Проф. Пресс репатриировался из СССР в Израиль десятки лет назад, и сейчас он считается одним из ведущих врачей Израиля. Он разработал несколько важных методов в педиатрии. Когда он пришёл на экскурсию в еврейский благотворительный центр, то после того, как я показал ему всё, я привёл его в маленькую синагогу центра и предложил наложить тфилин. Было видно, что он накладывает тфилин второй раз в жизни – после бар-мицвы, которую он отметил в Каунасе много лет назад (как он рассказал мне, делясь дорогими ему воспоминаниями).

«В четверг мы были в Большом оперном театре, но молитва здесь оставляет гораздо большее впечатление!» — сказал профессор Пресс по окончании молитвы. «Я видел многое, участвовал в волнующих событиях, получал почётные награды, однако во время этой моей поездки в Москву я видел то, что запомнится мне лучше. Еврейская бабушка, сидящая в фойе благотворительного центра утром в пятницу. Она улыбалась, и было видно, что она пребывает в покое и радости. Все мы движемся к старости, но у всех ли есть такое место, где можно будет сидеть в покое, радости, безопасности и уверенности? Место, где можно будет найти пищу, лекарство, дружеский круг и неравнодушных людей, желающих тебя послушать?» — так говорил профессор Пресс своему собеседнику, раву Ашеру Либи. раввину лечебного центра Шнайдер, сопровождавшему его в поездке в Москву.

Трапеза «мелаве малка» в честь благотворительного фонда «Керен Хая-Мушка» прошла на исходе прошлой субботы, и прошла успешно. В воскресенье днём гости уже улетели в Израиль. А вечером в воскресенье я получаю письмо от рава Либи:

«Я видел еврейскую жизнь в Москве, я видел то неравнодушие и желание помочь, которое горит в сердцах шалиахов в Москве – и понял, что мне нужно равняться на них. Я понял, что значит быть внимательным к нуждам других, даже незнакомых. И я решил вести себя так же. Рядом со мной в самолёте сидел еврейский юноша, живущий в Израиле. Я спросил его, заказал ли он кашерную еду. Оказалось, что нет. Тогда я стал рассказывать ему о важности соблюдения кашрута – и убедил его. Я попросил у стюардессы ещё одну кашерную порцию, к счастью, у неё оказалась запасная, и она принесла её моему соседу. Мы говорили о тфилин, о шабате, и он подумал вслух, как его мама будет рада, если он будет выполнять эти заповеди. А его мама родилась в СССР и всю жизнь зажигала и зажигает субботние свечи, как делали её родители в СССР… Я никогда не думал, что меня будет заботить наложение тфилин, соблюдение шабата или кашрута незнакомым мне евреем! Но визит в Москву изменил меня, и я буду стараться жить так же, как шалиахи».

Рав Ашер Либи, профессор Пресс – оба они посвятили жизнь помощи людям, каждый в своей области, в материальном или в духовном. И тем не менее оба они почерпнули из визита в Москву силы, чтобы улучшить и углубить свою работу ради других.

*

Недельную главу этой недели – «Ки тиса» — Тора начинает с заповеди пожертвования каждым евреем половины шекеля в качестве «искупления за душу». Мудрецы говорят – и Раши цитирует их – что Моше затруднялся понять, каким образом денежное пожертвование, да ещё такое небольшое, как половина серебряного шекеля, может искупить душу человека. Тогда Всевышний показал ему огненную монету и сказал: «Вот что пусть дают».

В дополнение к известным комментариям и объяснениям я подумал, что намёк огненной монеты мог быть таким: Всевышний показал Моше, что если даёшь цдаку – нужно быть подобным огню. Огонь источает тепло и свет, а ещё он порождает огонь на тех предметах, которые ещё не горят и которых он коснётся. Такой должна быть цдака. Она должна исходить из глубины сердца, она должна сопровождаться душевным теплом – и она должна порождать в получающем желание приносить и другим людям тепло и добро. Тогда осуществится сказанное в Теѓилим «Мир добротою строится».

Гут шабес
Шия