Третье тамуза — день Ребе

Празднование Хануки у Бранденбургских ворот в Берлине

Несколько лет назад с большим и тяжёлым дорожным баулом я пытался подняться по ступеням центра Хабада в Берлине. Неподалёку стояли два молодых человека. Поглядев на их причёски и одежду, я обратился к ним – не по-немецки, а на идиш, похожем на немецкий – не могут ли они помочь мне поднять баул. «С удовольствием», — ответили они мне на иврите. Я поблагодарил их и, раз уж это оказались евреи, предложил им наложить тфилин. Они решительно отказались: «Мы пришли сюда встретиться с приятелем, а не тфилин накладывать», — ответили они.

Это не первый раз, когда люди отказываются от моего предложения наложить тфилин, но на этот раз я был в замешательстве: ведь они только что помогли мне поднять тяжёлый баул. Я попытался завязать с ними разговор. «Где вы живёте в Израиле?» «Ну, это маленький посёлок, вы его точно не знаете». «А всё-таки?» Молодые люди назвали посёлок на юге страны, действительно маленький. «Как это не знаю? Ещё как я знаю ваш посёлок! И директора вашей школы знаю». «А откуда же вы сами?» «Я один из шалиахов Любавичского ребе, работаю в Москве». «Ну если вы знаете директора нашей школы, значит, вы – Шия?» Они обрадовались и тут же согласились наложить тфилин, причём фотографировали друг друга за этим процессом. «Мы пошлём фотографии директору школы, он будет рад получить от вас привет!»

За год до этой встречи мне позвонил руководитель Бейт-Хабада на юге Израиля и рассказал о еврейском юноше (не соблюдающем заповеди), которого арестовали в Москве. Отец этого юноши – шалиах в одном из посёлков Израиля и директор тамошней школы. Этот отец вместе с женой пришёл к руководителю Бейт-Хабада и слёзно просил сделать что-нибудь для их сына.

История была следующей. Их сын поехал с другом в путешествие по Индии. На обратном пути они купили билет через Москву. Молодой человек нёс чемодан своего товарища, и во время проверки в аэропорту в том чемодане нашли наркотики! Молодого человека тут же задержали. Как он ни пытался объяснить, что чемодан – не его, ничто не помогло. Он содержался в тюрьме в понятных нам всем условиях, без связи.

Это далеко не первый подобный случай, о котором сообщают нам, в еврейский благотворительный центр «Шаарей цедек». Но в этом случае нам пришлось тяжело. Несколько месяцев мы бегали по адвокатам и заседаниям суда. Волонтёры из общины послали в тюрьму одежду, кашерную еду и книги на иврите. Мы были на связи с родителями юноши, задействовали многочисленные способы помощи. В особенности помог прошлый консул Израиля в Москве, наш друг Яаков Рош. О нашей деятельности было известно родственникам юноши в Израиле и всему его посёлку. После долгих стараний суд согласился отпустить юношу под домашний арест. А в каком доме он будет отбывать домашний арест? У меня не было вопросов: в нашем.

В отделе полиции в аэропорту нас с женой спросили: «Почему вы согласны, чтобы он отбывал домашний арест у вас?» «Потому что мы – посланцы Любавичского ребе в Москве, и наша цель – помогать всем и всяким евреям, как материально, так и духовно». Наш ответ был прост и естественен для нас, но полицейские выслушали его с удивлением.

*

Рав Йегуда Тайхтель

Наша встреча в Берлине произошла, когда мы с моим другом р.Элимелехом Вайсбергом были приглашены на свадьбу молодых людей, привлечённых в общину шалиахом и раввином Берлина р.Йегудой Тайхтелем. Свадьба прошла в красивой новой синагоге, возведённой усилиями р.Тайхтеля. И я вспоминаю о ней каждый год перед Третьим тамуза. Я вижу огромную деятельность Ребе и радуюсь, что в нашем поколении сошла в мир эта «общая душа», как говорит хасидизм. Она осветила и оживила еврейский мир после Холокоста, она вдохновляла хасидов в их жизни в Советском союзе. Ребе ощущал ответственность за всех евреев, внимание и любовь к каждому.

Это его деятельность была косвенной причиной того, что два еврейских юноши наложили тфилин перед свадьбой приблизившейся к еврейству пары в Берлине. Ребе разослал по всему свету своих посланцев с наказом действовать ради всех евреев, кем бы они ни были, с максимальной любовью.

Завтра, в субботу недельной главы Корах, мы будем читать в Торе о любви Всевышнего к Моше, первому главе евреев, верному пастырю. Это будет 24-я годовщина кончины Ребе, другого верного пастыря евреев, главы поколения. Нашего поколения – последнего поколения изгнания и первого поколения Избавления!

В этот день можно укрепить связь с Ребе. А как? Выполняя его просьбу: укрепляя изучение Торы и хасидизма, увеличивая добрые дела и любовь к евреям. И посредством этого мы получим благословения, и посредством этого приблизится Избавление и приход праведного Машиаха, к которому стремился Ребе в каждый момент своей жизни.

Гут Шабес,
Шия

   

0 ответы

Ответить

Хотите присоединиться к обсуждению?
Не стесняйтесь вносить свой вклад!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *