Концерт оркестра Андрея Балина

У нас   в «Шаарей  Цедеке»,  в   холле,   стоит рояль.  Большой, благообразный и солидный. Не новый.  Но, как   известно, музыкальным   инструментам   возраст   не   вредит.

Рояль   редко молчит   —  среди     подопечных и   бывшие   музыканты, и   люди, которые   очень давно, еще по настоянию родителей, бегали   на   уроки нотной грамоты.   И   когда   в огромном нашем холле звучит рояль, становится   немного грустно – люди играют о том, что когда-то было в   их жизни, о том, что никогда   не   вернешь. Люди   играют о себе. И   понимаешь, что чудес    не бывает, что можно накормить, утешить, окружить заботой, но   почти   невозможно вернуть   дух, свойственный   молодости.

И, все же, в   Пурим, в этот чудесный   праздник, случилось это самое «почти невозможное».  Случилось, потому   что у нас   в гостях был   эстрадно-симфонический оркестр под управлением Андрея Балина.  Наш старый   рояль благородно   уступил место   пюпитрам   и сверкающим духовым, буйным ударным   и душевным гитарам.  И звучание этих инструментов   было иным —  задорным, молодым, безудержно   веселым. Огромное пространство холла заполнилось сочными мелодиями, криками  «браво»  и   «бис». Немолодые люди на   время   забыли о своих проблемах и бедах. Они оказались во   власти того, что называется «настоящим   искусством».

Дорогой маэстро, мы благодарным   Вам   и   вашим   музыкантам за то, что   вы подарили   не только    высокий   профессионализм и артистизм, но   и вернули всех нас   в  те  времена,  когда  не  думалось  о  плохом, было  много  надежд и радости.

Маэстро, мы благодарим   Вас, желаем творческих успехов, умных, благодарных зрителей.   И,   конечно же,   будем  рады   новым  встречам!

 

 

 

Подготовка к Пуриму

Всем праздникам предшествуют   беды   и лишения. Веселый   Пурим   в этом   смысле не   исключение.  Прежде, чем народ возликовал, он боролся, молился   и соблюдал   пост.

Современная   жизнь вносит коррективы   в нашу жизнь, но,   готовясь  к  празднику,   мы   стараемся   помнить   и  соблюдать   старинные  заветы.  И   среди них   обычай праздновать   весело и   дарить   подарки в   праздник   Пурим,   в   память  о   чудесном  спасении.

Волонтеры «Голоса   Милосердия» принимали самое   активное   участие   в подготовке праздника, который   состоялся   в   «Шаарей  Цедеке».   Задолго до   события мы беседовали с нашими подопечными, приглашали их, рассказывали   о   великолепной концертной программе, которую подготовил Центр   Досуга —  мы   ждали   выступление эстрадно-джазового оркестра  под  управлением   Андрея   Балина.   К   слову   сказать,     концерт   состоялся  и  оказался   самым  дорогим   и  ценным   подарком,  настоящим   праздником!

Но   все  же  какой    Пурим без   угощения?!  А   потому   с   самого   утра 21   марта   все наши   волонтеры    были заняты приятным и хорошим  делом —  упаковкой  пакетиков,    кулечков   и  коробочек.

 

 

 

 

 

 

 

Открытое сердце

Сегодня мы разговариваем с Анастасией Медведевой, руководителем Волонтерского центра РУТ (МИИТ) “Открытое сердце”. Разговор и   встречу случайными считать нельзя — студенты этого   вуза наши   партнёры   и   помощники.  

—  Анастасия, давно ли вы занимаетесь волонтёрской деятельностью? И как оказались в нынешнем статусе руководителя? 

— Волонтёрской деятельностью я занимаюсь достаточно давно. Была добровольным   помощником в различных проектах, набиралась опыта, проявляла инициативу.  Как   водится, училась на   собственных ошибках. Сейчас   я   могу   сказать, главное   в этой работе иметь желание помогать и умение   организовать все на должном уровне.

— Анастасия, по вашему мнению, какая самая сложная форма волонтерской деятельности – проведение разовых масштабных мероприятий, организация стихийных акций (например, срочный поиск   пропавших людей),  волонтёрская  работа на регулярной основе ?

—  Естественно, к каждому вышеперечисленному пункту нужен свой особый подход, нельзя сказать, что всё из этого легко.  Просто нужно зацепиться за основное и идти пошагово к заданной цели. Но особо могу выделить организацию стихийных акций, куда входит срочный поиск людей. Тут надо   учитывать множество факторов, держать в уме всю «картину» работы. При этом, времени обычно   в таких ситуациях крайне   мало.  А   вот волонтерством  на   постоянной  основе  мы  особо  не  занимались. Наше   сотрудничество   с «Голосом Милосердия» —  первый такой опыт.

— Анастасия, как вы убеждаете студентов в необходимости участвовать в волонтёрских акциях?  

— К счастью у меня нет с этим проблем, волонтёры добровольно выходят на разные уровни мероприятий.

— Анастасия, как преподаватели относятся к участию студентов в волонтёрском движении?  

— Так же как к творческой, научной и спортивной деятельности, достаточно лояльно, но естественно, чтобы учёбе это никак не мешало.

— А что говорят студенты, работающие у   нас, в «Голосе   Милосердия»?  Каковы их впечатления?  Общение с   незнакомыми, пожилыми   людьми, да еще   по телефону, не   имея   возможности   посмотреть в глаза —  это же сложно.  Многих это отпугивает.  Что самое трудное в этом деле      для   ваших ребят?  

— Не скрою, я   опасалась, что   мало, кто   согласится на такую работу.  Разговорить, отвлечь человека, у которого    и   со здоровьем проблемы, и нет возможности свободно   передвигаться, – задача не   из легких.  И, действительно, ребята говорили, что в   первый раз было трудно   понять, что же больше   всего   волнует   человека, что беспокоит, о   чем   приятно было бы   поговорить.  К тому же   кто-то   не очень хорошо   слышит. Но это только   сначала, контакт все равно удавалось найти. И теперь    у них есть действительно   новый   и   ценный   опыт.         И я   как, руководитель, от их имени хотела бы выразить огромную благодарность от Волонтёрского центра «Открытое Сердце» Российского университета транспорта (МИИТ) за возможность принимать участие   в таком хорошем   и важном деле.

—  Спасибо,  что   уделили нам  время. Мы, в свою очередь, благодарим Вас и всех ребят, которые   приходят   к нам в «Голос Милосердия»,  за  помощь  и   участие.

 

Предохранительный клапан

«Мы разрабатываем и изготавливаем предохранительные клапаны для топливных баков для легковых автомобилей, призванные проветривать бак посредством ввода воздуха, когда в нём образуется нежелательный вакуум при очень низкой температуре, приводящей к сжатию бака, или выводить из бака воздух, когда бак расширяется при высокой температуре; разумеется, при этом следует не допускать выливания топлива; таким образом, топливный бак служит дольше, без повреждений, что увеличивает надёжность автомобиля и безопасность пассажиров. Я надеюсь, что выразился достаточно ясно и вы меня поняли…»

Примерно так (я не ручаюсь за точность) выступил на первой субботней трапезе на прошлой неделе один из хозяев технической фирмы из Израиля. Он изобрёл это приспособление и теперь ездит по всему миру на заводы, изготовляющие эти предохранительные клапаны (опять-таки, не ручаюсь за точность описания) и поставляющие их автомобильным фирмам. Его разработка существенно улучшает параметры автомобиля, так я его понял.

Самолёт нашего гостя приземлился в Москве в пятницу с опозданием, в результате чего он не успел на стыковый рейс в Израиль и вынужден был остаться на шабат в Москве. Так он стал нашим гостем на шабат. А эту речь он произнёс, когда мы попросили его сказать «лехаим» на трапезе. И она возымела своё действие.

Не только я слушал это «технологическое» выступление. Напротив него сидел ещё один гость, который – такое у меня создалось впечатление – впервые в жизни был на субботних молитвах и субботней трапезе. Когда он услышал речь о топливных клапанах, было видно, что он задумался.

За два часа до этого, когда мы были вместе в синагоге, он спрашивал меня, почему молитва в синагоге так важна, сколько раз в день ходят в синагогу, какие бывают молитвы и сколько времени они занимают. Он спрашивал искренне и хотел получить ответ.

Сейчас он взял рюмку, наполнил её для «лехаима» и сказал тихо, но все услышали: «Да, чтобы наша машина безопасно двигалась по жизни, нужен предохранительный клапан. Синагога и есть такой клапан. Она регулирует наше внутреннее давление».

*

Чаще всего недельные главы «Ваякѓель» и «Пкудей» читаются вместе. Но в те годы, когда добавляется второй месяц адар, они иногда читаются по отдельности, в две различные субботы. Известен вопрос, существующий в еврейской традиции: это одна глава, объединённая одной темой, которую в «дополненные» годы делят, или это две главы, которые в обычные годы объединяют?

Недельная глава «Пкудей» начинается словами: «Вот отчёты Мишкана, Мишкана свидетельства, которые были сделаны по слову Моше». Раши объясняет: «В этой главе подсчитан вес всех пожертвований, сделанных на Мишкан, серебра, золота и бронзы, и перечислены все его принадлежности».

Из стиля и из содержания стихов в начале главы видно, что работа по изготовлению деталей Мишкана завершилась и пришло время отчёта перед сооружением Мишкана. Действительно, хронологически после этого Мишкан был собран и в нём водворилось Б-жественное присутствие. Таким образом, между главами «Ваякѓель» и «Пкудей» есть различие: «Ваякѓель» рассказывает об изготовлении деталей Мишкана, а «Пкудей – об отчёте и сборке.

Но продолжая читать главу, мы видим, что она почти точно повторяет уже написанное в Торе, в главах Трума и Тецаве, где описывается Мишкан и одежды священников. Если Тора хотела сказать, что работа была сделана точно так, как заповедал Всевышний, можно было бы обойтись одной этой фразой! Зачем повторяются все подробности?

Вот что ещё вызывает вопрос: в первом же стихе главы говорится: «Вот отчёты Мишкана, Мишкана свидетельства». Зачем повторяется это слово? Некоторые комментаторы говорят, что этим Тора намекает на два Храма, но Ребе считает, что здесь говорится о духовном прообразе Мишкана, который Всевышний показал Моше на горе Синай, и о реальном материальном Мишкане, который сделали евреи.

Со времени разрушения Храма Всевышний помещает Своё присутствие в том, что в Талмуде называется «малым Храмом» — в синагогах и домах учения. Евреи прилагали старания и тратили средства, чтобы строить большие синагоги и украшать их, для того чтобы как можно больше людей могли входить в них, учить Тору и молиться, получать тот воздух, которым дышит душа.

Первая синагога «Марьина Роща» в Москве была построена сто лет назад. Это был деревянный двухэтажный барак, хасидская синагога тогдашней Москвы. Двадцать лет назад он сгорел, и 18 лет назад на его месте встало семиэтажное здание Московского еврейского общинного центра. Его возведением руководил Главный раввин России р.Берл Лазар по благословению Любавичского ребе.

Мне повезло: вместе с моим другом, директором общины р.Мордехаем Вайсбергом я уже многие годы работаю старостой синагоги. Чем дальше, тем лучше я понимаю двойное значение нашей работы. Во-первых, мы должны создать самые лучшие условия для молитвы, для изучения Торы; а во-вторых, мы должны приложить силы к созданию такой духовной атмосферы, которая давала бы человеку энергию, которая освежала бы и питала бы его душу ещё долго после выхода из синагоги. Синагога даёт душе топливо, а мы – в некотором роде тот самый клапан, который осуществляет регулировку.

Этот вывод можно сделать и из повторения содержания в главе «Пкудей», и из повторения слова «Мишкан» в её начале. Наши синагоги, наши «малые храмы» обладают тем самым двойным значением: материальное место для определённых действий в определённые часы и источник духовного топлива, дающего силы нашему «автомобилю» катиться весь день. Поддерживая синагоги таким образом, мы приблизим строительство настоящего Мишкана, Третьего Храма, с приходом праведного Машиаха, поскорее!

Гут шабес, ходеш тов
Шия

Юбилей хора

Четвертого   марта    состоялся юбилейный   концерт хора «Невель».  Коллектив был   создан пятнадцать лет тому назад, первым его руководителем была Э. Тархан, а   его участники были   и   остаются    подопечные нашего   фонда.

«Шаарей  Цедек» уделяет  больше   внимание досугу,   творческому  развитию  и   образованию  людей,   перешагнувших  определенный  возрастной  рубеж.  И это неспроста.   Всем   известно, что физическое   и душевное здоровье   людей зависит   от   степени их вовлеченности   в   социальную и   творческую жизнь.  К тому же, передача   и   сохранение   культурных ценностей – это то, что   очень   хорошо   получается   у старших поколений.

«Мы любим   наши песни», — говорит руководитель   хора Эсфирь   Невлер, — «А репетиции, концерты, общение   со зрителями —  это   уже неотъемлемая часть   жизни.   И   мы   всегда помним о   высокой   цели, которую когда-то поставили    перед собой —  сделать все для   сохранения еврейской    песенной   культуры.  В репертуаре    нашего хора    более двухсот   песен на   идиш   и иврите».

Да, концерты   хора «Невель» —    огромное   удовольствие, восхищение духом, это   единение зрителей и   исполнителей.  В день рождения мы дарим нашим артистам   подарки и желаем   хору им    активного творческого   пути!

 

 

Искупление души

Субботний вечер прошлой недели. В Бейт-Хабаде в Жуковке царит особо возвышенная атмосфера, и это недаром. Раввин общины, р.Александр Борода, пригласил на шабат самого знаменитого кантора наших дней, р.Иче Меира Ѓелфгута, в сопровождении капеллы канторов из Израиля.

Кантор играл на струнах нашей души, акустика в зале была прекрасной, каждый звук и отзвук были слышны во всех углах здания. Когда я слышал «Возрадуются небеса и возликует земля», я был уверен, что на небесах действительно рады видеть евреев, вместе внимающих этой прекрасной молитве. При следующих словах – «Радуются поля и всё, что в них» — казалось, что деревья за окнами синагоги раскачиваются в молитве вместе с евреями внутри и радуются приходу субботнего покоя.

Я поднял глаза от сидура и взглянул на кантора. Ни почёт и слава, ни рукоплескания в больших залах не изменили его – это хасид внутри и снаружи. Возможно, именно поэтому его так ценят любители канторского пения во всём мире. На словах «Пробудись, пробудись» из «Леха доди» я обратил внимание, что его руки сами собой протянулись вперёд, как у отца, будящего своего ребёнка. Это было для меня ещё одним доказательством того, что кантор не просто поёт – он переживает каждое слово молитвы.

За соседним столом стоял профессор Йосеф Пресс, директор самого большого детского лечебного учреждения в Израиле «Шнайдер». Я впервые встретил его три месяца назад, когда приехал к нему по поручению Главного раввина России р.Берла Лазара. Моей целью было пригласить его в качестве почётного гостя на ежегодную трапезу «мелаве малка» в честь центрального благотворительного фонда «Керен Хая-Мушка». Сейчас я видел его в кипе, но внутренне я сомневался: удобно ли ему здесь, в сердце молитвы, «говорит» ли она ему?

Проф. Пресс репатриировался из СССР в Израиль десятки лет назад, и сейчас он считается одним из ведущих врачей Израиля. Он разработал несколько важных методов в педиатрии. Когда он пришёл на экскурсию в еврейский благотворительный центр, то после того, как я показал ему всё, я привёл его в маленькую синагогу центра и предложил наложить тфилин. Было видно, что он накладывает тфилин второй раз в жизни – после бар-мицвы, которую он отметил в Каунасе много лет назад (как он рассказал мне, делясь дорогими ему воспоминаниями).

«В четверг мы были в Большом оперном театре, но молитва здесь оставляет гораздо большее впечатление!» — сказал профессор Пресс по окончании молитвы. «Я видел многое, участвовал в волнующих событиях, получал почётные награды, однако во время этой моей поездки в Москву я видел то, что запомнится мне лучше. Еврейская бабушка, сидящая в фойе благотворительного центра утром в пятницу. Она улыбалась, и было видно, что она пребывает в покое и радости. Все мы движемся к старости, но у всех ли есть такое место, где можно будет сидеть в покое, радости, безопасности и уверенности? Место, где можно будет найти пищу, лекарство, дружеский круг и неравнодушных людей, желающих тебя послушать?» — так говорил профессор Пресс своему собеседнику, раву Ашеру Либи. раввину лечебного центра Шнайдер, сопровождавшему его в поездке в Москву.

Трапеза «мелаве малка» в честь благотворительного фонда «Керен Хая-Мушка» прошла на исходе прошлой субботы, и прошла успешно. В воскресенье днём гости уже улетели в Израиль. А вечером в воскресенье я получаю письмо от рава Либи:

«Я видел еврейскую жизнь в Москве, я видел то неравнодушие и желание помочь, которое горит в сердцах шалиахов в Москве – и понял, что мне нужно равняться на них. Я понял, что значит быть внимательным к нуждам других, даже незнакомых. И я решил вести себя так же. Рядом со мной в самолёте сидел еврейский юноша, живущий в Израиле. Я спросил его, заказал ли он кашерную еду. Оказалось, что нет. Тогда я стал рассказывать ему о важности соблюдения кашрута – и убедил его. Я попросил у стюардессы ещё одну кашерную порцию, к счастью, у неё оказалась запасная, и она принесла её моему соседу. Мы говорили о тфилин, о шабате, и он подумал вслух, как его мама будет рада, если он будет выполнять эти заповеди. А его мама родилась в СССР и всю жизнь зажигала и зажигает субботние свечи, как делали её родители в СССР… Я никогда не думал, что меня будет заботить наложение тфилин, соблюдение шабата или кашрута незнакомым мне евреем! Но визит в Москву изменил меня, и я буду стараться жить так же, как шалиахи».

Рав Ашер Либи, профессор Пресс – оба они посвятили жизнь помощи людям, каждый в своей области, в материальном или в духовном. И тем не менее оба они почерпнули из визита в Москву силы, чтобы улучшить и углубить свою работу ради других.

*

Недельную главу этой недели – «Ки тиса» — Тора начинает с заповеди пожертвования каждым евреем половины шекеля в качестве «искупления за душу». Мудрецы говорят – и Раши цитирует их – что Моше затруднялся понять, каким образом денежное пожертвование, да ещё такое небольшое, как половина серебряного шекеля, может искупить душу человека. Тогда Всевышний показал ему огненную монету и сказал: «Вот что пусть дают».

В дополнение к известным комментариям и объяснениям я подумал, что намёк огненной монеты мог быть таким: Всевышний показал Моше, что если даёшь цдаку – нужно быть подобным огню. Огонь источает тепло и свет, а ещё он порождает огонь на тех предметах, которые ещё не горят и которых он коснётся. Такой должна быть цдака. Она должна исходить из глубины сердца, она должна сопровождаться душевным теплом – и она должна порождать в получающем желание приносить и другим людям тепло и добро. Тогда осуществится сказанное в Теѓилим «Мир добротою строится».

Гут шабес
Шия

Волонтерство —  профориентация? Почему бы   и  нет!

Надо сказать,   что   волонтеров-школьников   у  нас   мало.  И,   кстати,  не  только  у  нас. Привлечение ребят  к безвозмездной   социальной деятельности   увязывается  с  жесткими требования   опеки  и   контроля —  учащихся   должны   сопровождать   учителя  и   родители.  Поэтому,   как   правило,   волонтерство   школьников   имеет  вид  разовых  коллективных  мероприятий.  Исключение   составляют   старшеклассники.   Они —  люди  в  большей   мере     самостоятельные  и  могли  бы  потратить   часть  времени на  помощь  нуждающимся.  Но здесь  возникает   другая проблема.     Не   секрет,   что   подготовка   к  выпускным   экзаменам   и    к   поступлению    в   вузы  занимает   70   процентов   времени учащихся.   Если  к  этому  добавить   естественное  желание  погулять  и  отдохнуть,  то,   как  видно,  для     благородных  дел   места   уже нет.    И   тем   дороже  проявление  дисциплины   и   обычного   человеческого участия.

Знакомьтесь —  Даша Посохова. Она   живет   в  Химках.  А   мы,  между   прочим,  находимся   в   Москве,  на  улице  Образцова.  И   приезжает   Даша  к  нам  в   воскресенье   в  девять  утра.  И   работает   до  трех часов. То   есть,     полный    рабочий  день.

—  Тебе,  наверное,  нужна   справка,  о том   что  ты  работала   у  нас? Да,   мы   даем  их  самым  активным   и   добросовестным волонтерам.  Они  иногда   важны   для   поступления.

— Да,  нет.   Не  нужна мне   справка. Я  даже   не  знаю, в   какой   институт пойду.

— Ну, ты  же   что-то     любишь  больше,   что-то   меньше…

— Я   еще  не  определилась..

— Почему   пришла   к  нам?

— Хочу   попробовать  работать   с  людьми. Вдруг,     это    —  мое.

Ну,  что  же,  это  вполне   себе   причина,   чтобы     поработать у  нас.

 

Ложь во спасение

«У меня есть информация, которая будет для тебя неожиданной. Это информация о человеке, которого ты послал ко мне», — так написал мне несколько дней назад друг в Москве. Естественно, я встревожился.

Два дня назад я позвонил ему и просил уделить несколько минут из его драгоценного времени для встречи с деловым человеком, которого я к нему посылаю. Этот человек обратился ко мне некоторое время назад и рассказал о себе так: «Я владелец большой и солидной компании по производству электронных чипов. Эти чипы мы вставляем в одежду известных фирм, и таким образом можно легко разоблачить подделку бренда. Наша компания высоко оценивается, и я хотел бы, чтобы вы свели меня с каким-либо инвестором, и таким образом мы сможем расширить наше предприятие и спасти мир от жуликов, подделывающих одежду известных брендов».

Это важное дело, подумал я, но какое отношение я имею к инвесторам – и ещё менее к чипам? Так я ему и сказал, но он упорно просил, обещал мне долю и солидные пожертвования. В конце концов я пообещал свести его с одним своим другом, который много знает об инвесторах.

*

На прошлой неделе мы читали в Торе подробное описание Мишкана, переносного святилища, которое было заповедано евреям возвести в пустыне. А на этой неделе глава описывает одежду первосвященника и обычных священников, сделанную «для почёта и великолепия». Только в таких одеждах священники могли служить в Мишкане.

Но первым делом недельная глава даёт другое повеление: «А ты повели сынам Израиля, чтобы они взяли для тебя чистое выбитое оливковое масло для освещения, дабы зажигать постоянный светильник». Этот стих обращён к Моше. В следующем стихе говорится уже об Аѓароне: «Его будут зажигать Аѓарон и его сыновья с вечера до утра». Обратите внимание: в стихе, обращённом к Моше, имя Моше не упоминается. Да и во всей главе Тецаве его имя не упоминается. Это единственный пример во всех книгах Шмот, Ваикра и Бемидбар – с рождения Моше и до того, как он получил предсказание о том, где и когда умрёт.

И есть тому причина. Когда Моше молил Всевышнего о том, чтобы тот простил евреев за грех золотого тельца, он сказал: «Прости их, а если нет – сотри меня из книги Твоей». Даже если слова праведника были чем-то обусловлены и условие не осуществилось, они всё же имеют силу, таково свойство праведника. И поэтому имя Моше не встречается в одной из недельных глав Торы.

Но почему именно в этой? И ещё вопрос: почему описание одежд священника предваряется заповедью о зажигании храмового светильника? Третий вопрос: светильник должны зажигать Аѓарон и его сыновья, зачем же повеление о нём обращено к Моше? И четвёртый вопрос: Моше получил повеление о «постоянном светильнике», а далее сказано, что его будут зажигать только «с вечера до утра». Несоответствие…

Различие между Моше и Аѓароном проявилось после их кончины. Моше оплакивали «сыны Израиля», а Аѓарона – «весь дом Израиля», то есть и женщины, и дети. Мидраш объясняет, что Аѓарон был великим миротворцем. Он мирил мужа с женой, родственников, партнёров. Например, он делал так. Приходил к одному из ссорящихся и говорил…
[11:38, 15.2.2019] Шия Дайч: «У меня есть информация, которая будет для тебя неожиданной. Это информация о человеке, которого ты послал ко мне», — так написал мне несколько дней назад друг в Москве. Естественно, я встревожился.

Два дня назад я позвонил ему и просил уделить несколько минут из его драгоценного времени для встречи с деловым человеком, которого я к нему посылаю. Этот человек обратился ко мне некоторое время назад и рассказал о себе так: «Я владелец большой и солидной компании по производству электронных чипов. Эти чипы мы вставляем в одежду известных фирм, и таким образом можно легко разоблачить подделку бренда. Наша компания высоко оценивается, и я хотел бы, чтобы вы свели меня с каким-либо инвестором, и таким образом мы сможем расширить наше предприятие и спасти мир от жуликов, подделывающих одежду известных брендов».

Это важное дело, подумал я, но какое отношение я имею к инвесторам – и ещё менее к чипам? Так я ему и сказал, но он упорно просил, обещал мне долю и солидные пожертвования. В конце концов я пообещал свести его с одним своим другом, который много знает об инвесторах.

*

На прошлой неделе мы читали в Торе подробное описание Мишкана, переносного святилища, которое было заповедано евреям возвести в пустыне. А на этой неделе глава описывает одежду первосвященника и обычных священников, сделанную «для почёта и великолепия». Только в таких одеждах священники могли служить в Мишкане.

Но первым делом недельная глава даёт другое повеление: «А ты повели сынам Израиля, чтобы они взяли для тебя чистое выбитое оливковое масло для освещения, дабы зажигать постоянный светильник». Этот стих обращён к Моше. В следующем стихе говорится уже об Аѓароне: «Его будут зажигать Аѓарон и его сыновья с вечера до утра». Обратите внимание: в стихе, обращённом к Моше, имя Моше не упоминается. Да и во всей главе Тецаве его имя не упоминается. Это единственный пример во всех книгах Шмот, Ваикра и Бемидбар – с рождения Моше и до того, как он получил предсказание о том, где и когда умрёт.

И есть тому причина. Когда Моше молил Всевышнего о том, чтобы тот простил евреев за грех золотого тельца, он сказал: «Прости их, а если нет – сотри меня из книги Твоей». Даже если слова праведника были чем-то обусловлены и условие не осуществилось, они всё же имеют силу, таково свойство праведника. И поэтому имя Моше не встречается в одной из недельных глав Торы.

Но почему именно в этой? И ещё вопрос: почему описание одежд священника предваряется заповедью о зажигании храмового светильника? Третий вопрос: светильник должны зажигать Аѓарон и его сыновья, зачем же повеление о нём обращено к Моше? И четвёртый вопрос: Моше получил повеление о «постоянном светильнике», а далее сказано, что его будут зажигать только «с вечера до утра». Несоответствие…

Различие между Моше и Аѓароном проявилось после их кончины. Моше оплакивали «сыны Израиля», а Аѓарона – «весь дом Израиля», то есть и женщины, и дети. Мидраш объясняет, что Аѓарон был великим миротворцем. Он мирил мужа с женой, родственников, партнёров. Например, он делал так. Приходил к одному из ссорящихся и говорил: «Видел я того-то – как он раскаивается! Как он огорчён тем, что вы поссорились! Но ему стыдно подойти к тебе первому…» А потом шёл ко второму и говорил ему то же самое. Это была неправда. Но неправда такого рода ради достижения мира допустима, да-да. Поэтому великого миротворца Аѓарона оплакивали все евреи.

А почему Моше не мог делать так же? Потому что душа Моше включает души всех евреев. Он принципиально не мог говорить неправду о другом человеке. Вот и не мог Моше быть миротворцем.

После описания сооружения Мишкана и его принадлежностей, до описания изготовления одежд священников, в которых следует служить в Мишкане, даётся повеление, всматриваясь в которое, мы думаем об истине и лжи. О том, что нужно для нашей жизни, для нашего личного «мишкана».

Сделаем следующий шаг. У каждого из нас есть имя, но людей с таким же именем в мире много. Имя – это не главное в нас. Какова же наша сугубо индивидуальная «метка»? Она раскрывается, когда к нам обращаются: «ты». Если разговаривают с нами, то под «ты» может иметься в виду только один человек на свете – это мы, собеседник, никто другой. А когда Всевышний обращается к Моше «ты», что Он говорит ему? «Ты повели… пусть сделают масло…». Моше передаёт повеления, получает их Свыше и передаёт. Вот он весь.

Вспомним, как делают масло из маслин? Их давят и размельчают, ведь маслина сама по себе не создаёт ощущения, что она содержит масло. Только посредством измельчения маслина раскрывает содержащееся в ней, и это содержимое даёт огонь, свет. Какое же повеление передаёт Моше здесь? Извлечь скрытое и сделать из него средство для постоянного огня.

Но… зажигает огонь не он. Его зажигает Аѓарон. Тот Аѓарон, которого оплакивал весь народ Израиля за то, что он лгал! Однако лгал ради того, чтобы осуществилось сказанное: «Удостоятся муж и жена – Б-жественное присутствие будет между ними», то самое Б-жественное присутствие, пребывавшее в Мишкане.

Истина, олицетворяемая Моше, должна быть для нас «постоянным светильником». Но в реальной жизни, в которой может возникнуть необходимость водворить мир и прекратить ссору, мы можем быть Аѓаронами, у которых этот светильник – для достижения мира и только ради него – горит «с вечера до утра», то есть не постоянно.

*

Ну так вот. Мой друг, к которому я послал просителя, сказал мне, что простой поиск в интернете и разговоры с несколькими людьми открыли, что тот, кто возжелал спасти мир от обманщиков – сам обманщик, и после нескольких «киданий» в разных концах света он решил осуществить очередное «кидалово» в Москве. Вот тебе и благородная миссия, вот тебе и «ложь во спасение…»

Гут шабес
Шия

«Голос Милосердия» — голос молодой. Иногда — очень молодой

Наш  проект  удивителен не  только  своей   идеей и  конечной  целью. Он   ценен той  связью,  которая  возникает между  поколениями.  Теперь   с  нами  работают   студенты Еврейского  университета, действующие  в  рамках программы UniHelp.

Умные,   красивые,   воспитанные ребята свой   выходной проводят  в   «Голосе Милосердия». Результаты работы  и  темы  разговоров  впечатляют —  как   установить антенну для   кабельного   ТВ,  где  можно  заправить   картридж,   можно  ли   посоветовать  внуку   учебу   в   Еврейском   университете,   а  еще   про спорт,   погоду   и   настроение.

Прислушиваясь   к  разговорам  ребят с нашими  подопечными,   мы  радовались,  но  не  удивлялись. Наверное,   так   и  должно  быть —  молодость   и   старость   обязательно   пересекаются   в  какой-то  точке.

 

 

Самым неожиданным образом

Утром в воскресенье – телефонный звонок: «Накануне шабата я спрятал там, где остановился, телефон и загранпаспорт, а в паспорте были деньги, ведь всё это мукце. А вчера вечером, после окончания шабата, телефон и паспорт были на месте, а денег в паспорте не было… Что мне делать?» Я ободрил собеседника, как мог, и мы договорились встретиться спустя несколько часов в центральной синагоге. Потерпевшим был молодой израильтянин, прилетевший в Москву для сложного лечения зубов – здесь это дешевле, чем в Израиле. Лечение идёт благополучно, но денег на его оплату уже нет…

Я знал, что юноша говорит правду, хотя я не пророк, не провидец и даже не психолог. «Правда сразу видна», сказано в Талмуде, и то, что человек действительно попал в беду, было очевидно. Я сказал ему: «Не беспокойся, всё будет хорошо, если деньги не найдутся, мы оплатим твои расходы». Юноша ушёл успокоенный, а я стал думать: что это я сказал и откуда возьму деньги на оплату его расходов?

*

В начале недельной главы «Трума» Всевышний велит Моше: «Скажи сынам Израиля, чтобы они взяли Мне возношение, от каждого, кого побудит его сердце, возьмите Моё возношение». Пришло время сооружать Мишкан, место для пребывания Б-жественного присутствия на земле. Для этого нужно было много средств и ресурсов, и теперь каждому еврею предоставлялась возможность принять участие посредством пожертвований любого типа.

В Торе нет ничего лишнего и случайного, из каждого оборота её языка можно извлечь новую информацию. И обращает на себя внимание то, что в начале стиха сказано «Мне возношение», а когда это повеление повторяется в конце стиха, говорится «Моё», а не «Мне». Кроме того, странно, что о возношении сказано «возьмут», ведь евреи его не брали, а давали.

Раши объясняет, что «возношение Мне» означает «возношение ради Меня». Пожертвование должно делаться «ради Б-га», а не ради почестей или славы. С другой стороны, в Талмуде, в трактате Псахим, говорят мудрецы: «Тот, кто говорит ‘Вот я даю монету на благотворительность ради того, чтобы мой ребёнок выздоровел’ – совершенный праведник». Посмотрите: человек открыто заявляет, что делает пожертвование ради своих целей, и в эту минуту он считается совершенным праведником!

Ребе объясняет этот стих, комментируя обе его половины по отдельности. Тогда противоречие снимается, и вот каким образом. Первая половина говорит о казначее благотворительной кассы. Он должен собирать пожертвования не для заработка, не для почёта, а только «ради Б-га», выполняя заповедь. Поэтому сказано «возьмут Мне пожертвование». А вторая половина стиха говорит также о дающем пожертвование. От него, как ни странно, не требуется никакого намерения при даянии! Главное – дать. Поэтому слова «Мне» во второй половине стиха нет: «от каждого, кого побудит его сердце, возьмите Моё возношение». В связи с этим понятно также, почему в нашем стихе пожертвование «берут», а не «дают»: ведь речь идёт в первую очередь о берущих, о казначеях благотворительных касс.

*

Итак, я пообещал ограбленному юноше, что возмещу ему расходы, и пошёл, думая, откуда же я возьму деньги для выполнения своего обещания. И встречаю я одного хорошего человека, добрую душу, который неделю назад на несколько дней попал в лечебницу. Тогда я старался каждый день звонить ему, предлагать помощь и рассказывать о молитвах за его выздоровление. «Как здорово, что мы встретились!» — говорит он мне, пожимая руку, и передаёт конверт. «Что это за конверт?» — спрашиваю я. «Ты разберёшься, что с ним делать», — отвечает он и идёт дальше по своим делам. Я открываю конверт и понимаю, что действительно знаю, что с ним делать. В конверте была сумма, достаточная для покрытия всех расходов нашего ограбленного юноши, включая лечение и проживание, вплоть до его возвращения домой.

Так я сам увидел, что если собирают деньги «для Б-га», исключительно ради заповеди, то к людям приходит благословение и успех самым неожиданным образом.

Да будем мы всегда среди дающих!

Гут шабес
Шия