ФОТО НЕДЕЛИ: КАШРУТ И ЗДОРОВЬЕ

Время: канун поста 17 тамуза
Место: еврейский центр «Марьина роща», Москва

«Запомни, что в синагоге есть два жениха, которые должны получить вызов к Торе. У обоих интересная жизненная история». Согласно галахе, жениху полагается вызов к Торе в один из дней «семи послесвадебных благословений». Одного из женихов я хорошо знал, другого знал меньше, но оба они получили вызовы. После молитвы я подошёл к тому, кого знал меньше, и хотел вкратце расспросить его о его жизни. Но история оказалась такой интересной, что вкратце не получилось.

«Я родился в Ижевске, 1200 км от Москвы. 29 лет назад мой дедушка, который жил в Москве, увидел объявление о наборе в еврейский детский лагерь. Он посовещался с моими родителями, записал меня, и четыре года подряд я ездил в лагерь «Ган Исраэль». Им руководили двое молодых вожатых-хабадников из США- р.Леви Хабер и р.Элияу Шустерман. Я до сих пор поддерживаю с ними связь. В этом лагере мне сделали обрезание, и с тех пор меня зовут Дан-Элияу Гольдин.

Я вырос, женился на хорошей девушке, гражданским браком, потому что просто не думал о том, как можно жить по-другому. Всё шло хорошо, пока однажды я не почувствовал сильную боль в затылке. Я пробовал одно лекарство за другим, но они не помогали. Проверки показали — раковая опухоль. Требовалась срочная операция. Я выяснил, что в мире есть всего лишь 15 врачей, которые могут её провести. К счастью, двое из них живут в России. Мой друг Барух Бенцион Гуревич и другие добрые люди помогли мне попасть к ним.

Компетентный врач сказал мне: «Весьма высока вероятность того, что если операция окажется успешной, она приведет к потере зрения. Поэтому вы можете выбирать: жить без операции и будь что будет, или попробовать пойти на операцию с риском потери зрения». Я подумал и решил пойти на риск.

Я хорошо помню подготовку к операции и обезболивающий укол… Вдруг я увидел, что нахожусь в белой светлой комнате, и около меня сидит благообразный еврей с седой бородой. Весь его вид излучал добро. Он сказал мне: «Не бойся, операция закончится успешно и всё будет хорошо. Но ты должен есть только кошерное!»

Когда я очнулся от наркоза, я открыл глаза. Открыл глаза! Возле меня сидела жена, и я сказал ей: «С сегодняшнего дня мы едим только кошерную еду». Жена приняла это моё решение с радостью. Через два с половиной месяца я вернулся к работе. А моя дочь сказала: «Папа, в больнице что-то изменилось. Ты гораздо больше времени помогаешь маме и больше обращаешь внимания на нас!»

Изменилось не только это. Моя жена долго училась, изучала еврейскую традицию, выдержала экзамены и проверки и наконец смогла сделать гиюр и стать еврейкой. Ну а если теперь она еврейка, то мы не только можем, но и обязаны заключить еврейский брак!”
На фотографии — Дан-Элияу Гольдин подписывает брачный договор со своей женой Ривкой. Свадьбу оформляет Главный раввин России Берл Лазар в зале ресторана еврейского центра «Марьина Роща». На следующий день после свадьбы начинаются так называемые «три недели», траурный период, во время которого не заключают свадьбы. Поэтому Дан-Элияу торопился.

О лагере Ган Исраэль, о его благотворном влиянии на души еврейских детей рассказывают много историй. Но это, без сомнения одна из замечательных среди них.

Хазак хазак ве-нитхазек, гут шабес
Шия