Про часы и человеческий фактор

Эмпирическим путем доказано – сколько волонтеров не пригласи, все равно мало будет. И все из-за него, из-за человеческого фактора. Вообще, безвозмездная деятельность на пользу общества – это сплошь инициатива, сознательность, дисциплина. То есть, исключительно свойства человеческой натуры.
Так длинно и витиевато мы подходим к деликатному вопросу – а через сколько часов работы человек становится волонтером. И существуют ли нормы выработки, если речь идет исключительно об инициативе. За простыми формулировками – огромный смысл и то самое положение, которое греки определили как “между Сциллой и Харибдой”. В нашем случае, между качеством и численностью.
Месяца два назад у нас появилась дама. Пришла она работать после телефонного разговора, личной встречи, пройдя все необходимые формальности. То есть, человек успел не только узнать о характере проекта, задать все вопросы, но и понаблюдать за работой других, принять спокойно решение, обдумать свой график.
— Ах, мне все нравится! У вас очень хорошо и интересно! – воскликнула дама и пообещала ходить к нам два раза в неделю.

Надо сказать, что у нас, действительно, неплохо. Прекрасные условия работы, фонд заботится о волонтерах – бесплатные обеды, чай, кофе, пакет с фруктами каждую неделю, подарки к праздникам. А еще есть билеты в театры, занятия живописью, изучение языков. И везде преференции волонтерам.
Дама оказалась способной – быстро втягивала подопечного в разговор, без труда подбирала темы, уходила от конфликтных вопросов. Все было замечательно. Кроме одного – вся ее деятельность длилась не более 50 минут. Ровно 50 минут, словно внутри у дамы был таймер . Еще 10 минут она тратила на беседы с коллегами, потом шла обедать и, подхватив обязательные гостинцы, покидала нас.
Надо сказать, что поначалу, уже в дверях, она, извиняясь, произносила:
— Следующий раз я чуть задержусь. Отработаю, так сказать.
Ответом ей была вежливая улыбка. Ну, а как иначе – мы же все понимаем. У людей могут быть обстоятельства.
Но и в следующий раз, и позже она работала ровно такое же время.

— Простите, – как-то обратились к ней, – надо немного задержаться – неожиданный аврал.
— Ах, – ответила дама, – даже не знаю…
И она исчезла по-английски, никому, не сказав ни слова, прихватив кулек с фруктами.
Да потом мы с ней побеседовали, удивляясь странному для взрослого человека, поведению.
— Понимаете, у нас принято работать несколько часов. И приходить на помощь, если возникают проблемы. А еще мы задерживаемся иногда. И выполняем не ту работу, о которой договаривались.
– Ах, – опять сказала дама, – скажите спасибо, что я вообще приехала. Это же дело добровольное. Вы не можете ничего требовать
Да, мы не можем требовать, но и не обязаны соглашаться. Наверное, поэтому, сейчас дамы с нами нет.

Теперь займемся арифметикой. В нашем списке почти сорок человек. (Никаких “мертвых душ”, указаны телефоны и позвони этим людям ночью, они предъявят вам свое мнение по любому вопросу). Из сорока чуть более двадцати – люди редкой или средней активности. Одни появляются раза три в месяц, другие – по праздникам. При некоторой отдаленности, за этими людьми не надо бегать, чаще всего они сами выходят на связь.
Оставшиеся почти двадцать человек – это костяк, основа, платформа. Эти люди приходят два – три раза в неделю, имеют отличные навыки и способны трансформировать задачи. На этих людей можно положиться, они уже являют собой рабочий коллектив и вполне справляются с объёмами работы.

При этом надо сказать, что обе группы это подвижные структуры, склонные к взаимообмену. Личные обстоятельства, дети, внуки, сессия, нездоровье и приусадебное хозяйство диктуют поведение в условиях добровольности.
Если от арифметики перейти к “текущему моменту”, то, как мы уже сказали, одной или двух “единиц” всегда не достает….
Если так обстоят дела, если иногда, вопреки расчетам, не хватает рабочих рук, то, может, закрыть глаза на тех, кто достаточно формально относится к обязанностям волонтера? Может, мы зря расстались с той дамой и некоторыми другими, относящимися к волонтерству, как с костюмированной вечеринке. В конце концов, статистику они не портили , а даже наоборот.
Думается, не зря. Не зря мы периодически сокращаем список и принимаемся с удвоенной силой вербовать нужных людей. Пренебрежение, капризность, необязательность – заразны. Это – во-первых. А во-вторых, волонтерство это своего рода спорт. Где необходимы мобилизация сил, упорство и умение жертвовать вещами приятными. И как спорте, где звание «мастера» присуждают после накопления достижений, так и здесь – волонтером ты можешь называться тогда, когда за плечами есть методичная и систематическая работа. Вот и получается, что часы и дни – это своего рода рекорды, которые ставят волонтеры.