Третье тамуза — день Ребе

Празднование Хануки у Бранденбургских ворот в Берлине

Несколько лет назад с большим и тяжёлым дорожным баулом я пытался подняться по ступеням центра Хабада в Берлине. Неподалёку стояли два молодых человека. Поглядев на их причёски и одежду, я обратился к ним – не по-немецки, а на идиш, похожем на немецкий – не могут ли они помочь мне поднять баул. «С удовольствием», — ответили они мне на иврите. Я поблагодарил их и, раз уж это оказались евреи, предложил им наложить тфилин. Они решительно отказались: «Мы пришли сюда встретиться с приятелем, а не тфилин накладывать», — ответили они.

Это не первый раз, когда люди отказываются от моего предложения наложить тфилин, но на этот раз я был в замешательстве: ведь они только что помогли мне поднять тяжёлый баул. Я попытался завязать с ними разговор. «Где вы живёте в Израиле?» «Ну, это маленький посёлок, вы его точно не знаете». «А всё-таки?» Молодые люди назвали посёлок на юге страны, действительно маленький. «Как это не знаю? Ещё как я знаю ваш посёлок! И директора вашей школы знаю». «А откуда же вы сами?» «Я один из шалиахов Любавичского ребе, работаю в Москве». «Ну если вы знаете директора нашей школы, значит, вы – Шия?» Они обрадовались и тут же согласились наложить тфилин, причём фотографировали друг друга за этим процессом. «Мы пошлём фотографии директору школы, он будет рад получить от вас привет!»

За год до этой встречи мне позвонил руководитель Бейт-Хабада на юге Израиля и рассказал о еврейском юноше (не соблюдающем заповеди), которого арестовали в Москве. Отец этого юноши – шалиах в одном из посёлков Израиля и директор тамошней школы. Этот отец вместе с женой пришёл к руководителю Бейт-Хабада и слёзно просил сделать что-нибудь для их сына.

История была следующей. Их сын поехал с другом в путешествие по Индии. На обратном пути они купили билет через Москву. Молодой человек нёс чемодан своего товарища, и во время проверки в аэропорту в том чемодане нашли наркотики! Молодого человека тут же задержали. Как он ни пытался объяснить, что чемодан – не его, ничто не помогло. Он содержался в тюрьме в понятных нам всем условиях, без связи.

Это далеко не первый подобный случай, о котором сообщают нам, в еврейский благотворительный центр «Шаарей цедек». Но в этом случае нам пришлось тяжело. Несколько месяцев мы бегали по адвокатам и заседаниям суда. Волонтёры из общины послали в тюрьму одежду, кашерную еду и книги на иврите. Мы были на связи с родителями юноши, задействовали многочисленные способы помощи. В особенности помог прошлый консул Израиля в Москве, наш друг Яаков Рош. О нашей деятельности было известно родственникам юноши в Израиле и всему его посёлку. После долгих стараний суд согласился отпустить юношу под домашний арест. А в каком доме он будет отбывать домашний арест? У меня не было вопросов: в нашем.

В отделе полиции в аэропорту нас с женой спросили: «Почему вы согласны, чтобы он отбывал домашний арест у вас?» «Потому что мы – посланцы Любавичского ребе в Москве, и наша цель – помогать всем и всяким евреям, как материально, так и духовно». Наш ответ был прост и естественен для нас, но полицейские выслушали его с удивлением.

*

Рав Йегуда Тайхтель

Наша встреча в Берлине произошла, когда мы с моим другом р.Элимелехом Вайсбергом были приглашены на свадьбу молодых людей, привлечённых в общину шалиахом и раввином Берлина р.Йегудой Тайхтелем. Свадьба прошла в красивой новой синагоге, возведённой усилиями р.Тайхтеля. И я вспоминаю о ней каждый год перед Третьим тамуза. Я вижу огромную деятельность Ребе и радуюсь, что в нашем поколении сошла в мир эта «общая душа», как говорит хасидизм. Она осветила и оживила еврейский мир после Холокоста, она вдохновляла хасидов в их жизни в Советском союзе. Ребе ощущал ответственность за всех евреев, внимание и любовь к каждому.

Это его деятельность была косвенной причиной того, что два еврейских юноши наложили тфилин перед свадьбой приблизившейся к еврейству пары в Берлине. Ребе разослал по всему свету своих посланцев с наказом действовать ради всех евреев, кем бы они ни были, с максимальной любовью.

Завтра, в субботу недельной главы Корах, мы будем читать в Торе о любви Всевышнего к Моше, первому главе евреев, верному пастырю. Это будет 24-я годовщина кончины Ребе, другого верного пастыря евреев, главы поколения. Нашего поколения – последнего поколения изгнания и первого поколения Избавления!

В этот день можно укрепить связь с Ребе. А как? Выполняя его просьбу: укрепляя изучение Торы и хасидизма, увеличивая добрые дела и любовь к евреям. И посредством этого мы получим благословения, и посредством этого приблизится Избавление и приход праведного Машиаха, к которому стремился Ребе в каждый момент своей жизни.

Гут Шабес,
Шия

Что такое разведка

Мой телефонный собеседник попросил меня о встрече. «Скоро я переезжаю в Москву в связи с работой, и я хочу узнать больше о еврейской жизни в столице России». Мы условились о встрече, и она состоялась в небольшом кафе в Тель-Авиве (кашерном). Я рассказал всё, что мог, о еврейской жизни в Москве. Особенно хвалил я еврейское образование в городе, подчёркивая, насколько важно для него послать детей учиться в еврейские учебные заведения. Однако мой собеседник заявлял, что хочет для своих детей «открытого» образования и т.д. Тяжело было видеть, что еврей, родившийся в стране Израиля, не чувствует важности традиционного еврейского образования для своих детей.

Мой собеседник рассказывал мне кое-что о своей жизни и о службе в Армии обороны Израиля. Из рассказанного им моё особое внимание привлекла следующая история: «В течение долгого времени я занимал должность наблюдателя за нашими солдатами, которые уходили за линию врага, чтобы нейтрализовать мины и поймать террористов. Район снимался множеством видеокамер – сверху, сзади и даже с касок солдат, и я должен был напряжённо следить за всеми видеоэкранами сразу. Вся ответственность за выдвижение наших солдат лежала на мне. Я передавал командиру сводку информации со всех этих камер, и согласно этой информации командир солдат решал, куда продвигаться и какой дорогой возвращаться после выполнения боевой задачи. Я чувствовал, какая мощная сила вверена мне. Сопоставляя наблюдения и делая доклад, я решал судьбу десятков солдат».

*

В нашей недельной главе «Шлах» мы читаем о том, как Моше посылал разведчиков, чтобы исследовать страну Израиля и дороги, по которым можно будет идти на её завоевание. Моше перечисляет, на что они должны обратить внимание в своём разведывательном походе, и последняя из этих деталей – «есть ли там дерево». Двенадцать глав колен, идущие на разведку, должны проверить, есть ли в стране Израиля деревья.

Это поручение выглядит странным. В пустыне нет деревьев, но по всей стране Израиля растут деревья разных видов! Это известно всем. Значит, Моше имел в виду нечто другое… Действительно, Раши приводит мидраш, согласно которому Моше хотел выяснить, есть ли в стране достойный человек, который защитит её теперешних жителей своими заслугами, как дерево защищает своей тенью от зноя.

В книге Дварим Тора уподобляет человека дереву: «ибо человек – дерево полевое». Дерево даёт плоды, тень, производит кислород, осушает почву и приносит ещё много пользы. Я думаю, что можно объяснить поручение Моше так: выясните, есть ли в стране люди, которые приносят пользу другим, которые думают от других, которые совершают добрые дела. Если их нет – евреям будет легко завоевать страну. Ведь если таких людей в стране нет, страна не нуждается в своих теперешних жителях, ей нет от них пользы. Мы же идём завоёвывать страну, обещанную нам Всевышним.

Спустя сорок дней разведки главы колен вернулись и рассказали всё, что видели. Но при этом десять из двенадцати глав колен сделали то, что от них не требовалось – сделали выводы. Они сказали: «Не сможем мы подняться к тому народу, ибо он сильнее нас», они говорили, что страна Израиля «пожирает своих жителей»… Евреи стали плакать. И Всевышний сказал: «Вы плакали без причины – так Я дам вам причину плакать в этот день!» Это был девятый день месяца ав. Два разрушения Храма оплакиваем мы девятого ава, многочисленные несчастья обрушивались на нас именно в этот день.

Мощная сила была вверена разведчикам. Они собирали информацию повсюду, от их глаз и от их слов зависела судьба всей операции «Завоевание страны Израиля», судьба всех евреев. Однако не только разведчики и не только армейские наблюдатели своими словами и поступками могут решить судьбу целой операции. Каждый из нас влияет на мир. Мы обязаны делать позитивные выводы. Мы обязаны видеть добро в любой детали общей картины, жить с постоянной верой в заботу Всевышнего. А ещё мы должны растить деревья. Наши саженцы – это наши дети. Чтобы они выросли и давали плоды, тень, кислород, чтобы наши дети выросли добрыми и любящими людей, мы должны ухаживать за саженцами, мы должны давать детям настоящее еврейское воспитание и образование. Тогда они защитят своими заслугами и место своего жительства, и весь мир.

Я пишу вам сейчас из страны Израиля. Из страны, благословлённой семью видами плодов и прекрасными деревьями. Я приехал на свадьбу моего племянника – старшего сына моего брата Матитьяѓу. Это человек, который посвящает всего себя людям, ближним и дальним, в радости и добросердечии. И прежде всего – это прекрасный педагог, отвечающий за функционирование нескольких образовательных учреждений в Израиле. Благодаря ему в стране Израиля подрастают прекрасные саженцы, и каждый день нашей стране добавляются новые заслуги.

Я поздравляю новобрачных, моего брата и наших родителей, я желаю им крепкого здоровья и правильного использования тех сил, которыми нас наделил Всевышний.

Гут Шабес,
Шия

Праздник в синагоге Бешта

Это было в прошлом году, в холь ѓа-моэд Песах. По телефону позвонил взволнованный р.Ицхак Коган и сказал мне: «Тот свиток Торы, который вы пишете в мою честь – я хочу, чтобы он был посвящён вознесению души р.Мендла Дайча, который скончался вчера, в Шаббат».

Мы чувствовали душевную боль. Вчера вечером, на исходе Субботы, мы получили скорбную весть о кончине Менахема-Мендла Дайча, который за полгода до этого был сильно избит группой хулиганов-антисемитов в Житомире. Полгода он мучился от ран, и вот скончался, оставив большую семью.

Многие из его друзей и родственников скорбели о нем. Для меня скорбь была двойной. Он был моим родственником и другом. Много раз он гостил у нас – когда приезжал к своему старшему сыну, р.Шнеуру-Залману, шалиаху и раввину в Минске, или когда ездил в Меджибож с целью развития центра на могиле основателя хасидизма Баал-Шем-Това, или когда организовывал центр для гостей в Гадяче, на могиле Алтер Ребе. Центр для гостей в Гадяче был «любимым детищем» р.Мендла. Благодаря ему многочисленные молящиеся, приезжающие туда в течение всего года, смогли получить место для отдыха и питание. Он собирал пожертвования для развития центра в Гадяче по всему миру.

Примерно два года назад р.Ицхаку Когану исполнилось семьдесят лет. В честь этого молодого душой человека, дорогого всем нам, был устроен праздник в еврейском благотворительном центре «Шаарей цедек». Это была дань признательности за его постоянную помощь благотворительному центру. А с моей стороны – благодарность за то, что с его подачи мы приехали в шлихут в Москву. Между моими родителями и семьёй Коган завязались дружеские связи с самой их репатриации из Петербурга в Израиль более тридцати лет назад.

На празднике звучали взволнованные слова Главного раввина России р.Берла Лазара, и все благодарили Всевышнего за то, что Ребе послал в шлихут в Москву рава Когана. Теперь свет его любви к людям сияет на Большой Бронной для всех евреев России, и в особенности для евреев Москвы. Вершиной праздника было объявление о том, что организуется написание свитка Торы в честь р.Когана. Я нашёл в Москве опытного софера р.Элиэзера Бланка, умеющего писать «шрифтом Алтер Ребе», который предпочитает рав Коган. Почти два года софер тщательно выводил каждую букву, пока свиток не был закончен при помощи и поддержке многочисленных друзей, каждый из которых пожертвовал стоимость написания какой-либо главы. И вместе мы сумели довести проект до конца.

Сразу же после окончания праздника мы с женой обратились к раву Когану и попросили, чтобы свиток Торы, который будет писаться в его честь, был бы внесён в образовательный кампус «Ор Авнер» в Заречанах возле Житомира. Я объяснил, что в этом кампусе шалиахом является мой младший брат, и у них нет своего свитка Торы. Рав Коган с радостью согласился.

Итак, свиток, написанный в честь р.Когана, был им пожертвован в Заречаны во имя вознесения души р.Мендла Дайча. Этот образовательный кампус находится недалеко от того места, где р.Мендл был так жестоко избит.

Нужен писательский талант, чтобы описать то воодушевление, которое испытывали на этой неделе все наблюдавшие за написанием последних букв свитка Торы. Это происходило в древней синагоге Баал-Шем-Това в Меджибоже. Оттуда мы пошли пешей процессией на оѓель Баал-Шем-Това. Потом мы поехали в Житомир, в новую синагогу в центре города, построенную шалиахом раввином Житомира Шломо Вильгельмом, где р.Коган прикрепил мезузу. А затем – в Заречаны. Десятки детей из пансиона, учеников хедера и школы с факелами сопровождали свиток Торы, который несли под балдахином с песнями и танцами.

В трактате Шабат Талмуд говорит: «Благословен Всевышний, давший тройную Тору тройному народу посредством третьего в третий день третьего месяца». Тройная Тора – это Пятикнижие, Пророки и Писания. Тройной народ – коѓены, левиты и исраэль. Третий – это Моше, третий ребёнок Амрама, после Аѓарона и Мирьям. Третий день – после прихода евреев к горе Синай. Третий месяц – сиван, третий после нисана и ияра, при счёте от месяца Исхода.

Вот и на этой неделе в третьем месяце мы праздновали тройной праздник: прикрепление мезузы на новую синагогу в Житомире, открытие новой синагоги в кампусе Заречаны и внесение прекрасного свитка Торы.

В третий день от сотворения мира Всевышний дважды сказал «и это хорошо». Пусть от нашего тройного праздника прольётся двойное благо, в материальном – в здоровье, успехе, достатке – и в духовном, в усилении молитвы, изучения Торы, еврейского хасидского нахеса от наших детей и в полном Избавлении в скором времени!

Гут Шабес
Шия

Случайны ли случайности

Некоторые сказали бы «стечение обстоятельств». Но я – хасид, верю в то, что каждый шаг человека предуготован Свыше, и я называю это «Б-жественным провидением». Вчера в Жуковке я слушал святой  нигун Алтер ребе «Четыре части» и не мог не прослезиться. Я чувствовал, как Б-жественное провидение направляет мою жизнь. Не всё я могу рассказать вам и не все чувства я в состоянии передать, но основные детали я просто обязан поведать.

Около двадцати лет назад у нас родился сын, и мы задумались, кого почтить и попросить исполнить почётную обязанность сандака. Мой отец и отец моей жены уже удостоились этой чести, когда обрезали наших предыдущих сыновей. Мы думали о разных родственниках и остановились на дяде моего отца – брате моего деда. Это человек, посвящающий всего себя Торе и молитве. В материальном аспекте его положение не из лучших, но он выполняет сказанное нашими мудрецами: «Заботы внутри, а улыбка снаружи». Мои родители весьма почитали его, и мы научились от них уважать этого праведника.

По окончании обрезания, состоявшегося в небольшом зале в Иерусалиме, сандак подозвал меня и мою жену, поблагодарил за оказанную ему честь и спросил: «Чем мне благословить вас? Чего вы хотите?» И мы с женой, не сговариваясь, ответили: «Дочку!» «Будет у вас дочка!» — взволнованно произнёс брат моего деда. И действительно, по прошествии года родилась у нас дочь.

Полгода назад, в первый вечер праздника Суккот, когда мы сидели за трапезой в огромной сукке центральной синагоги в компании сотен евреев, когда тёплая атмосфера праздника согревала нас в холодный вечер, ко мне подошёл неизвестный мне молодой человек, протянул мне руку и сказал с улыбкой: «Здравствуйте! Я ваш троюродный брат».

И он рассказал мне следующее: «Я живу сейчас в Индии, но на праздник Суккот решил поехать в Израиль. Я купил билет на рейс с промежуточной остановкой в Москве. Но рейс из Индии вылетел с опозданием, я упустил рейс в Израиль и не мог попасть туда до наступления праздника Суккот. Мне всё же сумели найти место на самолёте, который вылетал в Израиль через  несколько минут. Я обратился к еврею, не соблюдавшему заповеди, который летел вместе со мной из Индии и тоже опоздал на рейс, и сказал ему: «Я отдаю тебе место, которое мне нашли, если ты пообещаешь отметить в Израиле праздник Суккот!» Он согласился, а я поехал в Москву, поискал центр Хабада – и вот я здесь».

У меня много родственников, но о троюродном брате в Индии я не слыхал. И выяснилось, что его дед – это брат моего деда, тот самый праведник, который был сандаком на обрезании моего сына.

А через некоторое время я слышу, как моя дочь говорит моей жене: «Мама, у меня есть на примете невеста для нашего троюродного брата…» По прошествии праздников я стал звонить в Индию, в Израиль, по Москве – и накануне Хануки состоялась помолвка. Наш новооткрытый родственник обручился с дочерью нашего друга, р.Давида Карпова, раввина синагоги и Бейт-Хабада в Отрадном, Москва.

Теперь вы понимаете, почему я так обрадовался, получив приглашение на свадьбу. Я посмотрел на дату – десятое сивана. А это йорцайт того самого брата моего деда, сандака, который благословил нас дочерью, и теперь эта самая дочь нашла невесту для его внука… И вот вчера состоялась свадьба.

Наша жизнь – это сплошное Б-жественное провидение. Если у  нас получается как следует видеть, мы видим череду событий, зависящих одно от другого и раскрывающих неусыпную заботу Всевышнего о нас и о мире.

Да умножатся радости в Израиле,

Гут Шабес,

Шия

Праздник Дарования Торы

В самом сердце Старого города Иерусалима есть древняя синагога, окружённая легендами и наполненная атмосферой святости. Каждый раз, когда я иду молиться к Западной стене через Старый город, я с радостью вспоминаю эту синагогу.

Я не удостоился жить в Старом городе, как мой покойный дед, и не знаю подробно все его синагоги. А мой дед и его отец родились, учились и молились Старом городе. Но в той синагоге, о которой идёт речь, я иногда учился. В детстве я был активным ребёнком и пережил много приключений, более или менее радостных, приключений телесных и ещё больше – духовных. Приятнее всего мне вспоминать о том, как я учился с моим отцом. Эти воспоминания всегда со мной.

Совместная учёба отца и сына примечательна многим, а такой мудрый человек, как мой отец, может сделать её незабываемым переживанием, полным радости. С тех пор всякий раз, когда я прохожу мимо тех мест, где мы с отцом учились, я вспоминаю об этом и думаю, что благодаря тем моментам я уделяю больше внимания воспитанию своих детей.

Алтер ребе пишет в «Ликутей Тора», что Тора уподоблена хлебу. Хлеб насыщает тело, а Тора насыщает душу. Известно, что мир можно разделить на четыре ступени: неживая природа, растения, животные и человек. Каким образом, спрашивает Алтер ребе, создание высшей ступени – человек – может получать силу от создания более низкой ступени, хлеба? И объясняет: человек не может есть зёрна пшеницы. Человек не может есть тесто. Только после тепловой обработки, после выпечки тесто становится хлебом и насыщает тело.

С этим связаны слова мидраша: Когда евреи должны были получить Тору на Синае, Всевышний сказал им: «Приведите гарантов того, что вы будете её соблюдать». «Наши праотцы – наши гаранты», сказали евреи. «Нет, — сказал Всевышний, — мне нужны лучшие гаранты». «Тогда наши пророки, сообщающие нам Твою волю – наши гаранты», сказали евреи. «Нет, — сказал Всевышний, — мне нужны лучшие гаранты». «Тогда нашими гарантами будут наши дети». «Вот гаранты, которые Меня устраивают!» — сказал Всевышний.

Между отцом и ребёнком есть разница в возрасте, в воспитании, в опыте, в знаниях, в способностях. Можно сказать, что отец превосходит ребёнка. Но когда отец учит ребёнка, связь между ними становится сущностной и вечной. Если учёба происходит с радостью и любовью, то пламя любви делает Тору истинным «хлебом» для сына.

Талмуд в трактате Брахот говорит: «Прощаться с человеком, уходя, нужно не с болтовнёй, не со смехом и с шутками, не с пустяками, а со словами ѓалахи». Когда мы провожаем грядущее поколение в его самостоятельный путь и хотим, чтобы они помнили то, что мы вложили в них в детстве – всё зависит от нас. Будут ли они помнить, как играли с отцом, как шутили с отцом – или как учили Тору с отцом?

Мы можем дать детям ещё и ещё слова Торы, каждая минута, которую мы уделим учёбе с ними, важна. Мы можем беседовать с ними о еврейской истории, рассказывать интересные и важные мидраши, повторять материал, который они изучали в классе. Мы можем сделать обстановку нашей учёбы разнообразной, мы можем выделять для этого самое разное время. Можно давать небольшие подарки в знак поощрения, приятные детям. Можно проводить учёбу в игровой форме, можно сопровождать её творческими заданиями – лишь бы она была захватывающей.

Наши дети имеют на это полное право. Они – наши гаранты, благодаря им мы получили Тору. Благодаря им мы живём так, как не живёт ни один народ – жизнью, полной счастья и ведущей к вечности.

Скоро начнётся праздник дарования Торы. Обратите внимание, он не называется «праздник принятия Торы». Тора дана нам тысячи лет назад, но принимаем её мы каждый день, так же как мы питаемся каждый день. Именно с таким чувством нужно подходить к Торе. Так сказано в книге Дварим: «Сегодня Г-сподь, Б-г твой, заповедует тебе исполнять эти законы и установления». Говорят мудрецы: «Пусть слова Торы каждый день будут для тебя как новые», и объясняет Раши: «Как будто они даны сегодня».

Гут шабес,
и как говорят хасиды: получения Торы в радости и с внутренним смыслом!
Шия

Память и памятники

Это было в неделю той же недельной главы, что и сейчас, 11 лет назад. Ко мне подошёл Владимир Парнес, один из подопечных благотворительного центра, и в его руке был старый чемоданчик. В нём были открытки, письма и старые документы. Владимир очень волновался, и я предложил ему присесть.

У гроба Елены Варшавской на Масличной горе Владимир Плисин и Главные раввины Израиля и России

«Я двоюродный брат Елены Варшавской», сказал он, предполагая, что этим всё сказано. За три месяца до того правительство Эстонии решило перенести «памятник неизвестному солдату» советских времён на окраину города. В процессе разборки памятника под ним обнаружились двенадцать могил. Одна из них принадлежала еврейской медсестре Елене Варшавской.

Елена родилась под Полтавой, училась музыке в Москве, но добровольно пошла на фронт медсестрой, прибавив себе два года возраста. На Курской дуге наткнулась на двоих немецких диверсантов, подслушала их разговор, благодаря знанию идиша поняла, что они собираются делать, и задержала их. В одном из боёв была ранена, но несмотря на это вынесла с поля боя девятерых раненых солдат. Была награждена медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны 1 степени. Погибла в сентябре 1944 г. в Эстонии во время бомбардировки. Она и ещё двенадцать погибших были похоронены в ящиках от боеприпасов на холме Тынисмяги в Таллинне.

Владимир достал из чемоданчика и показал мне фотографию Елены, которую она послала с фронта своей тёте (его матери) в Москву. На обороте написано «Нет времени писать, обстановка тяжёлая. Я побежала на передний край».

Против решения правительства Эстонии перенести мемориал были и демонстрации, и письма, и статьи. Но решение правительства осталось в силе. Тела погибших было решено передать их семьям – если найдутся родственники.

Я немедленно обратился к Главному раввину России р.Берлу Лазару, который употребил всё своё влияние, чтобы обеспечить достойное еврейское захоронение героической медсестре. Российские власти предлагали захоронить её останки на военном кладбище, украинские власти обратились с похожей просьбой, но р.Лазар решил, что правильное место для её могилы – земля Израиля. Владимир, двоюродный брат Елены, был очень рад этому решению. Проверка ДНК доказала, что Владимир – действительно двоюродный брат Елены. Московская община послала в правительство Эстонии официальный документ с результатами анализа и письмом Владимира, в котором он выразил желание похоронить свою двоюродную сестру в стране Израиля. Потребовалась дипломатическая переписка, много денег ушло на перевозку останков Елены из Таллинна в Москву, а из Москвы – в Израиль.

На Масличной горе в Иерусалиме были устроены почётные похороны. Тогдашний главный раввин Израиля р.Исраэль Меир Лау рассказывал о своём детстве, прошедшем в немецком концлагере, и со слезами вспоминал ту радость, которую испытал, впервые увидев в небе самолёты с красной звездой – вестники освобождения. Рав Лау завершил свою речь призывом ко всем присутствующим сделать всё от них зависящее для того, чтобы следующие поколения знали об ужасах войны и Холокоста, чтобы это никогда не забылось!

***

На этой неделе мы отметили День победы, 9 мая. Все ветераны, записанные в нашем еврейском благотворительном центре, получили от волонтёров центра, пришедших к ним домой, праздничный продуктовый набор. Это стало возможным благодаря спонсорам, друзьям благотворительного центра. К первому из ветеранов пришёл сам Главный раввин России р.Берл Лазар. Это был Яков Видерман, уроженец и житель квартала Марьина Роща, сражавшийся на фронте. После беседы с Яаковом Видерманом я протянул р.Лазару тфилин, которые принёс с собой, и рав предложил ветерану надеть их. «Первый раз в жизни я делаю то, что мой отец делал каждый день…» — растрогался ветеран. Потом р.Лазар прикрепил мезузу на вход в его квартиру.

Я стоял там и думал: сколько ещё работы, материальной и духовной, нам предстоит проделать с теми ветеранами, что ещё с нами, что ожидают тёплого внимания – посещения дома, разговора по телефону, поздравления с праздником и с днём рождения. И как важно подключить к этой работе детей, чтобы они ощутили, знали и передали своим детям, что испытали их деды. И если мы выполним сказанное в нашей недельной главе «Если по законам Моим поступать будете…», осуществится и сказанное далее в главе: «И дам Я мир стране, и будете в покое, и никто не потревожит вас».

Хазак хазак ве-нитхазек,
ходеш тов у-меворах
Гут Шабес
Шия

Лаг ба-омер на горе Мерон

Ты слышал историю о воскресении из мёртвых, которое было однажды в Лаг ба-омер на Мероне?» — спросила меня бабушка, когда я позвонил ей вчера прямо с израильской горы Мерон (а я звоню ей накануне каждой субботы).

«Конечно, слышал», — ответил я, и подумал: почему она спрашивает меня именно об этой истории, которая рассказывается из поколения в поколение и укрепляет веру в силу молитвы. И тогда бабушка рассказала мне другую историю, которая связывает с ней нашу семью.

«У моей бабушки Леи, — рассказывает она, — дети, к сожалению, умирали в младенчестве. Вот родился у неё очередной ребёнок, и вдруг он заболел. И её муж, дедушка р.Шмуэль Киршенбойм, известный хабадник из Иерусалима, молился за его выздоровление и пообещал, что если мальчик выздоровеет, он проведёт его «опшерниш» (первую стрижку в три года) на циюне святого рабби Шимона бар Йохай на горе Мерон в Лаг ба-омер. Мальчик, к счастью, выздоровел. Тем временем родилась ещё одна девочка – это моя покойная мама (т.е. моя прабабушка). И вот после Песаха начали готовиться к опшернишу на горе Мерон. Наняли осла, заготовили еду, и за две недели до Лаг ба-омера вышли в долгий путь из Иерусалима на гору Мерон в Галилее. Через спину осла перекинули седло с двумя корзинами: в одну посадили мальчика, в другую – мою маму, но поскольку она была легче, в её корзину для равновесия положили немного камней. И отправились в путь. Ночью они вынуждены были прятаться от разбойников-бедуинов, которые владели тогда дорогами.

После долгого пути семья прибыла на гору Мерон и присоединилась к другим евреям, которые уже были там. Радость Лаг ба-омера на Мероне – только тот, кто был там, знает чистоту и силу этой возвышенной радости, а описать её невозможно.

И вдруг послышался крик.

Другой трёхлетний мальчик, пришедший со своей матерью на «опшерниш», заболел и внезапно скончался. Праздничная атмосфера исчезла. Турецкая полиция, следившая за порядком, оцепила место из опасения, что мальчик был болен заразной болезнью и она может распространиться.

Молодая мать подняла своего ребёнка на руки, внесла его в помещение циюна и положила там, и сказала:

«Рабби Шимон! Я принесла сюда здорового ребёнка и хочу принести назад к мужу здорового ребёнка!»

Все вышли из помещения циюна и закрыли дверь. Все присутствующие евреи начали горячо молиться. И через некоторое время услышали, как ребёнок стучит в закрытую дверь и просит маму и попить!

Необыкновенная радость охватила всех, так что казалось, что сами стены и пол танцуют от радости и из благодарности Всевышнему за оживление ребёнка в заслугу великого рабби Шимона.

«Всё это видели родители моей мамы, — рассказывает бабушка, — и её брата. А я слышала эту историю от них».

И немного времени спустя после разговора с бабушкой я встретил мою двоюродную сестру, названную Леей в честь той матери моей прабабушки, которая видела чудо воскресения ребёнка. Моя двоюродная сестра живёт в США и приехала со своей дочерью-невестой специально на Лаг ба-омер, чтобы воздать хвалу за своё личное маленькое чудо: жениха, которого она нашла для своей дочери в заслугу молитв на циюне рабби Шимона год назад.

Я пишу вам эту историю, будучи на Мероне. Сюда я прибыл в канун праздника и собираюсь остаться и на субботу. Дед моей бабушки видел на Мероне оживление мёртвых. А я видел оживление живых! Я видел множество евреев со всех концов мира с детьми, некоторых из которых зовут Шимон в память о праведнике. Родители празднуют опшерниш своих детей и благодарят за жизнь, которая у них есть. Я принимал участие в детском параде жителей Кфар Мерон и гостей, как постановил Ребе, и подобные детские парады проводятся везде, где только есть евреи. Я видел стариков, которые проделали весь тяжёлый путь по жаре и пешком поднимались на гору (потому что многочисленные автобусы не могут проехать туда), чтобы помолиться на циюне рабби Шимона о своей жизни. Я видел чудесные танцы хасидов под звуки особых напевов горы Мерон, возвышающих душу. Я встречался с потрясающими людьми, заботящимися о здоровье посетителей Мерона, раздающих еду и питьё тысячам присутствующих.

И я молился о моей семье, о моих друзьях и о вас.

Пусть наши молитвы будут приняты, пусть заслуги рабби Шимона помогут нам обрести истинное добро в материальном и духовном, здоровье и благополучие!

Гут Шабос из Мерона,

Шия

Учиться никогда не поздно

Я держал в руках дорогой сосуд из чистого серебра, и моё сердце упало, когда я увидел грубую ошибку, сделанную гравировальной машиной. А ведь эта работа выполнялась после того, как я нажал на клавишу «подтверждение» на компьютере.

Я не мог найти себе места. Всего несколько недель назад меня приняли на эту интересную работу. Перед каждым запуском машины я десятки раз проверял тексты, размеры и другие параметры, и до сих пор, слава Б-гу, всё работало как надо. И вот – со мной случилось то, о чём говорил Иов: «И то, чего опасался я, пришло ко мне», — как я ни был осторожен, это не помогло, я допустил ошибку. Грубую ошибку, из-за которой дорогая и прекрасная вещь была совершенно испорчена.

Это была небольшая гравировальная мастерская в Иерусалиме. Мы делали гравировки, программируемые компьютером, на серебряных предметах и других дорогих подарках. Небольшой коллектив состоял из хороших людей, но я опасался реакции начальника мастерской и боялся потерять это новое для меня место работы.

Пока я стоял с бокалом в руках и думал, что я скажу и как объясню случившееся, вошел начальник. Он кинул взгляд на испорченную вещь, а затем сказал с широкой иерусалимской улыбкой: «Теперь ты принят на работу!»

В эти дни счёта омера мы скорбим о 24000 учеников рабби Акивы. Все они умерли от эпидемии в одно время – между праздниками Песах и Шавуот, потому что относились друг к другу без уважения. В память об их смерти мы соблюдаем в этот период траурные обычаи, включающие запрет стричься и бриться, а также устраивать свадьбы.

История жизни самого рабби Акивы очень интересна и поучительна для нас. Так говорится в трактате «Авот де-рабби Натан»: «40 лет было [рабби Акиве], и он ничему не учился. Однажды, находясь возле колодца, он спросил: «Кто продолбил этот камень?» Ответили ему: «Вода, которая капает на него постоянно, каждый день. Акива, разве ты не знаешь, что “вода камень точит”?» Тут же подумал Акива про себя: «Если даже мягкая вода может сокрушить твёрдый камень, то тем более – слова Торы, что твёрже железа, способны проникнуть в моё сердце из плоти и крови!» И немедленно приступил он к изучению Торы. Пошел он вместе со своим сыном в школу, где обучали маленьких детей. Сказал учителю: «Рабби! Научи меня Торе!» Держал рабби Акива один конец доски для письма, а его сын – другой конец. Написал учитель буквы алеф-бета, и он выучил. И так продолжал рабби Акива учиться, пока не изучил всю Тору. Тогда пошел он к рабби Элиэзеру и рабби Йеошуа и сказал им: «Господа мои! Расскройте мне смысл Мишны!» Когда сообщали ему закон, говорил он сам с собой: «Алеф этот — почему написан? Бет этот – почему написан? Почему именно так сказано?» И спрашивал он снова и снова, стараясь проникнуть в суть вещей… Сказал ему рабби Тарфон: «Акива! О тебе сказано в Писании (Иов 28): “Течение потоков он сдержал, и сокрытое вынес на свет”, — то, что сокрыто было от людей, вывел рабби Акива на свет!»

Акиве было 40 лет, у него ещё не было титула «рабби», и он удивлялся, как вода могла проделать дырку в камне. Это навело его на мысль, что его сердце и разум могут принять в себя Тору, и он решил начать учиться, не обращая внимания на трудности.

Если мы немного углубимся в эту историю, то сможем увидеть удивительную вещь. Вот стоит рабби Акива над дыркой в камне и думает: ни первая капля, ни сотая, ни даже тысячная не проделали отверстия в этом камне. Только миллионная капля смогла сделать это! Чтобы дойти до миллионной капли, нужно очень много лет и очень много терпения. Но рабби Акива понял ещё одну вещь: чтобы дойти до миллионной капли, нужно начать с первой, которая, казалось бы, не приносит никаких результатов. Но без нее не может упасть вторая, и так далее, пока не появится миллионная, которая наконец-то продолбит это отверстие в камне.

Из этого он сделал для себя вывод: в первое время, когда он начнет заниматься Торой, слова Торы не смогут войти в его сердце – «каменное сердце». Но без этого этапа, без постоянных стараний, не дающих результата, невозможно дойти до уровня, когда сердце и разум начнут поддаваться и примут в себя мудрость Торы. Этому он научился у дырки в камне, и поэтому смог войти в начальный класс вместе со своим сыном, и учить буквы, а затем задавать всё более мудрые вопросы, пока не стал одним из самым великих мудрецов.

«Теперь, когда ты сделал свою первую ошибку и столкнулся с первой трудностью, ты стал частью нашего коллектива», — продолжил начальник с улыбкой, и добавил: «Все задания, которые ты выполнял здесь до сих пор, ещё не были настоящей работой, это была как бы ‘игра’. Но теперь, когда ты узнал и почувствовал, что такое ошибка, ты стал полноценным работником, и отныне ты будешь работать намного лучше», — так закончил начальник свою речь, которая очень ободрила и поддержала меня.

Возможность добиться больших достижений в изучении Торы, почувствовать желание учить Тору и любовь к ней – закладывается в это мгновенье, когда человек принимает решение начать учить Тору, а затем продолжает участвовать в уроках по Торе, учась в хевруте или самостоятельно. Не важен возраст и не имеет значения уровень знаний. Важно просто остановить суетный бег по жизни и начать уделать больше времени Торе – Хумашу и алахе, Мишне и Талмуду, учению хасидизма и традициям – вот что такое по-настоящему счастливая жизнь, а понимание и достижения обязательно придут, с Б-жьей помощью, ведь это зависит только от нас самих!

В центральной синагоге «Марьина Роща» сейчас есть настоящее изобилие всевозможных уроков по Торе, каждый день недели, на разных языках и разных уровнях. У каждого человека есть возможность прийти и учиться, в рамках постоянных уроков или со случайным «хеврутой». Не упустите эту возможность, присоединяйтесь и Вы – чтобы поднять на новый уровень свою духовную жизнь!

Гут шабес, Шия

Поверх барьеров

От Большой Бронной до Тверской мы пошли пешком. По дороге я показывал моему гостю широкую улицу и говорил: «Посмотри, как умно сделано! Ещё много  лет назад, когда ездили лишь кареты и телеги, руководители Москвы предполагали, что в будущем по этой улице будет оживлённое движение, и заранее спланировали её широкой, с многими полосами движения в каждую сторону! Благодаря им мы, сегодняшние жители Москвы, можем относительно легко двигаться по этой улице».

Мой гость подумал и сказал: «Нет. Эту улицу построили для военных нужд». «Как это?» спросил я. «Видимо, войска выходили на войну от стен Кремля и шли парадным маршем, а по сторонам стояли жители, махали руками, кидали цветы, а оркестр играл победные песни – ещё задолго до реальной победы. Подумайте: ещё никто не знает, вернётся ли он с войны, но оркестр уже играет победные песни. И у солдат возникает мысль: «Мы уже победили! Теперь эту победу нужно лишь реализовать». И они идут побеждать».

 

Я не знаю, прав ли мой гость с исторической точки зрения или же прав я, об этом нужно спросить историков Москвы. Но для меня его слова стали жизненным уроком.

На этой  неделе во вторник, вместе с десятками других евреев из Москвы, Израиля и США, мы приехали в Любавичи, в честь 2 ияра – 185 годовщины со дня рождения ребе Моѓараша, четвёртого ребе Хабада, сына «Цемах Цедека». Моѓараш родился, скончался и похоронен в Любавичах.

После духовной подготовки и написания «пидьон нефеш» мы вошли в оѓель, где Моѓараш покоится возле своего отца, и молились там. Через некоторое время один из молящихся начал петь. Вначале медленно и тихо, но через несколько минут воодушевлённое пение захватило всех. Это был нигун «Лехатхила арибер», нигун ребе Моѓараша.

«Все думают, что если нельзя проползти под преградой, нужно перелезть через неё. А я думаю, что нужно с самого начала идти поверх барьеров. Лехатхила арибер», так говорил ребе Моѓараш. Наш ребе превратил эти слова в жизненный принцип. Согласно ему живут хасиды, согласно ему они идут к цели и к победе. Мы живём так, как будто мы уже победили, и теперь эту победу нужно лишь реализовать.

Вначале надлежит одержать духовную победу, преодолев испытания, которые ставит перед нами злое начало. Нам кажется, что в изучении Торы, в исполнении заповедей и в добрых делах есть трудности – нужно жить так, как будто их нет. И в житейских делах многое кажется нам трудным, многое побуждает отказаться или склонить голову. Нет. Мы должны идти с высоко поднятой головой, поверх барьеров. «Лехатхила арибер».

*

В нашей недельной главе «Мецора» говорится о людях, на коже которых внезапно возникла язва «цараат». Они обращаются к коѓену, чтобы он проверил эту язву и принял меры для очищения. Еврейские мудрецы приводили много причин возникновения загадочной язвы «цараат» и много обоснований того, почему нужно идти не к врачу, а к коѓену. «Кли якар» пишет так: Именно коѓены были знатоками Торы, а также «аншей хесед» — добрыми людьми. К таким людям нужно было идти всем, чтобы учиться у них Торе и правильному поведению. А кто не шёл к коѓенам учиться, был вынужден идти к ним после появления язвы, чтобы его наставили на истинный путь. Связь с праведником, регулярное изучение Торы, постоянные молитвы в синагоге – вот правильный путь, говорит «Кли якар».

В нашей синагоге «Марьина Роща» в течение всего дня проходят регулярные молитвы, утром, днём и вечером можно найти уроки Торы на удобном языке. Двери «Марьиной Рощи» открыты для всех, любой мужчина, любая женщина могут прийти для молитвы, изучения Торы и приобщения к еврейской жизни. Мы идём, чтобы победить, «поверх барьеров». А если мы с самого начала поставим себе цель и скажем, что уже победили – реализовать нашу победу будет легко.

Гут шабес,

Шия

Смотреть вперед

апрель 2016 078Передо мной возвышалось широкое многоэтажное здание. Я взобрался на этаж, где находился главный офис, и встретился с представителем администрации. Он повел меня по большим залам, где были представлены тысячи предметов одежды, разложенных по видам, размерам и т.д.

Даже такой профан как я, не разбирающийся в моде и уж тем более – в её последних веяниях, не мог не обратить внимания на то, что большая часть представленной там одежды отличается самым новым и современным дизайном. Очень современным.

«Эта одежда очень интересна, она впечатляет», — сказал я, и попытался вежливо намекнуть: «Стиль выглядит совсем новым, не правда ли?» И тогда я получил ответ – короткий, но его смысл заставил меня задуматься.

Директор ответил так: «Сейчас мы проектируем и выпускаем то, что будет в моде через год». И он продолжил: «Каждый сезон мы собираемся со специалистами и на основе собранной информации проверяем, какие стили развиваются в данный момент, в каких направлениях «дует ветер», какие тенденции нравятся людям, и т.д. Из всей этой многочисленной информации мы делаем выводы и работаем на их основе. Таким образом, нам удается опередить других дизайнеров и производителей одежды, и мы стараемся быть первыми и ведущими на российском рынке одежды».

Я попал в это место благодаря усилиям р. Александра Бороды, который старался найти жертвователей новой одежды для детей и взрослых – для многодетных и нуждающихся семей, и одиноких людей. С тех пор вот уже несколько лет мы получаем в дар большое количество красивой новой одежды на все сезоны, которую распределяем среди тысяч людей в нашем отделении «Яд ле-яд» в благотворительном центре «Шаарей Цедек».

*

Есть красивый пиют, который принято петь во многих общинах в завершение пасхального Седера, он начинается словами «Хасаль сидур песах ке-илхато» («Завершился пасхальный Седер, проведенный по всем законам…»). Однако Алтер Ребе, автор Тании, не произносил этот отрывок по окончании чтения Агады, и так объяснил это Ребе в одной из бесед, посвященных Песаху: «Ведь в Хабаде Песах никогда не заканчивается, он длится всегда. Правда и то, что все праздники дают отсвет, который освещает каждый будний день, но лишь Песах по-настоящему продолжается вечно». Смысл этого высказывания в том, что мы желаем, чтобы влияние этого праздника продолжалось весь год.

В первую очередь, это означает возможность для каждого из нас выйти из своего собственного «Египта». Египет (Мицраим) – это не только реальная страна на глобусе, но и духовное понятие — мецарим, «теснины». По разным причинам мы попадаем в них, и они мешают нам быть свободными, расти духовно, делать телом и душой то, для чего они предназначены: молиться подобающим образом, соблюдать заповеди с радостью, постоянно помогать ближним и вообще идти правильным путем. Есть ещё множество сил и духовной энергии, которые можно черпать из этого чудесного и радостного праздника, прошедшего совсем недавно.

На одном из фарбренгенов зимой того же года Ребе рассказал то, что слышал от своего тестя, предыдущего Ребе — что однажды, на следующий день после Йом Кипура, он спросил у своего отца, пятого Ребе (Рашаба): «Отец, а что теперь?» И тот ответил (на идише): «Ицтер дорф мэн эршт тшувэ тон» («Именно теперь-то и нужно делать тшуву»). Простой смысл этих слов в том, что не надо ждать месяца Элул или Йом Кипура, чтобы сделать тшуву. В течение всего года нужно вести себя достойно, и тогда мы подойдём к Йом Кипуру более подготовленными.

Это верно не только по отношению в Йом Кипуру, но и подготовку в Песаху тоже нужно начинать не за несколько дней или недель до его наступления. Это чувство, что «Песах никогда не кончается», о котором говорил Ребе, знакомо мне много лет, с самого детства.

Слово «Песах» в нашей семье не нужно было произносить слишком часто, но мы ощущали его весь год – в частности, благодаря условию, которое поставила нам мама: в течение всего года можно есть только в отведенных для этого местах (в будни – на кухне, по субботам и праздникам – в гостиной). В остальные комнаты запрещалось вносить любую еду – печенье, вафли и т.д. Прекрасный обычай, который и моя дорогая жена уже много лет блюдёт в нашем доме. Когда дети маленькие, следить за этим, конечно, непросто, но со временем они привыкают к этому правилу, которое соблюдают и сами родители, и нужно лишь изредка напоминать об этом.

В книге «А-йом-йом» Ребе пишет: «Бааль Шем Тов соблюдал порядок, (его продолжатель) Магид из Межерича тщательно следил за порядком, и Алтер Ребе (ученик Магида, Бааль а-Тания) учил хасидов обращать большое внимание на порядок». Царь Шломо сказал в своей Книге Притч (Мишлей): «У мудреца – глаза его в голове его».

Когда мы знаем, что Песах не сваливается на нас неожиданно, что у него есть определенная дата, отмеченная в каждом еврейском календаре, мы смотрим вперед и заранее думаем о том, как сложно будет искать хамец по всем углам, куда дети могли засунуть его в течение года, случайно или нарочно; и, напротив – как легко и удобно будет готовиться к празднику, если мы всегда будем соблюдать порядок. Каждому делу и каждой вещи – своё предназначенное место; еда – только в кухне или за столом в гостиной, а не за чтением книги или за компьютером.

И в заключение – из моего собственного опыта: соблюдение порядка и чистоты стоят затраченных на это сил и времени. Это также имеет воспитательное значение для наших детей и приносит нам спокойствие и умиротворение.

С пожеланием здорового и радостного лета, чистого и упорядоченного, спокойного и красивого.
Гут шабес, ходеш тов у-меворах

Шия.