Несочетаемое

В нашу квартиру вошёл гость в шарфе с эмблемой своей любимой сборной. Я приветствовал его словами «Шалом алейхем», а он протянул мне бутылку виски, которую купил в дьюти-фри по дороге из Канады в Москву – как знак признательности за будущее гостеприимство. Через полчаса пришёл ещё один гость, юноша из Берлина, тоже приехавший на мундиаль. И принёс бутылку водки. Первый из гостей оказался у меня после того, как один из шалиахов Ребе в Канаде просил меня принять некоего прихожанина его синагоги, полетевшего в Москву. Второй – через общих знакомых.

Вечер субботы, мы сидим вместе, поём субботние песни, едим субботние блюда, которые со старанием приготовила моя жена. А в нескольких километрах от нас десятки тысяч болельщиков на стадионе в Лужниках следят за перемещением мяча по полю туда-сюда. Наши гости, мужественно отказавшиеся от этого зрелища и променявшие его на традиционный еврейский Шабат, между словами Торы и хасидской историей налили «лехаим». Один из них протянул мне рюмку виски, которое привёз, и попросил, чтобы я благословил «его» команду. Второй наливает водку сидящим за столом и просит благословить «его» команду… Несочетаемое…

Несколько часов назад, перед минхой встречи субботы, мы говорили по обычаю Баал-Шем-Това 107 псалом. Там говорится: «Поплывшие в море  на кораблях… видели чудесные деяния Г-спода…» Почему царь Давид отметил, что именно плывущие в море видят чудесные деяния Всевышнего? Можно дать такое объяснение. Капитан судна, плывущего с запада на восток, молится о западном ветре. А моряки на судне, плывущем с востока на запад, молятся как раз о противоположном – о восточном ветре. И Всевышний слышит их молитвы, и посылает каждому нужный ему ветер в нужное ему время. Он может сочетать несочетаемое. Неудивительно поэтому, что моряки постоянно видят чудесные деяния Всевышнего!

В эту субботу мы читаем две недельные главы – Матот и Масэй, две последние главы книги Бемидбар. Суббота, в которую читают последнюю главу какой-либо книги Хумаша, называется «суббота хазак», потому что после окончания чтения все выкликают «хазак хазак ве-нитхазек», «будь сильным и будем сильными». В главе Матот рассказывается о заповеди освоения и заселения страны Израиля, которое произойдёт после входа евреев в Страну. А в следующей главе Масэй перечисляются сорок два перехода евреев по дороге в страну Кнаан из Египта. Как две эти противоположные идеи могут совмещаться в одном субботнем чтении?

О новомесячье сивана ѓалаха говорит: «С приходом ава уменьшают веселье», ведь начинаются девять траурных дней до девятого ава, дни печали о разрушении Храма. Но вместе с печалью о разрушении Храма нам заповедано радоваться грядущему Избавлению, которое может прийти в каждое мгновение. На этой неделе мы читали в «Тании» цитату из «Зоѓара»: «С одной стороны в моём сердце укоренён плач, но с другой стороны в моём сердце укоренена радость». Это сказал рабби Элазар, когда услышал от своего отца, рабби Шимона бар Йохай, тайны учения, связанные с разрушением Храма. Рабби Элазар печалился о разрушении Храма и вместе с тем радовался тому, что ему открылись глубины Торы. И два этих чувства совмещались в нём!

О недельной главе Масэй можно спросить ещё вот что. Её название означает «переходы». Но в ней рассказывается об одном большом странствии, продолжавшемся сорок лет, от Исхода до прихода евреев в страну Кнаан. Почему же глава называется «переходы», во множественном числе?

Каббала говорит, что сорок два перехода евреев соответствуют Имени Всевышнего из сорока двух букв, а с другой стороны – соответствуют личному «переходу» каждого еврея. Ребе добавляет, что народ Израиля вышел из Египта, Мицраим (от слова «мецер» — теснина), и во время каждого из переходов евреи скидывали с себя ещё одну «теснину», мешавшую их духовной жизни. Так они продвигались к завершению Исхода, к приходу в страну Кнаан. Таким образом, странствия евреев вне страны Израиля были неотъемлемой частью Избавления.

Вот и мы должны сочетать в себе печаль об изгнании с радостью от грядущего Избавления. Ведь Всевышний показывает нам на примере мореходов, о которых мы говорили, что возможно сочетать на первый взгляд несочетаемое – если две вещи служат единой цели. И мы увидим чудесные деяния Всевышнего при близком Избавлении.

Хазак хазак ве-нитхазек
ходеш тов у-меворах, Гут Шабес
Шия

Все зависит от нас

Это было вскоре после моей свадьбы. Мы переехали жить в Бейтар, религиозный город неподалёку от Иерусалима, в новый район. Он был совсем новым, мы были одними из первых его жильцов. И как можно догадаться, квартиры в этом районе были, а вот синагог и микв почти не было, а ведь это нужно каждому еврею повсюду. И тогда моя жена дала мне простой совет: «нет синагоги? – давай сделаем синагогу». Мы сняли ещё одну квартиру по соседству, выпросили простую мебель и открыли синагогу под названием «Ѓейхал Пинхас» — по имени деда моей жены, которая была его первой внучкой. Мы испытывали глубокое удовлетворение, видя, как люди приходят на молитву и на уроки Торы.

Вид на Бейтар

Но я был не в самом радужном состоянии духа. На мои неопытные плечи легла большая ответственность. Как раз тогда мне позвонил отец: «Ну, как дела, что нового?» Я знал, что это не дежурный вопрос и что отец искренне интересуется, как у меня дела. «Одна из моих проблем – это то, что я вынужден упрашивать людей по субботам выйти перед всеми, чтобы вести молитву, и пока я их упрашиваю, начало молитвы задерживается», рассказал я отцу. Конечно, были у нас и другие проблемы, но почему-то именно эта больше всего мешала мне. А может быть, это была последняя соломинка, которая по пословице ломает спину верблюда…

Отец выслушал меня, подождал несколько секунд и рассказал историю из своих воспоминаний о своём деде, отце его матери, «зейде реб Йосл». Это был еврей из старых иерусалимских хасидов, который пятьдесят два года был старостой синагоги Буяновских хасидов в Иерусалиме. Вначале он помогал своему отцу, старосте синагоги «Нисан Бек» возле Западной стены (в том ещё, старом еврейском квартале до разрушения его иорданцами). Когда его семья вынуждена была бежать из Старого города после арабского погрома, он стал старостой хасидской синагоги в центре Иерусалима, и был им до своей кончины тридцать лет назад.

И вот отец рассказал мне: «Каждую субботу зейде р.Йосл подходил к месту хазана и начинал утреннюю молитву ровно в положенное время. Однажды я спросил его: «Зейде, почему ты каждую субботу ведёшь молитву»? Он ответил коротко: «Чем других упрашивать, лучше самому сделать, главное, чтобы распорядок молитв сохранялся». И его неторопливый приятный голос был слышен в синагоге каждую субботу».

Утренняя молитва в синагоге

*
Летом в субботы после минхи принято изучать по одной главе из трактата Авот, полного мудрых изречений и жизненных уроков. На этой неделе мы начинаем третий цикл изучения Авот за это лето. И вот что говорится в мишне: «Если не я для себя – то кто для меня? И если не сейчас, то когда?» У этой мишны есть много интересных объяснений, но самое простое таково: если мы хотим, чтобы что-то произошло или изменилось, то именно мы должны этим заняться, а не ждать, пока этим займутся другие. И немедленно, не откладывая!

В нашей главе Пинхас рассказывается о награде, которую получил Пинхас за свой подвиг, за спасение еврейского народа от мора. Он действовал быстро, и Всевышний «отвратил Свой гнев от сынов Израиля». Всевышний дал ему особую награду: «Вот я даю ему Мой завет мира, ему и его потомкам после него – завет вечного священства».
В отличие от него, Моше, который тоже несколько раз «отвратил гнев Всевышнего» от евреев, не удостоился того, чтобы его сыновья унаследовали его величие. Когда в нашей недельной главе Моше просит «Да назначит Г-сподь… человека над общиной», Раши комментирует это: «Моше просил, чтобы его сыновья унаследовали его пост». Но его просьба не была удовлетворена, и Всевышний назначил преемником Моше его ученика Йеѓошуа.

Ребе объясняет это различие следующим образом. Моше отвращал гнев Всевышнего молитвами, прося, чтобы Он перестал гневаться на евреев и отменил суровый приговор. А Пинхас отменил приговор Всевышнего своим собственным действием. Он действовал так, как будто всё зависит только от него.
*
Когда я услышал от отца историю о поведении нашего «зейде р.Йосла», я получил важный урок. Если что-то нужно сделать, это нужно сделать нам. Не ждать, пока сделают другие, и не просить других. «Если не я – кто же? Если не сейчас – когда же?»

С пожеланием плодотворных деяний,
Гут Шабес,
Шия

Заполнить пустоту бездуховности

Две тысячи лет назад в итальянской области Кампанья был процветающий римский город Помпеи. Но внезапное извержение вулкана Везувий в считанные часы погребло его под четырёхметровым слоем горячего пепла. Двести пятьдесят лет назад его случайно открыли, в наше время ведутся тщательные раскопки, которые показывают, насколько богатым и многочисленным был этот город, какое в нём было хозяйство и даже какие надписи оставляли жители на стенах.

Я неделю назад вернулся из Буэнос-Айреса, где проходила свадьба сына Главного раввина России р.Берла Лазара. В прошлую пятницу я прилетел в Рим и использовал эту возможность, чтобы принять участие в семинаре еврейской молодёжной организации «Яхад», проходившем в Италии. Программа недельной поездки участников семинара по Италии была необычайно интересной и насыщенной. По дороге в курортное местечко Лагонегро, где участники семинара проводили Шабат, я проехал через развалины Помпей, ходил по раскопанным улицам и площадям. Я ходил по бывшим домам и залам, сохранившимся в таком виде, как будто хозяева только что вышли – так законсервировал их пепел, погребший их практически мгновенно.

Участники поездки на улицах Помпеи

Но больше всего меня поразили слепки людей, взрослых и детей. Несчастные жители Помпеи задохнулись в вулканических газах, и их в несколько минут накрыл пепел – и они остались в нём на века в той позе, в которой их застигла смерть. Спустя две тысячи лет тело уже истлело, но полость в пепле осталась. Её заполняют гипсом, потом аккуратно распиливают окаменевший пепел и получают точный слепок человека в его последние минуты две тысячи лет назад.

Мидраш говорит, что наказанием за разрушение Храма было сотрясение земли. Комментаторы объясняют, что имеется в виду извержение Везувия, которое произошло через несколько лет после разрушения Храма римлянами. Когда я думаю о пустых местах в окаменевшем пепле, оставшихся от римлян, мне приходит в голову их цивилизация, поставившая всё на войну и воевавшая с Торой и нашей верой. Пустота – вот что от неё осталось.

Дата нынешней субботы – семнадцатое тамуза. В честь субботы пост переносится на следующий день, на воскресенье. По словам Мишны, семнадцатого тамуза произошли следующие несчастья: 1. из-за греха золотого тельца были разбиты первые скрижали завета; 2. во время осады Иерусалима были прекращены постоянные жертвы, так как не стало никаких животных; 3. враги проломили внешнюю стену Иерусалима; 4. злодей Апостомос сжёг свиток Торы; 5. в Храме был установлен идол.

В этот день начинаются три траурные недели, продолжающиеся до Девятого ава. Мы скорбим о разрушении Первого и Второго храмов. Но именно в это время усиливается наше ожидание избавления и строительства Третьего храма. От Римской империи, владевшей всем Средиземноморьем, чьи солдаты строили стены в Британии и водопроводы в Ливии, остались лишь развалины, которые приходится раскапывать, чтобы изучить её жизнь. Евреи были захвачены, были унижены, их убивали и продавали в рабство, но мы воспряли снова, и наш дух одерживает победу. Лучше всего мы можем понять причину этого, если вдумаемся в слова Бильама в нашей недельной главе.

Триумфальная арка Тита с изображением предметов из Иерусалимского Храма

Моавитский царь Балак видит евреев, вышедших из Египта и идущих в обетованную землю по слову Всевышнего. Он понимает, что обычная война против них не поможет, и нанимает известного пророка и колдуна Бильама, чтобы тот проклял еврейский народ. Тогда и наступит «окончательное решение еврейского вопроса».

Три раза, на трёх разных местах, пытался Бильам проклясть евреев, но каждый раз из его уст выходили слова благословения им. В один из таких случаев Бильам сказал: «С начала скал я вижу его, с холмов гляжу на него». Раши объясняет, что Бильам имел в виду следующее: «Я смотрю на их начало и вижу, что они стоят на основаниях, крепких как скалы: на праотцах и праматерях». Это три наших праотца – Авраѓам, Ицхак и Яаков, и три наших праматери – Сара, Ривка, Рахель и Лея. Они заложили в нас добрые качества, по которым видно, что мы за народ. Благодаря им мы полны духовной жизни, а не представляем собой «пустоты в пепле». Поэтому Всевышний охраняет нас, поэтому мы пережили все катастрофы нашей истории. Поэтому изгнание скоро кончится и наступит полное Избавление с приходом праведного Машиаха!

С пожеланием Избавления

Гут Шабес
Шия

Еврейское возмездие

Я был ещё ребёнком, когда мама привела меня в большой зал. Я немного боялся: ведь в нём проходил открытый уголовный процесс над нацистским убийцей Иваном Демьянюком, служившем охранником в нескольких нацистских концлагерях. Много лет он скрывался, но тридцать лет назад международными усилиями его опознали, арестовали и судили.

Пока не начался судебный процесс, показания свидетелей и предъявления доказательств, пока сам Демьянюк сидел на месте обвиняемого за решёткой, мама рассказала мне: «Ещё тридцать лет назад я была в этом же зале на процессе Эйхмана – оберштурмбанфюрера СС, ответственного за «окончательное решение еврейского вопроса», то есть за уничтожение евреев Европы. Наши родственники в Венгрии тоже были уничтожены по его приказу и под его руководством. Он сидел в этом же зале в особом помещении за бронированным стеклом. Израильская разведка выследила его в Аргентине, выкрала и привезла в Израиль, где прошёл судебный процесс над ним с показаниями десятков свидетелей. Он был уличён и казнён. Важно, чтобы и ты присутствовал на судебном процессе и увидел, как осуществляется возмездие убийцам, уничтожившим шесть миллионов наших братьев».

*

Восемьдесят назад двое маленьких детей бежали из Австрии: их родители сообразили, к чему идёт дело. Страна была тогда насильно присоединена к Германии. Из окна своей квартиры в Вене младший мальчик дважды видел нацистские парады и даже самого фюрера.

После долгого пути их семья прибыла в Нью-Йорк и поселилась в квартале Вильямсбург, в котором тогда почти не было евреев. Детей послали учиться в соседний квартал Краун Хайтс, в небольшую школу Хабада, находившуюся возле дома 770, дома Ребе. На этой неделе во вторник в Буэнос-Айресе мне рассказывал тот бывший маленький мальчик:

«В нашей ешиве было очень мало детей, и в нашем квартале у меня почти не было сверстников. Я играл с американскими детьми наших соседей. Однажды после обеда мы играли в мяч на улице, и я вдруг увидел еврея с бородой. В то время встретить еврея с бородой в нашем квартале было почти невозможно. Еврей подошёл ко мне с улыбкой, положил руку на кипу на моей голове и, чуть повернув и при этом погладив меня по голове, поправил её.

Через несколько недель я проходил возле дома 770 и снова увидел того еврея, на этот раз вместе с р.Йосеф-Ицхаком, ребе Раяцем. Тот часто сидел у окна на верхнем этаже «770» и смотрел с улыбкой как мы, ученики ешивы, играем перед домом. Тогда я выяснил, что тот еврей – это зять ребе Раяца, тот, что через некоторое время стал его преемником, наш Ребе».

Так рассказывал мне бывший мальчик из Вены, рав Моше Лазар, шалиах Ребе в Милане и отец Главного раввина России р.Берла Лазара. Он прилетел в Аргентину на свадьбу своего внука Шалома с дочерью р.Ашера Фаркаша, машпиа в ешиве Хабада в Буэнос-Айресе.

В среду, на следующий день, я был одним из гостей на этой свадьбе. Радостные танцы продолжались до поздней ночи. Вместе с гостями, членами местной общины и родственниками невесты и жениха я видел, как взволнованный дедушка, рав Моше Лазар, проводит свадьбу. Хупа стояла во дворе, на улице было холодно – ведь в южном полушарии сейчас зима. Я подумал и об Эйхмане, которого нашли и схватили недалеко отсюда. Он бежал в Аргентину вместе с тысячами других нацистов. Большинство из них мирно прожило здесь остаток жизни и не получило должного возмездия. Но вот оно – настоящее еврейское возмездие! Мальчик, спасшийся от нацистов, стал главой большой еврейской семьи, в которую входит и р.Берл Лазар, посланный Ребе для возрождения еврейства России.

На следующую неделю выпадут 12 и 13 тамуза, дни освобождения ребе Раяца из ссылки в советской России. Его арестовали за распространение еврейства, за создание хедеров и микв. Вначале его приговорили к смертной казни, затем – к ссылке, потом под давлением международной общественности освободили из ссылки. В 1939 г. он чудом уехал из Варшавы, которую непрерывно бомбили, в 1940 г. он сумел вырваться из захваченной нацистами Европы и прибыть в США. И когда он прибыл туда, он не успокоился тем, что спасся. Он немедленно стал создавать еврейские образовательные учреждения и оживлять американское еврейство. Но он не забывал и своих хасидов, оставшихся за железным занавесом в Советском Союзе. Он молился об их освобождении и втайне заботился о посылке к ним еврейских предметов и раввинов.

Его сердце страдало от знания об ужасной судьбе еврейства Европы, поэтому вид радостных еврейских детей в кипах радовал его. Шаг за шагом он развивал маленький хасидский двор Хабад-Любавич – тот, что его зять превратил во всемирное движение невероятных размеров. Вот оно, настоящее еврейское возмездие! Ещё один еврейский ребёнок получает еврейское воспитание, ещё один миньян для молитвы открылся, ещё один постоянный урок Торы, ещё одна еврейская семья создана в радостной атмосфере свадьбы

На следующей неделе мы прочитаем в Торе: «Вот, народ живёт обособленно и меж народами не считается». Другие народы понимают под местью убийство, евреи же видят возмездие в строительстве, в созидании. Наш народ не считается с тем, что другие делают для возмездия. Мы вкладываем силы в еврейское воспитание наших детей и еврейской молодёжи. Таков был ребе Раяц. Несмотря на трагедию, которую испытал, он вкладывал свои силы в созидание, в возрождение американского еврейства, и посылал посланцев в другие страны. Так действовал и действует и р.Моше Лазар. Тот, кто погладил его по голове и поправил кипу в детстве, впоследствии пошлёт его в Милан, а его сына – в Россию. Великие результаты видны сейчас всем – в Аргентине, в России и в любом месте мира.

«И отстрой Иерусалим, город Твой» с приходом праведного Машиаха!

Гут Шабес
Шия

Третье тамуза — день Ребе

Празднование Хануки у Бранденбургских ворот в Берлине

Несколько лет назад с большим и тяжёлым дорожным баулом я пытался подняться по ступеням центра Хабада в Берлине. Неподалёку стояли два молодых человека. Поглядев на их причёски и одежду, я обратился к ним – не по-немецки, а на идиш, похожем на немецкий – не могут ли они помочь мне поднять баул. «С удовольствием», — ответили они мне на иврите. Я поблагодарил их и, раз уж это оказались евреи, предложил им наложить тфилин. Они решительно отказались: «Мы пришли сюда встретиться с приятелем, а не тфилин накладывать», — ответили они.

Это не первый раз, когда люди отказываются от моего предложения наложить тфилин, но на этот раз я был в замешательстве: ведь они только что помогли мне поднять тяжёлый баул. Я попытался завязать с ними разговор. «Где вы живёте в Израиле?» «Ну, это маленький посёлок, вы его точно не знаете». «А всё-таки?» Молодые люди назвали посёлок на юге страны, действительно маленький. «Как это не знаю? Ещё как я знаю ваш посёлок! И директора вашей школы знаю». «А откуда же вы сами?» «Я один из шалиахов Любавичского ребе, работаю в Москве». «Ну если вы знаете директора нашей школы, значит, вы – Шия?» Они обрадовались и тут же согласились наложить тфилин, причём фотографировали друг друга за этим процессом. «Мы пошлём фотографии директору школы, он будет рад получить от вас привет!»

За год до этой встречи мне позвонил руководитель Бейт-Хабада на юге Израиля и рассказал о еврейском юноше (не соблюдающем заповеди), которого арестовали в Москве. Отец этого юноши – шалиах в одном из посёлков Израиля и директор тамошней школы. Этот отец вместе с женой пришёл к руководителю Бейт-Хабада и слёзно просил сделать что-нибудь для их сына.

История была следующей. Их сын поехал с другом в путешествие по Индии. На обратном пути они купили билет через Москву. Молодой человек нёс чемодан своего товарища, и во время проверки в аэропорту в том чемодане нашли наркотики! Молодого человека тут же задержали. Как он ни пытался объяснить, что чемодан – не его, ничто не помогло. Он содержался в тюрьме в понятных нам всем условиях, без связи.

Это далеко не первый подобный случай, о котором сообщают нам, в еврейский благотворительный центр «Шаарей цедек». Но в этом случае нам пришлось тяжело. Несколько месяцев мы бегали по адвокатам и заседаниям суда. Волонтёры из общины послали в тюрьму одежду, кашерную еду и книги на иврите. Мы были на связи с родителями юноши, задействовали многочисленные способы помощи. В особенности помог прошлый консул Израиля в Москве, наш друг Яаков Рош. О нашей деятельности было известно родственникам юноши в Израиле и всему его посёлку. После долгих стараний суд согласился отпустить юношу под домашний арест. А в каком доме он будет отбывать домашний арест? У меня не было вопросов: в нашем.

В отделе полиции в аэропорту нас с женой спросили: «Почему вы согласны, чтобы он отбывал домашний арест у вас?» «Потому что мы – посланцы Любавичского ребе в Москве, и наша цель – помогать всем и всяким евреям, как материально, так и духовно». Наш ответ был прост и естественен для нас, но полицейские выслушали его с удивлением.

*

Рав Йегуда Тайхтель

Наша встреча в Берлине произошла, когда мы с моим другом р.Элимелехом Вайсбергом были приглашены на свадьбу молодых людей, привлечённых в общину шалиахом и раввином Берлина р.Йегудой Тайхтелем. Свадьба прошла в красивой новой синагоге, возведённой усилиями р.Тайхтеля. И я вспоминаю о ней каждый год перед Третьим тамуза. Я вижу огромную деятельность Ребе и радуюсь, что в нашем поколении сошла в мир эта «общая душа», как говорит хасидизм. Она осветила и оживила еврейский мир после Холокоста, она вдохновляла хасидов в их жизни в Советском союзе. Ребе ощущал ответственность за всех евреев, внимание и любовь к каждому.

Это его деятельность была косвенной причиной того, что два еврейских юноши наложили тфилин перед свадьбой приблизившейся к еврейству пары в Берлине. Ребе разослал по всему свету своих посланцев с наказом действовать ради всех евреев, кем бы они ни были, с максимальной любовью.

Завтра, в субботу недельной главы Корах, мы будем читать в Торе о любви Всевышнего к Моше, первому главе евреев, верному пастырю. Это будет 24-я годовщина кончины Ребе, другого верного пастыря евреев, главы поколения. Нашего поколения – последнего поколения изгнания и первого поколения Избавления!

В этот день можно укрепить связь с Ребе. А как? Выполняя его просьбу: укрепляя изучение Торы и хасидизма, увеличивая добрые дела и любовь к евреям. И посредством этого мы получим благословения, и посредством этого приблизится Избавление и приход праведного Машиаха, к которому стремился Ребе в каждый момент своей жизни.

Гут Шабес,
Шия

Что такое разведка

Мой телефонный собеседник попросил меня о встрече. «Скоро я переезжаю в Москву в связи с работой, и я хочу узнать больше о еврейской жизни в столице России». Мы условились о встрече, и она состоялась в небольшом кафе в Тель-Авиве (кашерном). Я рассказал всё, что мог, о еврейской жизни в Москве. Особенно хвалил я еврейское образование в городе, подчёркивая, насколько важно для него послать детей учиться в еврейские учебные заведения. Однако мой собеседник заявлял, что хочет для своих детей «открытого» образования и т.д. Тяжело было видеть, что еврей, родившийся в стране Израиля, не чувствует важности традиционного еврейского образования для своих детей.

Мой собеседник рассказывал мне кое-что о своей жизни и о службе в Армии обороны Израиля. Из рассказанного им моё особое внимание привлекла следующая история: «В течение долгого времени я занимал должность наблюдателя за нашими солдатами, которые уходили за линию врага, чтобы нейтрализовать мины и поймать террористов. Район снимался множеством видеокамер – сверху, сзади и даже с касок солдат, и я должен был напряжённо следить за всеми видеоэкранами сразу. Вся ответственность за выдвижение наших солдат лежала на мне. Я передавал командиру сводку информации со всех этих камер, и согласно этой информации командир солдат решал, куда продвигаться и какой дорогой возвращаться после выполнения боевой задачи. Я чувствовал, какая мощная сила вверена мне. Сопоставляя наблюдения и делая доклад, я решал судьбу десятков солдат».

*

В нашей недельной главе «Шлах» мы читаем о том, как Моше посылал разведчиков, чтобы исследовать страну Израиля и дороги, по которым можно будет идти на её завоевание. Моше перечисляет, на что они должны обратить внимание в своём разведывательном походе, и последняя из этих деталей – «есть ли там дерево». Двенадцать глав колен, идущие на разведку, должны проверить, есть ли в стране Израиля деревья.

Это поручение выглядит странным. В пустыне нет деревьев, но по всей стране Израиля растут деревья разных видов! Это известно всем. Значит, Моше имел в виду нечто другое… Действительно, Раши приводит мидраш, согласно которому Моше хотел выяснить, есть ли в стране достойный человек, который защитит её теперешних жителей своими заслугами, как дерево защищает своей тенью от зноя.

В книге Дварим Тора уподобляет человека дереву: «ибо человек – дерево полевое». Дерево даёт плоды, тень, производит кислород, осушает почву и приносит ещё много пользы. Я думаю, что можно объяснить поручение Моше так: выясните, есть ли в стране люди, которые приносят пользу другим, которые думают от других, которые совершают добрые дела. Если их нет – евреям будет легко завоевать страну. Ведь если таких людей в стране нет, страна не нуждается в своих теперешних жителях, ей нет от них пользы. Мы же идём завоёвывать страну, обещанную нам Всевышним.

Спустя сорок дней разведки главы колен вернулись и рассказали всё, что видели. Но при этом десять из двенадцати глав колен сделали то, что от них не требовалось – сделали выводы. Они сказали: «Не сможем мы подняться к тому народу, ибо он сильнее нас», они говорили, что страна Израиля «пожирает своих жителей»… Евреи стали плакать. И Всевышний сказал: «Вы плакали без причины – так Я дам вам причину плакать в этот день!» Это был девятый день месяца ав. Два разрушения Храма оплакиваем мы девятого ава, многочисленные несчастья обрушивались на нас именно в этот день.

Мощная сила была вверена разведчикам. Они собирали информацию повсюду, от их глаз и от их слов зависела судьба всей операции «Завоевание страны Израиля», судьба всех евреев. Однако не только разведчики и не только армейские наблюдатели своими словами и поступками могут решить судьбу целой операции. Каждый из нас влияет на мир. Мы обязаны делать позитивные выводы. Мы обязаны видеть добро в любой детали общей картины, жить с постоянной верой в заботу Всевышнего. А ещё мы должны растить деревья. Наши саженцы – это наши дети. Чтобы они выросли и давали плоды, тень, кислород, чтобы наши дети выросли добрыми и любящими людей, мы должны ухаживать за саженцами, мы должны давать детям настоящее еврейское воспитание и образование. Тогда они защитят своими заслугами и место своего жительства, и весь мир.

Я пишу вам сейчас из страны Израиля. Из страны, благословлённой семью видами плодов и прекрасными деревьями. Я приехал на свадьбу моего племянника – старшего сына моего брата Матитьяѓу. Это человек, который посвящает всего себя людям, ближним и дальним, в радости и добросердечии. И прежде всего – это прекрасный педагог, отвечающий за функционирование нескольких образовательных учреждений в Израиле. Благодаря ему в стране Израиля подрастают прекрасные саженцы, и каждый день нашей стране добавляются новые заслуги.

Я поздравляю новобрачных, моего брата и наших родителей, я желаю им крепкого здоровья и правильного использования тех сил, которыми нас наделил Всевышний.

Гут Шабес,
Шия

Праздник в синагоге Бешта

Это было в прошлом году, в холь ѓа-моэд Песах. По телефону позвонил взволнованный р.Ицхак Коган и сказал мне: «Тот свиток Торы, который вы пишете в мою честь – я хочу, чтобы он был посвящён вознесению души р.Мендла Дайча, который скончался вчера, в Шаббат».

Мы чувствовали душевную боль. Вчера вечером, на исходе Субботы, мы получили скорбную весть о кончине Менахема-Мендла Дайча, который за полгода до этого был сильно избит группой хулиганов-антисемитов в Житомире. Полгода он мучился от ран, и вот скончался, оставив большую семью.

Многие из его друзей и родственников скорбели о нем. Для меня скорбь была двойной. Он был моим родственником и другом. Много раз он гостил у нас – когда приезжал к своему старшему сыну, р.Шнеуру-Залману, шалиаху и раввину в Минске, или когда ездил в Меджибож с целью развития центра на могиле основателя хасидизма Баал-Шем-Това, или когда организовывал центр для гостей в Гадяче, на могиле Алтер Ребе. Центр для гостей в Гадяче был «любимым детищем» р.Мендла. Благодаря ему многочисленные молящиеся, приезжающие туда в течение всего года, смогли получить место для отдыха и питание. Он собирал пожертвования для развития центра в Гадяче по всему миру.

Примерно два года назад р.Ицхаку Когану исполнилось семьдесят лет. В честь этого молодого душой человека, дорогого всем нам, был устроен праздник в еврейском благотворительном центре «Шаарей цедек». Это была дань признательности за его постоянную помощь благотворительному центру. А с моей стороны – благодарность за то, что с его подачи мы приехали в шлихут в Москву. Между моими родителями и семьёй Коган завязались дружеские связи с самой их репатриации из Петербурга в Израиль более тридцати лет назад.

На празднике звучали взволнованные слова Главного раввина России р.Берла Лазара, и все благодарили Всевышнего за то, что Ребе послал в шлихут в Москву рава Когана. Теперь свет его любви к людям сияет на Большой Бронной для всех евреев России, и в особенности для евреев Москвы. Вершиной праздника было объявление о том, что организуется написание свитка Торы в честь р.Когана. Я нашёл в Москве опытного софера р.Элиэзера Бланка, умеющего писать «шрифтом Алтер Ребе», который предпочитает рав Коган. Почти два года софер тщательно выводил каждую букву, пока свиток не был закончен при помощи и поддержке многочисленных друзей, каждый из которых пожертвовал стоимость написания какой-либо главы. И вместе мы сумели довести проект до конца.

Сразу же после окончания праздника мы с женой обратились к раву Когану и попросили, чтобы свиток Торы, который будет писаться в его честь, был бы внесён в образовательный кампус «Ор Авнер» в Заречанах возле Житомира. Я объяснил, что в этом кампусе шалиахом является мой младший брат, и у них нет своего свитка Торы. Рав Коган с радостью согласился.

Итак, свиток, написанный в честь р.Когана, был им пожертвован в Заречаны во имя вознесения души р.Мендла Дайча. Этот образовательный кампус находится недалеко от того места, где р.Мендл был так жестоко избит.

Нужен писательский талант, чтобы описать то воодушевление, которое испытывали на этой неделе все наблюдавшие за написанием последних букв свитка Торы. Это происходило в древней синагоге Баал-Шем-Това в Меджибоже. Оттуда мы пошли пешей процессией на оѓель Баал-Шем-Това. Потом мы поехали в Житомир, в новую синагогу в центре города, построенную шалиахом раввином Житомира Шломо Вильгельмом, где р.Коган прикрепил мезузу. А затем – в Заречаны. Десятки детей из пансиона, учеников хедера и школы с факелами сопровождали свиток Торы, который несли под балдахином с песнями и танцами.

В трактате Шабат Талмуд говорит: «Благословен Всевышний, давший тройную Тору тройному народу посредством третьего в третий день третьего месяца». Тройная Тора – это Пятикнижие, Пророки и Писания. Тройной народ – коѓены, левиты и исраэль. Третий – это Моше, третий ребёнок Амрама, после Аѓарона и Мирьям. Третий день – после прихода евреев к горе Синай. Третий месяц – сиван, третий после нисана и ияра, при счёте от месяца Исхода.

Вот и на этой неделе в третьем месяце мы праздновали тройной праздник: прикрепление мезузы на новую синагогу в Житомире, открытие новой синагоги в кампусе Заречаны и внесение прекрасного свитка Торы.

В третий день от сотворения мира Всевышний дважды сказал «и это хорошо». Пусть от нашего тройного праздника прольётся двойное благо, в материальном – в здоровье, успехе, достатке – и в духовном, в усилении молитвы, изучения Торы, еврейского хасидского нахеса от наших детей и в полном Избавлении в скором времени!

Гут Шабес
Шия

Случайны ли случайности

Некоторые сказали бы «стечение обстоятельств». Но я – хасид, верю в то, что каждый шаг человека предуготован Свыше, и я называю это «Б-жественным провидением». Вчера в Жуковке я слушал святой  нигун Алтер ребе «Четыре части» и не мог не прослезиться. Я чувствовал, как Б-жественное провидение направляет мою жизнь. Не всё я могу рассказать вам и не все чувства я в состоянии передать, но основные детали я просто обязан поведать.

Около двадцати лет назад у нас родился сын, и мы задумались, кого почтить и попросить исполнить почётную обязанность сандака. Мой отец и отец моей жены уже удостоились этой чести, когда обрезали наших предыдущих сыновей. Мы думали о разных родственниках и остановились на дяде моего отца – брате моего деда. Это человек, посвящающий всего себя Торе и молитве. В материальном аспекте его положение не из лучших, но он выполняет сказанное нашими мудрецами: «Заботы внутри, а улыбка снаружи». Мои родители весьма почитали его, и мы научились от них уважать этого праведника.

По окончании обрезания, состоявшегося в небольшом зале в Иерусалиме, сандак подозвал меня и мою жену, поблагодарил за оказанную ему честь и спросил: «Чем мне благословить вас? Чего вы хотите?» И мы с женой, не сговариваясь, ответили: «Дочку!» «Будет у вас дочка!» — взволнованно произнёс брат моего деда. И действительно, по прошествии года родилась у нас дочь.

Полгода назад, в первый вечер праздника Суккот, когда мы сидели за трапезой в огромной сукке центральной синагоги в компании сотен евреев, когда тёплая атмосфера праздника согревала нас в холодный вечер, ко мне подошёл неизвестный мне молодой человек, протянул мне руку и сказал с улыбкой: «Здравствуйте! Я ваш троюродный брат».

И он рассказал мне следующее: «Я живу сейчас в Индии, но на праздник Суккот решил поехать в Израиль. Я купил билет на рейс с промежуточной остановкой в Москве. Но рейс из Индии вылетел с опозданием, я упустил рейс в Израиль и не мог попасть туда до наступления праздника Суккот. Мне всё же сумели найти место на самолёте, который вылетал в Израиль через  несколько минут. Я обратился к еврею, не соблюдавшему заповеди, который летел вместе со мной из Индии и тоже опоздал на рейс, и сказал ему: «Я отдаю тебе место, которое мне нашли, если ты пообещаешь отметить в Израиле праздник Суккот!» Он согласился, а я поехал в Москву, поискал центр Хабада – и вот я здесь».

У меня много родственников, но о троюродном брате в Индии я не слыхал. И выяснилось, что его дед – это брат моего деда, тот самый праведник, который был сандаком на обрезании моего сына.

А через некоторое время я слышу, как моя дочь говорит моей жене: «Мама, у меня есть на примете невеста для нашего троюродного брата…» По прошествии праздников я стал звонить в Индию, в Израиль, по Москве – и накануне Хануки состоялась помолвка. Наш новооткрытый родственник обручился с дочерью нашего друга, р.Давида Карпова, раввина синагоги и Бейт-Хабада в Отрадном, Москва.

Теперь вы понимаете, почему я так обрадовался, получив приглашение на свадьбу. Я посмотрел на дату – десятое сивана. А это йорцайт того самого брата моего деда, сандака, который благословил нас дочерью, и теперь эта самая дочь нашла невесту для его внука… И вот вчера состоялась свадьба.

Наша жизнь – это сплошное Б-жественное провидение. Если у  нас получается как следует видеть, мы видим череду событий, зависящих одно от другого и раскрывающих неусыпную заботу Всевышнего о нас и о мире.

Да умножатся радости в Израиле,

Гут Шабес,

Шия

Праздник Дарования Торы

В самом сердце Старого города Иерусалима есть древняя синагога, окружённая легендами и наполненная атмосферой святости. Каждый раз, когда я иду молиться к Западной стене через Старый город, я с радостью вспоминаю эту синагогу.

Я не удостоился жить в Старом городе, как мой покойный дед, и не знаю подробно все его синагоги. А мой дед и его отец родились, учились и молились Старом городе. Но в той синагоге, о которой идёт речь, я иногда учился. В детстве я был активным ребёнком и пережил много приключений, более или менее радостных, приключений телесных и ещё больше – духовных. Приятнее всего мне вспоминать о том, как я учился с моим отцом. Эти воспоминания всегда со мной.

Совместная учёба отца и сына примечательна многим, а такой мудрый человек, как мой отец, может сделать её незабываемым переживанием, полным радости. С тех пор всякий раз, когда я прохожу мимо тех мест, где мы с отцом учились, я вспоминаю об этом и думаю, что благодаря тем моментам я уделяю больше внимания воспитанию своих детей.

Алтер ребе пишет в «Ликутей Тора», что Тора уподоблена хлебу. Хлеб насыщает тело, а Тора насыщает душу. Известно, что мир можно разделить на четыре ступени: неживая природа, растения, животные и человек. Каким образом, спрашивает Алтер ребе, создание высшей ступени – человек – может получать силу от создания более низкой ступени, хлеба? И объясняет: человек не может есть зёрна пшеницы. Человек не может есть тесто. Только после тепловой обработки, после выпечки тесто становится хлебом и насыщает тело.

С этим связаны слова мидраша: Когда евреи должны были получить Тору на Синае, Всевышний сказал им: «Приведите гарантов того, что вы будете её соблюдать». «Наши праотцы – наши гаранты», сказали евреи. «Нет, — сказал Всевышний, — мне нужны лучшие гаранты». «Тогда наши пророки, сообщающие нам Твою волю – наши гаранты», сказали евреи. «Нет, — сказал Всевышний, — мне нужны лучшие гаранты». «Тогда нашими гарантами будут наши дети». «Вот гаранты, которые Меня устраивают!» — сказал Всевышний.

Между отцом и ребёнком есть разница в возрасте, в воспитании, в опыте, в знаниях, в способностях. Можно сказать, что отец превосходит ребёнка. Но когда отец учит ребёнка, связь между ними становится сущностной и вечной. Если учёба происходит с радостью и любовью, то пламя любви делает Тору истинным «хлебом» для сына.

Талмуд в трактате Брахот говорит: «Прощаться с человеком, уходя, нужно не с болтовнёй, не со смехом и с шутками, не с пустяками, а со словами ѓалахи». Когда мы провожаем грядущее поколение в его самостоятельный путь и хотим, чтобы они помнили то, что мы вложили в них в детстве – всё зависит от нас. Будут ли они помнить, как играли с отцом, как шутили с отцом – или как учили Тору с отцом?

Мы можем дать детям ещё и ещё слова Торы, каждая минута, которую мы уделим учёбе с ними, важна. Мы можем беседовать с ними о еврейской истории, рассказывать интересные и важные мидраши, повторять материал, который они изучали в классе. Мы можем сделать обстановку нашей учёбы разнообразной, мы можем выделять для этого самое разное время. Можно давать небольшие подарки в знак поощрения, приятные детям. Можно проводить учёбу в игровой форме, можно сопровождать её творческими заданиями – лишь бы она была захватывающей.

Наши дети имеют на это полное право. Они – наши гаранты, благодаря им мы получили Тору. Благодаря им мы живём так, как не живёт ни один народ – жизнью, полной счастья и ведущей к вечности.

Скоро начнётся праздник дарования Торы. Обратите внимание, он не называется «праздник принятия Торы». Тора дана нам тысячи лет назад, но принимаем её мы каждый день, так же как мы питаемся каждый день. Именно с таким чувством нужно подходить к Торе. Так сказано в книге Дварим: «Сегодня Г-сподь, Б-г твой, заповедует тебе исполнять эти законы и установления». Говорят мудрецы: «Пусть слова Торы каждый день будут для тебя как новые», и объясняет Раши: «Как будто они даны сегодня».

Гут шабес,
и как говорят хасиды: получения Торы в радости и с внутренним смыслом!
Шия

Память и памятники

Это было в неделю той же недельной главы, что и сейчас, 11 лет назад. Ко мне подошёл Владимир Парнес, один из подопечных благотворительного центра, и в его руке был старый чемоданчик. В нём были открытки, письма и старые документы. Владимир очень волновался, и я предложил ему присесть.

У гроба Елены Варшавской на Масличной горе Владимир Плисин и Главные раввины Израиля и России

«Я двоюродный брат Елены Варшавской», сказал он, предполагая, что этим всё сказано. За три месяца до того правительство Эстонии решило перенести «памятник неизвестному солдату» советских времён на окраину города. В процессе разборки памятника под ним обнаружились двенадцать могил. Одна из них принадлежала еврейской медсестре Елене Варшавской.

Елена родилась под Полтавой, училась музыке в Москве, но добровольно пошла на фронт медсестрой, прибавив себе два года возраста. На Курской дуге наткнулась на двоих немецких диверсантов, подслушала их разговор, благодаря знанию идиша поняла, что они собираются делать, и задержала их. В одном из боёв была ранена, но несмотря на это вынесла с поля боя девятерых раненых солдат. Была награждена медалью «За боевые заслуги» и орденом Отечественной войны 1 степени. Погибла в сентябре 1944 г. в Эстонии во время бомбардировки. Она и ещё двенадцать погибших были похоронены в ящиках от боеприпасов на холме Тынисмяги в Таллинне.

Владимир достал из чемоданчика и показал мне фотографию Елены, которую она послала с фронта своей тёте (его матери) в Москву. На обороте написано «Нет времени писать, обстановка тяжёлая. Я побежала на передний край».

Против решения правительства Эстонии перенести мемориал были и демонстрации, и письма, и статьи. Но решение правительства осталось в силе. Тела погибших было решено передать их семьям – если найдутся родственники.

Я немедленно обратился к Главному раввину России р.Берлу Лазару, который употребил всё своё влияние, чтобы обеспечить достойное еврейское захоронение героической медсестре. Российские власти предлагали захоронить её останки на военном кладбище, украинские власти обратились с похожей просьбой, но р.Лазар решил, что правильное место для её могилы – земля Израиля. Владимир, двоюродный брат Елены, был очень рад этому решению. Проверка ДНК доказала, что Владимир – действительно двоюродный брат Елены. Московская община послала в правительство Эстонии официальный документ с результатами анализа и письмом Владимира, в котором он выразил желание похоронить свою двоюродную сестру в стране Израиля. Потребовалась дипломатическая переписка, много денег ушло на перевозку останков Елены из Таллинна в Москву, а из Москвы – в Израиль.

На Масличной горе в Иерусалиме были устроены почётные похороны. Тогдашний главный раввин Израиля р.Исраэль Меир Лау рассказывал о своём детстве, прошедшем в немецком концлагере, и со слезами вспоминал ту радость, которую испытал, впервые увидев в небе самолёты с красной звездой – вестники освобождения. Рав Лау завершил свою речь призывом ко всем присутствующим сделать всё от них зависящее для того, чтобы следующие поколения знали об ужасах войны и Холокоста, чтобы это никогда не забылось!

***

На этой неделе мы отметили День победы, 9 мая. Все ветераны, записанные в нашем еврейском благотворительном центре, получили от волонтёров центра, пришедших к ним домой, праздничный продуктовый набор. Это стало возможным благодаря спонсорам, друзьям благотворительного центра. К первому из ветеранов пришёл сам Главный раввин России р.Берл Лазар. Это был Яков Видерман, уроженец и житель квартала Марьина Роща, сражавшийся на фронте. После беседы с Яаковом Видерманом я протянул р.Лазару тфилин, которые принёс с собой, и рав предложил ветерану надеть их. «Первый раз в жизни я делаю то, что мой отец делал каждый день…» — растрогался ветеран. Потом р.Лазар прикрепил мезузу на вход в его квартиру.

Я стоял там и думал: сколько ещё работы, материальной и духовной, нам предстоит проделать с теми ветеранами, что ещё с нами, что ожидают тёплого внимания – посещения дома, разговора по телефону, поздравления с праздником и с днём рождения. И как важно подключить к этой работе детей, чтобы они ощутили, знали и передали своим детям, что испытали их деды. И если мы выполним сказанное в нашей недельной главе «Если по законам Моим поступать будете…», осуществится и сказанное далее в главе: «И дам Я мир стране, и будете в покое, и никто не потревожит вас».

Хазак хазак ве-нитхазек,
ходеш тов у-меворах
Гут Шабес
Шия