Три года

Вчера я помог в уборке дома, накрыл субботний стол, изучил ежедневные отрывки из книг по Торе, прочитал Шма перед сном довольно рано для четверга и вспомнил, что три года назад, в такой же четверг недельной главы Бемидбар, я сел писать первое субботнее эссе, которое послал моим друзьям назавтра, в пятницу. Всё началось в этот самый день.

Друзья с одобрением восприняли моё эссе, и на следующей неделе я написал ещё одно… и так уже три года в четверг вечером я сажусь и пишу. Я рассказывал о том, что произошло на неделе, делился воспоминаниями, сообщал о происходящем и с большой радостью писал о своих идеях о недельной главе Торы или Пиркей Авот. А на следующий день, в пятницу, вы получали мои заметки. Иногда они были слишком длинными, иногда я писал не очень понятно, что делать; по крайней мере, мне было приятно писать их. Мне не жаль было вечеров (точнее, ночей, потому что порой в окна уже заглядывал рассвет, когда я заканчивал свой очерк), чтобы на следующий день друзья потратили десять-пятнадцать минут на чтение, могущее быть им полезным. Отзывы, которые я получал, свидетельствовали о том, что многим они помогают укрепиться в изучении Торы и соблюдении заповедей.

*
Сейчас канун новомесячья сивана, месяца получения Торы. Говорит Талмуд: «Благословен Давший тройное Писание (Тора, Пророки, Ктувим) тройственному народу (коѓены, левиты, исраэлиты) в третий месяц (сиван) в третий день (отделения) посредством третьего (Моше — третьего ребёнка в семье)!» И вот сегодня — три года эссе. Пора заканчивать, чтобы начать что-то новое.

Многие друзья советовали мне: «Жаль будет, если всё забудется! Собери свои эссе в книжку!» Так я и сделал. В эти дни я завершаю редактуру сборника эссе. Благодарю я Всевышнего за то, что даровал мне великое благо — нести Тору и добро, и прошу у Него успеха в других моих проектах ради блага, а для этого успеха — здоровья и радости в выполнении посланничества Ребе в Москве.

Спасибо вам за то, что вы дали мне возможность делиться моими мыслями и чувствами, воспоминаниями и идеями. Вы читали, комментировали, делали замечания и поддерживали!

Спасибо моей супруге, моим родителям, моим детям за поддержку, за помощь. Спасибо моему брату р.Матитьяѓу Дайчу, Ариэлю Шнебелю, Арье Ольману, Александру Шейнкеру за редактуру, корректуру, перевод и распространение — с вниманием и терпением. Заслуга Торы да пребудет с ними.

Гут шабес, ходеш тов у-меворах
Шия

Российская гора Мерон

Когда начинается новый год и мы держим в руках новый календарь, естественно пролистать его и посмотреть, на какие дни недели выпадут важные даты будущего года: праздники, дни рождения и йорцайты. Я же, кроме прочего, сразу проверяю, на какой день недели выпадет Лаг ба-омер. Для иерусалимского еврея, выросшего в хасидской семье, это очень важный праздник. Обязательно надо ехать на гору Мерон! И поэтому важно, выпадает ли 18 ияра — Лаг ба-омер — на середину недели или ближе к шабату, от этого зависит «логистика» поездки.

Но «человек предполагает, один Б-г располагает». Или, как говорил царь Давид в Теѓилим, «много мыслей в сердце человека, но осуществится замысел Г-спода».

Я заказал авиабилет в Израиль на Лаг ба-омер уже полгода назад и начал искать место для ночлега на Мероне. Но уже два месяца назад я понял, что в этом году — впервые с тех пор, как я себя помню — я не буду на могиле рабби Шимона бар Йохаи в Лаг ба-омер. Как и многие сотни других евреев, доселе не представлявших себе Лаг ба-омер без этого. Вход на могилу Рашби в этом году был разрешён только для нескольких десятков человек при сохранении «социальной дистанции». Здоровье — главное, это верно. Да и в Москве сейчас запрещены собрания, нет общественных зажиганий костров в честь рабби Шимона бар Йохаи, открывшего миру тайны Каббалы, нет и детских парадов, начатых по инициативе Ребе.

Как же мы будем отмечать Лаг ба-омер? — спрашивали мы себя. У детей была идея, но я долго отвергал её. Однако после обмена мнениями с моей супругой я объявил детям, что их идея принята: «Едем в Любавичи!» Дети запрыгали от радости. Едем, выходим из дома! Я послал сообщение р.Гавриэлю Гордону, ответственному за святые места в Любавичах, получил его приглашение, добился разрешения на выезд из Москвы. Мы собрались, взяли книги и компьютеры (для учёбы детей) и поехали на пять дней в Любавичи.

Прибыли мы в четверг под вечер. Разместились в новой еврейской гостинице над рекой Малая Березина, около «двора наших адморов». Здесь жили четыре поколения адморов Хабада, здесь возникла первая ешива «Томхей тмимим», по образцу которой существует сегодня множество хабадских ешив в мире. За то, что мы смогли жить в прекрасной еврейской гостинице, за благоустройство двора адморов — огромное спасибо р.Ицхаку Когану, Бен-Циону Гуровичу и Хаиму Нисану Баеру. Благодаря им евреи могут в любое время года приехать, молиться и учиться возле оѓелей великих людей — Цемах Цедека и его сына, Моѓараша.

В пятницу было 14 ияра, «песах шени». Мы устроили трапезу с мацой, которую привезли из Москвы. Крошек от мацы осталось много, и к ним потянулись овцы и козы, пасущиеся между домами. Они так заинтересовались мацой, что можно было подумать, что это какие-то особые, хасидские козы и овцы, выведенные в хасидской атмосфере Любавичей!

Кроме того, эта пятница была 8 мая. Канун Дня победы. Мы пошли с детьми на место массового убийства 483 евреев Любавичей в годы войны, зажгли поминальные свечи, сказали Теѓилим и поминальную молитву «Э-ль мале рахамим».

На шабат мы привезли с собой еду из Москвы, кроме того, купили овощей и фруктов на рыночке в середине деревни. Шабат прошёл в такой возвышенной, такой хасидской атмосфере. Мы учили хасидские маамары, молились в синагоге адморов, трапезы превратились в фарбренгены. На прогулку мы ходили на старое кладбище Любавичей, где покоятся скрытые праведники. Трапезе «мелаве малка» по окончании шабата закончилась у нас примерно в полночь.

Назавтра, в воскресенье, мы волновались: ведь наш сын сдавал очередной экзамен на смиху, на раввинский диплом. Впервые с того дня, как ешива «Томхей тмимим» эвакуировалась из Любавичей в Ростов-на-Дону в дни Первой мировой войны, ученик ешивы сдавал экзамен на смиху в самих Любавичах! И это наш сын. В нужное время он связался по ZOOM-у с равом Ярославским из Израиля, а мы пошли на оѓель и там в течение двух часов прочитали всю книгу Теѓилим за его успех. Когда мы вернулись, мы увидели его сияющее лицо: сдал! Мы пустились в пляс. А моя жена и дочери сразу начали готовить благодарственную трапезу.

Понедельник — канун Лаг ба-омера. С одной стороны, я грустил, представляя себе этот день на Мероне, а с другой стороны — как здорово видеть детей, готовящих костёр, тащащих палки и тряпки… Я вспомнил, как в моём детстве в Иерусалиме сразу после Песаха мы начинали искать и заготавливать деревянные дощечки для костра. Чтобы костёр наш соответствовал противопожарным требованиям, я купил на деревенском рынке жестяное корыто, поставил его на несколько железок в середине площадки Любавичской ешивы. Для костра мы смогли использовать остатки досок, заготовленных для реконструкции здания ешивы — ещё один проект шалиаха р.Гавриэля Гордона. Дрова мы обернули старыми тряпками и вылили в корыто десять литров оливкового масла.

Перед вечерней молитвой вдруг приехал рав Смоленска, р.Леви-Ицхак Мондшайн с детьми, и мои дети, конечно, обрадовались. Мы прочитали вечернюю молитву… к сожалению, миньяна не было, сказали «Сегодня тридцать и три дня омера» и вышли во двор. Дети включили музыку, праздничные песни, и мы зажгли костёр в честь рабби Шимона бар Йохаи. Я подумал: возможно, это первое зажигание костра в Лаг ба-омер в Любавичах! Ведь в былые времена в Европе зажигали не костры, а лишь свечи, обычай костров характерен для страны Израиля. Мы танцевали, и даже пошедший дождь нас не испугал. Я был счастлив: ведь я уже почти отчаялся отметить Лаг ба-омер так, как отмечал сколько себя помню! А как были счастливы дети: ведь они сами подготовили праздничный костёр, сами сделали себе праздник. После праздничной трапезы мы учили Зоѓар и пошли спать.

Назавтра мы встали рано, окунулись перед молитвой… как и каждый день, в ручей. Холодный, конечно, но так окунались наши предки! И мы вновь пошли в святой оѓель. Прочитав шахарит в синагоге, построенной около оѓеля, мы написали «пидьоны» и вошли молиться в оѓель. Ребе писал, что хорошо и подобает в этот день молиться на оѓеле адморов Хабада. Мы молились за благополучие нашей семьи, наших друзей, всей нашей общины.

А детский парад? Был парад, виртуальный. Мы быстро сели в машину, приехали в Смоленск, поели в синагоге — для нас приготовили трапезу — и вошли в ZOOM, где проходил праздник Лаг ба-омер для всех еврейских детей России. После этого поехали домой, в Москву. А по дороге мы «схватили» ещё одну заповедь! Мы проезжали через Раменское, где находится ешива «Торат хаим», а в ней работает семья Закѓейм, а их дочь именно в этот день выходила замуж в стране Израиля, в городе Бейтар-Илит. И родители не могли приехать на праздник!.. Зато они вышли к нам, за ворота ешивы, и мы радостно танцевали с ними, душой пребывая на свадьбе их дочери.

*

На этой неделе мы читаем сразу две недельные главы: Беѓар и Бехукотай, и завершаем тем самым третью книгу Торы, Ваикра. Обычно в такой шабат, когда в синагоге читают последние слова главы Бехукотай, вся община восклицает: «Хазак хазак ве-нитхазек!» — «Будь сильным, будем сильными!» Сейчас нет публичного чтения Торы. Но этот призыв всегда с нами. Будем сильными! Укрепимся в уповании на Всевышнего, пусть придёт излечение всем больным, и пусть заслуги рабби Шимона бар Йохаи приблизят Избавление!

Гут шабес

Шия

Я этого не забуду..

«Я этого не забуду. Евреи выглядели там как живые скелеты. А взгляды… Ужас и обречённость во взглядах, все смотрят куда-то мимо. Я шёл, пока не дошёл до женского барака. В углу под нарами я увидел — махзор. Махзор на Йом-кипур, специальное издание для женщин. Его принесла с собой одна из узниц. Этот махзор потом долго хранился у меня дома, а несколько лет назад я передал его раву Лазару. Сейчас-то я накладываю тфилин, но долгие годы этот махзор, хранившийся дома, связывал меня с еврейством».

Лет десять назад я слышал это от Баруха Фридлянда — всем он известен как Борис Ефимов, знаменитый советский художник-график и карикатурист, рисовавший с 1918 по 2007 годы (!). Рисунки и карикатуры Бориса Ефимова печатались всюду — от «Правды» до «Крокодила». Объектом его первой карикатуры был дореволюционный политик Михаил Родзянко, а последней — Борис Ельцин. В некоторые карикатуры Ефимова вносил исправления лично Сталин. А во время Великой Отечественной войны Ефимов создал «Окна ТАСС», где постоянно появлялись его рисунки. Его карикатуры постоянно приходили в войска и поднимали дух солдат, а ведь уверенность в победе не менее важна на фронте, чем артподготовка. Без преувеличения можно сказать, что вклад Бориса Ефимова в Победу можно измерить в полках и дивизиях. Борис Ефимов был одним из первых в нацистском списке «найти и повесить».

В июле 1944 г. Ефимов побывал в освобождённом Красной Армией лагере Майданек. Там он и нашёл тот махзор, о котором рассказывал мне и который хранил всю жизнь.

*
Завтра — не только суббота недельной главы «Эмор», но и Девятое мая. Нам не нужно объяснять, что это за день. В этом году — 75-летие Победы. Победы в войне, изменившей весь мир и оказавшей неизгладимое, ощущаемое до сих пор влияние на страны бывшего СССР: около двадцати шести миллионов (так) убитых и умерших, миллионы искалеченных, полстраны в развалинах. Нацизм был побеждён нечеловеческим напряжением сил всех стран-союзников.

В этом году не будет парадов, не будет публичных церемоний: коронавирус вынуждает людей сидеть по домам. Но во всех домах прозвучат от всего сердца слова «Спасибо деду за победу». Мы в еврейском центре социального обеспечения «Шаарей цедек» всегда торжественно поздравляем наших ветеранов. В прошлые годы я приводил на это поздравление своих детей, чтобы они увидели тех, кому (говоря по правде) все евреи мира обязаны жизнью. Старики-ветераны уходят от нас, поэтому нужно спешить и брать у них уроки мужества.

Будем мы поздравлять их и в этом году — онлайн. Мы подготовили большую программу, в которой ветераны смогут участвовать, не выходя из квартир. Но до этого, в течение всей этой недели, мы с коллегами заехали ко всем нашим ветеранам домой (с соблюдением всех требований и ограничений минздрава) и привезли им подарки и поздравление Главного раввина России р.Берла Лазара.

*
Девятое мая — эта дата известна всем, и евреи, народ, спасённый от нацизма, просто обязаны отмечать годовщину Победы. Проблема лишь в том, что Девятое мая — это дата по григорианскому календарю, а все еврейские памятные дни должны отмечаться по еврейскому календарю.
Шесть лет назад Герман Захаряев, так много и бескорыстно заботящийся о других евреях, внёс предложение отмечать «наш день победы» в тот день еврейского календаря, на который выпало 9 мая 1945 года. Это предложение было поддержано Главным раввином России р.Б.Лазаром, и теперь в нашем календаре есть еврейский праздник 26 ияра, «День освобождения и спасения». Через две недели отметим и этот день. Благодарить Всевышнего за спасение можно и дважды, и трижды — много не будет.

Помним. Не забудем!

Гут шабес
Шия

Не бывает случайностей

Это было два года назад. Я остановил машину возле гостиницы «Рэдиссон», и мы вышли прогуляться по набережным Москвы-реки, возле прогулочных кораблей, стоящих у пристани, напротив исторических зданий на том берегу. Ветер был несильным, но было довольно холодно — весна в Москве.

Наша спутница вдруг остановилась и обратилась к моей жене и ко мне: «Я скажу вам, что я сейчас подумала, но сначала должна рассказать, что было у нас дома примерно два месяца назад». Мы остановились и стали слушать, ведь в этих обстоятельствах всё, что мы могли для неё сделать — это выслушать.

«Месяца два назад дети спросили меня: «Мама, а где мы будем праздновать в этом году День независимости?»

Я удивился: с каких пор хасидская семья празднует День независимости Израиля? Но она продолжала:

«Я не знала, что им ответить, и будем ли мы вообще в этот день праздновать. Мой муж, мир его праху, тяжело работал весь год наблюдателем за кашрутом в нескольких пищевых производствах. Он должен был быть на работе и в холь ѓа-моэд, и когда все семьи ездят на экскурсии и на природу, мы этого сделать не могли. И на исходе суббот и праздников он должен был работать. Это важная работа, нет другого выхода. Но один день в году — в День независимости Израиля — все производства закрыты, наблюдатель за кашрутом не должен там появляться, и мой муж заранее планировал поездку в парк, на природу, к водопадам, на экскурсии. Этого дня дети ждали весь год…»

Два с половиной года назад, зимой, р.Лазар приехал в Израиль, чтобы участвовать в большом фарбренгене, организованном р.Йосефом Филмером в Бней-Браке в честь йорцайта Алтер ребе. Там он услышал о трагедии семьи с семью детьми, где муж погиб в автокатастрофе, и выделил в своём плотном расписании время для того, чтобы поехать к вдове и сиротам и утешить их. Кроме слов утешения, р.Лазар захотел сделать для семьи что-то конкретное, и сообщил вдове, что он с удовольствием пригласит детей в гости в Москву в подходящее время, чтобы немного развеять их горе. Перед Песахом того года рав Лазар поручил мне связаться с семьёй и установить удобное для них время для поездки.

«Вот только сейчас я вспомнила, какое сегодня число, какой сегодня день, и что это ответ на вопрос детей — „где мы будем праздновать День независимости“. Спасибо р.Лазару, дети проводят этот день так, как не могли себе и представить…»

*

В большинство годов недельные главы «Ахарей» и «Кдошим» соединяются, так произошло и в этом году. Недельная глава «Кдошим» содержит самое большое количество заповедей из всех глав Торы, и поэтому говорят мудрецы, что она была передана народу в общем собрании всех евреев. Одна из её заповедей — «Не стой на крови ближнего своего». Это предписание спасать ближнему жизнь и вообще оказывать помощь. Раши объясняет смысл слов Торы, цитируя Талмуд: «Что значит ‘не стой на крови ближнего твоего’? Видеть, как гибнет человек, и спокойно стоять, а ты можешь его спасти. Например, если человек тонет в реке, или на него нападают дикие звери или разбойники». Рамбам добавляет, что если нужно, человек обязан также позвать других, чтобы вместе спасти ближнего. По словам Рамбама, запрет уклонения от спасения — это один из строгих запретов Торы, ведь «кто погубил одного человека, всё равно что погубил целый мир, а кто спас одного человека, всё равно что спас целый мир».

После слов «Не стой на крови ближнего твоего» Тора добавляет как бы «подпись Всевышнего»: «Я Г-сподь». Раши объясняет это добавление так: «Я Г-сподь, непременно воздающий людям за их дела, за добрые и за злые». Ведь вряд ли земной суд сможет доказать, что такой-то человек определённо имел возможность спасти другого, хотя не сделал этого. Награда и наказание за эту заповедь — в руках Всевышнего.

Однако можно задать вопрос: зачем Торе отдельная заповедь спасать жизнь человека? Мы могли бы вывести её по принципу «тем более» из заповеди спасать имущество ближнего — например, из «если увидишь осла ближнего упавшим под ношей, помоги ближнему». Если мы обязаны спасать имущество ближнего, тем более — и совершенно логично — мы обязаны спасать жизнь другого!

Ребе даёт ответ на этот вопрос, разъясняя отличия этих законов в свете того, что нет заповеди подвергать свою жизнь реальной опасности, надеясь спасти жизнь другого: ведь результатом могут стать две смерти. Например, нет заповеди бросаться на помощь тонущему, если ты не умеешь плавать, или защищать человека от хищных зверей, если ты не умеешь драться. Грань между «реальной опасностью» и «некоторой опасностью», которую мы обязаны на себя принять, сложна и подробно разбирается в ѓалахе. Среди прочего, Ребе обращает внимание на слова Раши: «Видеть, как гибнет человек, и спокойно стоять, а ты можешь его спасти». Комментарий Раши, как постоянно утверждает Ребе, точен и выверен. И его слова содержат ещё один смысл: Если ты «видишь, как гибнет человек», если Провидение дало тебе это увидеть — значит, «ты можешь его спасти». Ты не зря увидел именно это и оказался в этом месте и в это время. Сами обстоятельства не случайны, а зовут тебя к действию.

Баал-Шем-Тов говорил: «Ничто из того, что видит или слышит еврей, не случайно, всё служит ему руководством в служении Всевышнему». Если мы получаем сообщение о беде другого человека, это означает, что мы можем что-то сделать для него. Иногда это помощь делом, иногда это молитва, иногда это доброе дело, сделанное в его заслугу и ради его блага. Если есть возможность и есть желание, Всевышний дарует успех, и обстоятельства сложатся… нет, Он сложит обстоятельства благоприятно.

*

На этой неделе я позвонил тем детям, как делаю порою, и услышал, как старший брат радостно говорит мне: «Шия, а ты помнишь, где мы были в этот самый день два года назад, а?..»

Гут шабес

Шия

Жизнь-в подарок!

«Как было на съезде? Что запомнилось» — спросила меня жена пять месяцев назад, когда я вернулся с всемирного съезда шалиахов в США. Эти вопросы мне задают всегда, когда я возвращаюсь с таких съездов. Я рассказывал то, что запало в душу, и в конце сказал, так, между прочим: «Шалиахам раздали номер журнала „Кфар Хабад“, а в нём интервью с равом Йешаяѓу Ѓабером. В конце интервью он шутливо сказал, что у них скоро будет 770 трансплантаций, и что ему любопытно, будет ли 770-й донор хабадником».

Жена остановила меня, попросила повторить и серьёзно сказала: «Не знаю, будет ли 770-й донор хабадником, но хабадницей — будет. Шия, у тебя есть кое-какие связи в организации рава Ѓабера. Спроси его, не занят ли ещё этот номер!»

Назавтра я начал спрашивать и выяснять. В организации доноров почки «Матнат хаим», которую возглавлял р.Ѓабер, обрадовались моей инициативе, хотя собственно номер им был не важен, но ничего определённого не обещали. Донорство почки — это процедура, занимающая от полугода до года: множество анализов и справок, комиссий и проверок совместимости. Даже если потенциальный донор здоров, нужно убедиться, что организм пациента примет чужеродный орган и не отторгнет его. Но если примет — человеку подарят новую жизнь.

Возможно, не все представляют себе, что такое жизнь с неработающими почками. Это в самом хорошем случае гемодиализ. А это означает: три раза в неделю являться в медицинский центр и проводить там целый день, практически в неподвижности, с катетером в вене и с большим аппаратом, который каждую секунду забирает немного твоей крови, очищает её и вливает назад. И так всю жизнь. Иначе…

Рав Ѓабер понимал важность числа 770 для хабадника. Он сам стал звонить в медицинские центры Израиля, выяснять, кто сейчас на очереди и сколько сейчас на очереди, и делать так, чтобы 770-м донором почки стала именно моя жена. Одна из руководителей отделений трансплантации спросила его: «А что за спешка? Кто хочет провести операцию донорства почки так быстро и зачем?» Рав объяснил ей, что такое Хабад, что такое шалиах и что такое дом номер 770 по Истерн Парквей в Краун Хайтс, в Бруклине. Это дом, в котором находится кабинет Ребе и синагога, из которой Ребе многие годы проповедовал Тору и любовь к людям. Хотя рав Ѓабер и не был хасидом, дух хасидизма и дух Хабада он понимал. «А кто эта женщина? Вы говорите, что она шалиах в Москве? Ой, так я же её хорошо и давно знаю, она мне почти как дочка! Я сама этим займусь, не беспокойтесь, рав, всё будет в лучшем виде!» Б-жественное провидение снова проявилось в нашей жизни.

Мы получили разрешение нашего рава, написали письмо Ребе с просьбой о благословении. На следующий день в московской клинике «Рамбам» в еврейском благотворительном центре моя жена сдала анализ крови, а через несколько дней полетела в Израиль для дополнительных проверок. Спустя две недели с нами связалась директор отделения трансплантаций и назначила срок…

*
Всё это было и завершилось в добрый час всего за полтора месяца, некоторое время назад. А сейчас утро пятницы, и вчера в четверг мы получили горестную весть. Рав Йешаяѓу Ѓабер скончался от коронавируса в возрасте всего лишь 55 лет. Две недели он находился между жизнью и смертью. Семья «Матнат хаим», в которой сейчас уже восемьсот доноров, осиротела. Сегодня он похоронен в Иерусалиме, своём родном городе, и лишь несколько человек могли проводить его в последний путь — ограничения карантина!

Я смотрю на свечу, которую зажёг ради вознесения его души, и вспоминаю этого уникального по своей активной доброте человека, спасителя людей в буквальном смысле. Моя жена не хотела, чтобы её имя стало известным получателю почки: «пусть не чувствует себя благодарным или обязанным». Рав Ѓабер же просил нас снова и снова: «Напишите об этом! Ваш рассказ привлечёт новых и новых доноров!» Я не хотел, но сейчас, когда р.Йеѓошуа Ѓабер упокоился в иерусалимской земле, чувствую, что надо рассказать и разослать эту историю моим друзьям. Историю о желании помочь, о желании отдать.

За день до операции нам позвонили рав Ѓабер и его супруга и попросили зайти к ним домой. Простая квартира, набитая книгами по Торе. Рав и рабанит тепло беседовали с нами, прямо как родители. А после операции они пришли к нам в медицинский центр — как всегда приходят к каждому донору и к каждому пациенту, расспрашивали о самочувствии, о нашей работе в Москве, о благотворительном центре. Рав подарил нам красиво оформленный текст песни «Эшет хаиль», который теперь всегда стоит у нас рядом с субботними свечами. Через несколько дней рав снова зашёл справиться о здоровье; когда мы выписались, он снова позвонил нам — как будто мы его любимые дети, как будто у него нет десятков других доноров.

*
Вчера я видел вышедший сборник историй о праведниках, случившихся в связи с различными эпидемиями. Его издал р.Ноах Гад Вайнтройб. Издавна известно всем ветвям хасидизма, что рассказ истории о праведниках, в которой упоминается чудесное спасение, может вызвать аналогичное чудесное спасение. И я с удивлением увидел, что первый из рассказов, приведённых в книге, услышал р.Вайнтройб от прадеда моей жены, р.Шауля Мишталима, жившего в Ришон-ле-Ционе (один из моих сыновей назван по его имени). Вот какая это история. Дед р.Шауля, р.Зеэв из Ромача, ехал как-то через Влодаву. В это время в городке была эпидемия, принесшая много горя. Жители городка, узнав, что среди них находится праведник, побежали к нему просить, чтоб помолился о прекращении эпидемии. Р.Зеэв ответил: «Хорошо, но это вам недёшево обойдётся».

Р.Зеэв зашёл в корчму, попросил приготовить ему постель, позвал десятерых евреев, лёг — и скончался. После похорон эпидемия прекратилась. Тогда поняли, что означали слова праведника «недёшево обойдётся», и все окрестные местечки оплакивали его.

*
Рав Авраѓам Йешаяѓу Ѓабер, спасший сотни жизней в этом мире! Будь нашим защитником и заступником в мире грядущем, вознеси молитвы к Престолу Славы о прекращении эпидемии, об излечении, спасении и Избавлении!

В эту субботу — рош-ходеш ияр, месяца, название которого указывает на слова Торы «Ани Ѓашем рофэха» — «Я, Г-сподь, целитель твой». Да увидим мы воочию силу этого месяца, исцеление и излечение от Всевышнего, явное и открытое добро!

Ходеш тов, здоровья всем
гут шабес
Шия

Бессменный секретарь

Уже много дней я не могу определиться, когда идти спать. С одной стороны, большую часть дня я нахожусь дома и в кои-то веки я хозяин своего распорядка дня, и нет никакой причины идти спать за полночь. Можно даже выспаться (!) С другой стороны, работа из дома — это работа без графика, и невозможно сказать «вот я в конторе, а вот я из неё ушёл». То нужно ответить на письмо, то спланировать чьи-либо действия, а то вспоминаешь, что надо пройти ежедневные «уроки» по Торе — короче, никак не лечь спать.

Но позавчера я, как любой хасид, не пошёл вечером спать вполне сознательно и бодрствовал до начала рассвета (а сейчас в Москве он в 03:10). По обычаю Хабада, три праздника в году ночью не спят: в последний день Песаха, в последний день Суккот и в Шавуот. Не спят и учат Тору. В каждый из дней есть у ночной учёбы особое значение.

Вчера ночью я тоже не очень-то спал: на исходе последнего дня Песаха мы начали «трапезу Машиаха», и закончил я её где-то под утро. По окончании йом-това мы начали виртуальный фарбренген с раввином Лазаром, р.Шаей Гиссером и машпиа из Кфар-Хабада р.Михаэлем Тайбом — фарбренген, пропитанный хасидским духом и насыщенный напряжённым ожиданием Избавления.

*
Завтра мы будем читать недельную главу «Шмини» — «Восьмой». Имеется в виду восьмой день после семи дней «пробного сооружения Мишкана», когда Мишкан был окончательно сооружён, Аѓарон и его сыновья приступили к служению, Моше и Аѓарон благословили народ и Всевышний явился сынам Израиля. Но в этот день произошло и трагическое событие. Сыновья Аѓарона, Надав и Авиѓу, принесли воскурение в Святилище без повеления Всевышнего. Писание говорит, что они принесли «чужой огонь» — и были сожжены небесным огнём. Аѓарон и два других его сына получили особые инструкции о том, как им теперь себя вести, и частью из них был запрет траура. «И молчал Аѓарон» — он принял случившееся без жалоб на судьбу, как то, что было решено Свыше и имело свои причины.

Были ли Надав и Авиѓу грешниками? Нет. О них сказал Всевышний: «Близкими ко Мне Я освящусь», и Моше говорит Аѓарону: «Теперь, когда именно Надав и Авиѓу погибли при освящении Мишкана, я вижу, что они были более велики, чем мы с тобой».

В этот понедельник я получил горестную весть о кончине моего дяди, р.Давид-Арье Шора, жившего в США, младшего брата моей матери. 65 лет, коронавирус. Я вспоминал его тёплое отношение ко мне, он дал мне урок того, как надлежит относиться к младшим родственникам в семье. В один из визитов в США я зашёл к нему в книжный магазин, в котором он работал. Он тепло приветствовал меня, расспрашивал, как дела, рассказывал о своих делах — и всё это во время своей текущей работы с поступившими книгами. Он не отвлекался на разговоры с племянником, ведь он был на работе, а его рабочее время принадлежит его нанимателю, так учит ѓалаха. А когда я впервые поехал в Америку на 11 нисана, на день рождения Ребе, я жил в его доме, он повёз меня в Севен севенти, где я впервые удостоился увидеть Ребе. Я многому научился у моего дяди и никогда не представлял его себе пожилым, но всегда таким молодым, как при нашей первой встрече.

За несколько дней до этого коронавирус взял ещё одну жертву. Скончался р.Йеѓуда Лейб Гронер, бессменный секретарь Ребе в течение сорока лет. Он был истинно связан с Ребе и отдавал работе все силы и всю душу. р.Лейбл Гронер виден на большинстве фотографий Ребе — он стоит рядом с ним, он на работе. р.Гронер был для нас примером истинного «битуля» хасида перед своим Ребе.

Пятнадцать лет назад р.Гронер с супругой поехал в Ростов, где похоронен ребе Рашаб. Проездом он был в Москве. р.Лазар просил меня сопровождать гостей в их кратком визите в Москву, и я показал им Московский еврейский общинный центр и другие еврейские учреждения города. В это время мы как раз переехали на новую квартиру и ещё не прикрепили мезузы. По моей просьбе секретарь Ребе согласился прикрепить мезузу на дверь нашего дома, сказал «лехаим» и благословил наш дом. Всё время р.Гронер смотрел на портрет Ребе, который я заказал у художника во Франции и заплатил за него немалые деньги. р.Лейбл сказал тогда: «Я видел много портретов Ребе, но такой точный портрет вижу впервые». Мы с женой долго вспоминали этот визит.

Рав Гронер отвечал за личный сидур Ребе. По этому сидуру сейчас имеет право молиться жених — один раз прочитать Минху перед свадьбой. Девять месяцев назад я сопровождал моего сына перед его свадьбой в Нью-Йорк, где очередь из женихов стояла к р.Гронеру, чтобы получить великое право молиться по сидуру Ребе. р.Гронер встречал каждого, объяснял каждому (в неведомо какой раз) особые правила обращения с этим сидуром. Каждому из молодых людей предоставлялось 15 минут на молитву Минха. Когда дошла очередь до моего сына и он получил сидур Ребе, р.Гронер ввёл меня в свой рабочий кабинет, находящийся совсем рядом со святой комнатой Ребе в Севен севенти, и рассказывал удивительные истории об этом кабинете и о том, как в нём пребывал Ребе, в основном во время праздника Суккот. Ни я, ни сын никогда не забудем этих минут.

«Близкими ко Мне Я освящусь», — говорит Тора. Всё от Всевышнего и всё по воле Всевышнего. Но мы, люди, сотворены не для того, чтобы просто ожидать, что произойдёт вокруг нас. Мы сотворены для того, чтобы действовать. И кроме требуемого от нас в эту тяжёлую годину мы обязаны взывать: «Доколе?» Мы обязаны не просто верить, но требовать — излечения больных и немедленного Избавления.

Здорового лета всем,
гут шабес
Шия

Беседа со Всевышним..

Всего несколько часов назад, уже даже не заполночь, а скорее под утро, я упал в кресло в салоне. Передо мной — стол, готовый к вечернему седеру. Все наконец пошли спать, усталые, как в любом еврейском доме за сутки до Песаха. Немного покоя. И я стал беседовать с Всевышним. Не вслух, а в душе:

— Отец наш небесный, папа мой! Ты заповедал нам проводить пасхальный седер. Ты видишь, как миллионы евреев старались, чистили дом, пекли и покупали мацу, некоторые покупали и новую одежду, и конечно, изучали законы Песаха и его смысл, чтобы провести седер с толком. Многие столетия, даже тысячелетия евреи проводят седер. Но этот год — уникален. Не было такого в еврейской истории, ни разу не было, чтобы нигде в мире один еврей не мог бы прийти на седер к другому! Мелкая частица, вирус, изменил весь образ жизни всех стран и общин мира.

Я уже почти месяц не молился в миньяне, не слушал чтение Торы, а это тяжело. Дети не ходят в школы и ешивы, и самое трудное — никто не может предсказать, как разовьются события завтра. Не говоря уже о семьях, в которых близкие лежат в лечебнице с аппаратами искусственной вентиляции лёгких. Множество людей потеряли заработок, многим из них некуда будет вернуться, когда рабочие места снова начнут действовать.

…Я вспоминаю, как примерно пятнадцать лет назад меня попросили перед Песахом описать жизнь шалиаха в Москве по сравнению с жизнью в Израиле и по сравнению с любой другой еврейской общиной. Тогда я выбрал темой «пятый вопрос» и «пятого сына» на седере.

Как известно, в агаде мы упоминаем четырёх сыновей. Умного, злодея, простака и не умеющего спрашивать. Эти четыре сына олицетворяют четыре типа евреев. Такие разные, но всё же у них есть общее: все четверо сидят с нами на пасхальном седере и мы обращаемся к ним. Но в новое время возник пятый тип евреев. Это те, которых на седере нет. Они настолько отдалились от еврейской традиции, что не чувствуют никакой потребности в том, чтобы прийти на седер. Ребе говорит, что наша задача — найти таких «пятых сыновей», с любовью приблизить их к традиции и привести к нам на седер. Это, собственно, и есть задача шалиахов Ребе.

А после этого я заговорил о «пятом вопросе». Во время седера сын задаёт отцу четыре вопроса. А мои дети — не только на седере, но и весь год — задавали нам другие вопросы: «Папа, почему отличается наша жизнь здесь от жизни в стране Израиля? Почему наш седер начинается так поздно вечером? Почему мы не можем пойти в соседний магазин и купить сладости? Почему мы не ходим одни из дома в школу? Почему наши родственники живут так далеко, что мы с ними разговариваем только по телефону?»

Теперь наши дети выросли, они понимают радость быть шалиахами Ребе. Они понимают, что мы не покупаем те или иные сладости, потому что соблюдаем кашрут меѓадрин. Что мы дома начинаем седер только после того, как я возвращаюсь из Бутырской тюрьмы, где провожу седер для заключённых. Что мама долгие часы готовит еду — но не им, а больным, которые едят кашерное и не могут достать его в лечебницах. Что дети не могут сесть за праздничным столом возле папы, потому что дома всегда есть гости. И так далее.

А в этом году задаются совершенно противоположные вопросы: «Как же мы без гостей? Как же заключённые Бутырской тюрьмы без седера? Даже цветы для стола не купишь…»

Отец наш небесный! Ты заповедал нам в Торе: «берегите очень себя». Мы стараемся все заповеди Торы исполнять тщательно. И эту. Особенно в нашей ситуации, когда любое проникновение вируса в организм может привести к самой настоящей буквальной смертельной опасности, и предсказать это невозможно. Мы соблюдаем правила здоровья, за счёт общественных молитв, за счёт уроков Торы. Это непривычно: всю жизнь мы знали, что три раза в день евреи собираются в синагоге, и тут… Ноги сами несут в синагогу, а голова говорит: «Куда? Нельзя!»

Мы не медики. Мы не знаем, почему и доколе. Но я чувствую, что всё возвещает приближение Избавления. В этом году неожиданно наше положение напоминает то, в котором были евреи в Египте, перед Исходом. Тогда Ты сказал: «А вы не выходите за порог дома до утра» — а снаружи вершилось Избавление. И сейчас! Такое сходство заставляет надеяться на новый Исход, так же как глубокая тьма укрепляет в уверенности утра.

Отец небесный. Посмотри, как ведут себя Твои дети в нынешние трудные дни. Находясь дома, они каждый день думают: чем я могу помочь другим, кто тоже сидит дома, но кому сейчас тяжелее, чем мне? Солдаты-десантники вывозят из заражённого города стариков. Волонтёры в масках развозят по квартирам пенсионеров готовые обеды, продуктовые посылки и «седер-наборы». А кто не помогает телом — помогает духом. Посмотри, Владыка мира, сколько онлайн-уроков Торы возникло! Сколько евреев со всех концов мира объединяются изучением Торы — евреев, которые раньше никогда не собрались бы вместе! У Тебя прекрасный народ, мы видим это, и Ты видишь.

Устрани от нас беду, устрани от нас заботы, страх, депрессию. Помоги тем, у кого не просто нет денег сейчас, но даже нет представления о том, откуда они возьмутся завтра. Пусть праздник станет воистину праздником, пусть шабат станет тем «шабатом на весь мир», который обещали мудрецы во времена Машиаха.

Владыка мира! Сейчас больше, чем когда-либо, еврейский народ нуждается в спасении. И в Избавлении!

Кашерного и радостного Песаха

Шия

Правильный маркетинг

«Разница между тем, что сейчас, и тем, что было раньше, очень проста…»

Как летит время! «Раньше» — уже не три поколения назад и даже не тридцать лет назад, а считанные годы назад.

Я слушал случайного знакомого, пришедшего ко мне некоторое время назад, чтобы передать одну посылку. Разговор идёт в основном о СМИ, и медиамаркетинге. В области медиа, как мы знаем, практически всё меняется каждые несколько месяцев. Появляются новые средства информации и новые технические средства, и тот, кто занимается СМИ, должен постоянно держать руку на пульсе. И тем не менее есть разница между тем, что сейчас, и тем, что «раньше», заметная даже на этом вечно беспокойном фоне.

«Раньше наши клиенты — или наша целевая аудитория — приходили к нам, на наш сайт, который мы запустили и поддерживаем. Сейчас всё не так. Они уже не ходят по сайтам — они ходят по „постам“, „инстам“ и „твитам“. Сейчас мы должны идти к ним, в различные социальные сети. Мы должны сами входить к ним в „дом“, в то место, где они „сидят“ в интернете».

*
В канун рош-ходеша нисан, время, благоприятное для молитв, в нашей общине прошла совместная молитва. При этом раздельная. То есть молитва каждого у себя дома с онлайн-связью между всеми. Опыт онлайн-молитвы оказался успешным, и р.Лазар инициировал в каждый день текущей недели краткие онлайн-собрания для чтения Теѓилим, даяния цдаки и молитвы минха. Организация этого важного дела была возложена на меня и моего друга р.Мотла Гордона. И каждый день множество евреев собиралось у экранов, они слушали слова р.Лазара, читали Теѓилим, давали цдаку, писали в чате имена тех, за здоровье кого нужно молиться, и р.Лазар читал «Ми-шеберах». А в конце проходила молитва минха — и я вёл молитву, как шалиах-цибур, для всех, кто молился вместе со мной в своих домах. Порою мне даже казалось, что я в нашей синагоге, слушаю рава и слова молитвы.

Спустя пару дней в «виртуальное пространство» вышел «Центр уроков Торы» нашей синагоги. Я оповещаю об уроках в платформе ZOOM и организую новые. Люди слушают слова Торы дома в установленное время, как слушали бы их в синагоге. Никто не мог бы раньше пожелать такой ситуации, однако когда она наступила и синагоги закрылись на замок из-за реальной опасности — люди молятся вместе и слушают Тору вместе!

И я подумал, что о чём-то похожем говорил мой собеседник из мира медиа. Ещё пару месяцев назад люди искали синагогу, искали урок Торы, а кто не искал — тот и не находил. Сейчас же синагога и бейт-мидраш ищут людей сами и приходят к ним в дома, на их экраны. Спасибо современной технологии. Она позволяет — и обязывает! — приносить слова Торы в дом ко всем евреям, где бы и какими бы они ни были.

*

Суббота перед Песахом называется «Шабат ѓа-гадоль». В «Шулхан арухе» объясняется причина этого названия. Перед исходом из Египта нужно было принести пасхальную жертву и провести первый в истории «седер». Исход был запланирован на 14 нисана. Всевышний велел евреям за четыре дня до этого взять жертвенного барашка или козлёнка из стада и держать его у себя дома — так полагается, здоровье жертвенного животного проверяют в течение четырёх дней. Десятого нисана евреи взяли барашков и козлят… В том году 10 нисана выпало на субботу, как и в этом году. Их египетские соседи спросили: «Что это вы все делаете?» И евреи ответили: «Это нужно нам для жертвы Всевышнему, а Он в то время, как обещал, убьёт всех египетских первенцев». Первородные дети египтян услышали это, пошли к своим родителям и закричали: «Освободите, наконец, евреев! Они обещали нам девять казней — все девять произошли, так что если они обещают гибель первенцев, мы им верим. Мы не хотим умирать!» Но родители, как и фараон, отказались отпустить еврейских рабов. Тогда случилась между египтянами междоусобная война, и многие погибли в той войне. Об этом говорит псалом: «Поразивший египтян первенцами их».

Это произошло десятого нисана. Но через сорок лет в этот день умерла Мирьям, сестра Моше и Аѓарона. Поэтому мы отмечаем годовщину этого события с привязкой не к числу, а к дню недели — в последний шабат перед Песахом.

Такое объяснение, однако, не очень убедительно. Чем так выделяется кончина Мирьям, что из-за неё мы отмечаем годовщину чудесного события — единственную из всех годовщин — не с привязкой к дню месяца?

Есть несколько объяснений такого парадокса, и одно из них можно найти в беседе Ребе. Как известно, если Рош ѓа-шана выпал на шабат, в этот день в шофар не трубят: из опасения, что кто-нибудь принесёт шофар из дома в синагогу, из одного «субботнего владения» в другое«. Из опасения — лишь из опасения! — мудрецы постановили не исполнять повеление Торы! Это идёт вразрез со всем, что мы знаем о заповедях. И Ребе говорит: Из данной ѓалахи следует, что если Рош ѓа-шана выпал на шабат, в этот день трубить в шофар просто не нужно. То влияние, которое в обычные дни производится посредством трубления, в такой день осуществляется уже посредством того, что сегодня шабат. А поскольку мудрецы увидели, что трубление в шабат может вызвать нарушение запрета переноса, они постановили в шабат не трубить — поскольку это всё равно ничего не меняющее действие.

(Кстати, рабби Леви-Ицхак из Бердичева сравнивал ангелов, рождающихся из трубления в шофар, с ангелами, рождающимися из уничтожения хамеца. И те, и другие — добрые защитники Израиля. Необязательно выполнять священную заповедь трубления. Тех же результатов можно добиться, вымыв перед Песахом кухню).

Аналогично можно сказать: Десятое нисана — день смерти Мирьям. В этот день в мир приходит такое же влияние, какое пришло бы, если бы мы праздновали день чуда с войной первенцев. А если десятое нисана приходится на шабат? В шабат ведь никакой день смерти не отмечают, никакие траурные обычаи не выполняются… Тогда и нужно вспоминать о чуде с войной первенцев, и потому этот шабат называется Великим, Гадоль.

*

Тяжело дома без миньяна, без хазана, без чтения Торы. Как же те духовные действия, которые обычно совершаются при их посредстве? Но вспомним то, что говорил Ребе о трублении в шофар. Если ѓалаха велит хранить здоровье и для этого медицина велит не ходить в синагогу — значит, посредством соблюдения заповеди «хранить здоровье» мы осуществляем все те духовные действия, для которых в обычные дни нужно идти в синагогу. Но всё это — при условии, что мы делаем всё от нас зависящее в наших условиях. Есть возможность молиться онлайн — будем молиться. Есть возможность слушать дома урок Торы — будем слушать. Так мы соединяемся с Всевышним всеми средствами, находящимися в нашем распоряжении.

Да удостоимся мы в нынешнем году великого чуда, устранения мора из всего мира и радостного Избавления!

Гут шабес

Шия

“Счастливы сидящие дома”

Я перешлю Вам письмо, которое я написал своему другу в Израиль.

*
Добрый вечер, Хаим-Цви, мой дорогой друг.

Как Ваши дела, как дела у Вашей семьи? У нас — так же, как у вас: все сидят по домам. Нет молитв и уроков в синагоге, и «счастливы сидящие дома», как сказано в Теѓилим. Неприятно, что нельзя пойти туда, куда хочешь, однако ѓалаха велит заботиться о здоровье и слушаться врачей. Хорошо, что есть где сидеть и с кем сидеть.

Вы спрашиваете, как прошло время с прошлой нашей переписки, на прошлой неделе. Новостей нет, так как никакая общественная жизнь не происходит, но кажется, что с прошлого четверга прошёл целый месяц. Дети находят чем заняться, проводят время спокойно и с пользой. Раввин Лазар позаботился о том, чтобы образовательные учреждения не прекратили работу и продолжали обучение он-лайн, в рамках виртуальной школы «Ор Менахем». Эту школу р.Лазар создал несколько лет назад для детей шалиахов, находящихся в удалённых городах России. Я был удивлён, что мои дети по утрам одеваются, молятся, завтракают — и с нетерпением ждут начала виртуального урока! А во время урока все сосредоточены и прикованы к экрану, где учитель проводит урок в форме, пригодной для он-лайнового образования.

Моя жена тоже преподаёт, каждое утро она проводит уроки посредством компьютера, и я не устаю благодарить Всевышнего, подарившего нам такую чудесную технологию — а наше дело правильно её использовать. Я вспоминаю о Ребе. Он был первым из еврейских лидеров, уже несколько десятков лет назад, с началом развития электронных средств коммуникации призвавшим своих хасидов максимально использовать их для распространения Торы и заповеди. Ребе не убегал и не отворачивался от проблем, связанных с открытостью электронному миру, но видел в электронных средствах чудесную возможность умножать добро в мире, предоставленную нам Всевышним.
Субботние молитвы мы провели дома. В субботних одеждах, возле накрытого к трапезе стола, я начал молитву так же, как если бы я вёл её в нашей синагоге, и дети рядом со мной. В молитву я вплетал старые напевы, которые помню с детства. «Леха доди» мы пели на медленную хасидскую мелодию, слышанную мной когда-то на могиле р.Шимона бар Йохаи, на горе Мерон. А «Э-ль адон» наутро — на весёлый нигун, который я помню по какой-то кассете хасидских напевов, бывшей у меня много лет назад. Дети с удовольствием поддерживали меня и участвовали во всех молитвах.

Субботние трапезы были без гостей. Это неприятно и непривычно. Но во время трапезы я сделал «лехаим» и рассказал детям, что сейчас много евреев в московских лечебницах сидят за своей субботней трапезой и едят кашерную еду, приготовление которой организовала наша мама! Моя жена уже много лет руководит в Москве организацией «Бикур холим». В обычные дни готовая еда рассылается в дома и лечебницы в спокойном ритме, но на этой неделе количество адресов невероятно выросло, и каждый день добавляются новые. Это требует усиленной работы кухни, дополнительного труда и больших расходов, и мы справляемся с этим только благодаря добрым людям, финансирующим такое необычайное увеличение объёма работы «Бикур холим».

Я тоже принял участие в работе «Бикур холим», личное участие — потому что больше некому было. В прошлую пятницу поступила следующая информация. Некий еврей, проживающий в другой стране, хотел прилететь в Израиль к жене. Он летел транзитным рейсом через Москву, но в Москве ему не дали войти в самолёт, летящий в Израиль… потому что он не израильский гражданин. (Он действительно гражданин другой страны). Он предъявлял даже просьбу из израильского МИДа, но работники аэропорта были непреклонны. Мы пробовали то и сё, ничего не получалось, и стало ясно, что этот человек вынужден будет провести шабат в аэропорту, поскольку въездной визы в Россию у него не было. Я сел в машину, заехал в кухню «Бикур холим», взял там готовую еду, вино, свечи, одноразовую посуду, сидур, Теѓилим, и поехал в аэропорт. Благодаря мудрым советам одного из моих друзей уже через полчаса после моего прибытия еврей, сидящий в транзитной зоне по ту сторону пограничных пунктов, послал мне радостное сообщение о том, что всё получил.

Заодно — раз уж я там — я заехал на другой терминал, в отдел забытых вещей, получил там айпад, который забыл другой еврей по дороге в США, и успел вернуться домой до шабата.
А на этой неделе в один из вечеров моя жена получает сообщение о двух женщинах, госпитализированных с вирусом в одну из лечебниц Москвы, которые едят только кашерное и с момента госпитализации крошки в рот не брали. Короче говоря, через два часа, уже ночью, мы с женой в масках и перчатках привезли им тёплую кашерную еду. Потому что для моей жены помощь другим в любых обстоятельствах — это естественное действие.

Поражает и радует взаимная помощь и поддержка членов общины. Об этом я даже написал в одну из израильских газет, и лучше я процитирую здесь эту свою заметку:

*
«Когда вокруг неизвестность и никто не знает, что принесёт завтрашний день, еврейская община России являет собой островок относительного спокойствия. Это не значит, что у неё всё хорошо, но в ней спокойно. Главный раввин России, р.Берл Лазар, организовал её „виртуальную жизнь“, записывает на видео инструкции, обращения, даёт практические указания с помощью интернета. Указания р.Лазара о домашнем карантине и закрытии образовательных учреждений опередили указания правительства России: вначале думали, что меры, предлагаемые им, излишни, но теперь понятно, насколько он был прав. „Очень берегите себя!“ — приказывает Тора. Рав Лазар проводит уроки Торы, записываемые и транслируемые в социальной сети общины — для молодёжи и для взрослых, отвечает на актуальные ѓалахические вопросы, возникающие в эти дни.
Синагоги общины на прошлой неделе закрылись, но работает распределение мацы — чрезвычайно важное сейчас, не забудем, что до Песаха менее двух недель! Закрыт также еврейский благотворительный центр „Шаарей цедек“. Точнее, закрыты его двери, но работа в нём не прекратилась. Сотни порций готовой еды рассылаются ежедневно тем, кто не выходит из дома или оказался в аэропортах Москвы. Еду посылают и в новую лечебницу, открытую специально для больных коронавирусом, посылают вместе с молитвенниками и еврейскими книгами. В этой помощи вместе с организацией „Бикур холим“ участвует еврейская община „На Большой Бронной“. Текущий контроль за нуждами членов общины осуществляет её директор р.Мордехай Вайсберг, а Мирьям Баренбаум, директор медицинского центра „Мерказ Рамбам“, всегда находится на связи с руководством медицинских организаций Москвы и авторитетными врачами. А виртуальная школа „Ор Менахем“, давно уже предоставляющая еврейское образование детям шалиахов далёких городов, проводит не только уроки, но и фарбренгены по вечерам!»

*
На этой неделе мы начинаем читать книгу «Ваикра». Первая заповедь, приводимая в первой недельной главе этой книги — заповедь принесения жертв в Мишкане, Святилище. «Человек, который принесёт жертву из вас…» — начинается описание этой заповеди в Торе. Алтер ребе обращает внимание на странный порядок слов в этом стихе. Более естественным был бы порядок: «Человек из вас, который принесёт жертву…» Из этого Алтер ребе делает важный вывод: Главная часть жертвоприношения — не действие с животными и жертвенником. Главное — чтобы «человек приносил жертву из себя». Мы должны принести Всевышнему самих себя. Это делается выполнением воли Всевышнего. А в чём состоит Его воля? Чего Он от нас требует? Мы знаем это, потому что об этом прямо сказал пророк Миха: «Скажу тебе, человек, что хорошо и чего Г-сподь требует от тебя: творить правосудие, любить добро и скромно поступать — вот что для Б-га твоего».

Будем любить добро, будем приносить друг другу наше время и наши заботы. Одним нужна денежная поддержка — они лишились заработка. Другим нужно послать еду. И всем, всем нужны дружеские слова и участие. Так мы сможем осуществить то «жертвоприношение», о котором говорил Алтер ребе, даже вынужденно находясь дома.

Здоровья, добрых вестей и благословенного месяца всем нам!

Гут шабес
Шия

Время с семьёй..

Что же с нами будет? Сколько времени это ещё продлится? Что нужно делать?
Эти вопросы звучат сейчас везде. Об этом говорят во всех местах. Действительно, положение достаточно неопределённое. Бежать ли за солью и спичками? Или вообще не высовывать носа за порог?

Всего неделю назад мы смеялись над теми, кто из каких-то там опасений воздерживается от рукопожатий — и сейчас нам всем предписано это делать. Дошло до небывалого. Постановлением Главного раввина России закрыта центральная синагога, запрещено собираться для молитвы и для уроков Торы. Закрыты образовательные учреждения. Раввин предписал мне закрыть также еврейский благотворительный центр «Шаарей цедек», не давать пожилым людям приходить туда, а помогать им только присылая еду домой и оказывая другие услуги на дому. Ведь они, пожилые, находятся в «группе риска».
Утром во вторник, после закрытия синагоги, я вошёл туда, чтобы забрать домой мой талит и тфилин. Там я встретил нашего старосту Гришу, которого заранее не предупредили. Он пришёл, как всегда, на работу и молитву. Ошеломлённый, он воскликнул: «Вос вет зайн, ништо кейнменчн, с’до а карантин…» «Гриша, — сказал я ему, — бросай всё и езжай домой, и оставайся дома как минимум до исхода субботы».

Три недели назад жена предложила мне поменять билеты наших детей, учащихся в Израиле, на более ранние сроки. Дети и так должны были прилететь домой на пасхальные каникулы, поэтому я засомневался, посоветовался с несколькими друзьями, сказавшими, что всё не так страшно… Как хорошо, что я послушался жену! Дети прилетели две недели назад, до всей суматохи с авиарейсами, которую мы видим на этой неделе.

Как большинство из нас, я дома с детьми. Дети не ходят в школу — но школа приходит к ним. Они участвуют в уроках он-лайн, которые проводят их педагоги из своих домов. Слава технологии и слава Всевышнему, давшему людям разум! Старший сын учится в «хавруте», как и ранее в своейешиве — но по Скайпу. Я вчера слушал урок р.Лазара по хасидизму вместе с десятками других евреев — каждый из нас был у себя дома, и р.Лазар находился у себя дома.

Рабби Менахем-Мендл из Витебска, учитель и товарищ Алтер ребе, уехавший в Страну Израиля, описывает эпидемию, поразившую Галилею двести лет назад. Вот как он действовал:
«Как только начался мор здесь, в Тверии, а длился он с Пурима до месяца ияр, мы заперлись в нашем общем дворе. Было нас немногим больше десяти человек — чтобы мы могли молиться в миньяне… И другие евреи видели наше поведение и последовали нашему примеру, и закрылись в своих дворах, и в большинстве случаев это помогло им… И все мы, подписавшие это письмо, живы и здоровы, мы и семьи наши».

Уже в те времена люди понимали, что от губительного мора есть одно действенное средство — не дать ему распространиться. Физически. Прекратить контакты с другими людьми и закрыться в карантине. И мы обязаны показать всем пример в соблюдении медицинских правил. Мы, чтящие заповедь (!) Торы «Берегите себя очень». Именно мы, евреи, ставящие сохранение жизни даже выше соблюдения Йом-кипура. Мы, знающие, что «спасение жизни отодвигает соблюдение шабата, и кто быстрее начнёт спасение жизни в шабат, тому хвала, а кто промедлит и пойдёт спрашивать у раввинов — как будто кровь проливает» (Шулхан арух). Мы должны показать всем, что в делах медицины слово врача — первое, последнее и главное. Даже если выполнение его распоряжений не очень приятно.

*
Теперь, когда мы долгое время находимся с семьёй (обычно-то мы днём на работе или на учёбе…), мы можем применить к себе сказанное в трактате Авот:
«Сказал рабби Илай: Тремя вещами проверяется человек — бокалом (косо), кошельком (кисо) и гневом (каасо)».
Первое — как человек ест и пьёт, как он благословляет передедой и после еды, соблюдает ли он чистоту, помогает ли он готовить еду, убирать после еды, соблюдает ли он промежуток между мясом и молоком. Сейчас дети могут посмотреть на нас и взять с нас пример. Хорошо бы, чтобы это был хороший пример.

Второе — нынешнее финансовое положение. Люди не работают, ушли в отпуск за свой счёт или уволены. Работники должны понять своих директоров: как они могут выплачивать зарплату, если не производится работа? Нужно осторожно поинтересоваться, каково финансовое положение у друзей и знакомых, помочь тому, кому труднее, чем нам. Самое время раскрыть своё сердце и раскрыть свой кошелёк. Деньги нужны нам, чтобы помогать людям — эта не всегда явная истина сейчас очевидна. Сколько бы у тебя ни было на банковском счёте, вирусу это ну абсолютно безразлично. Поэтому если есть возможность сделать полезную, жизненно необходимую вещь с помощью этих цифр с нулями — сделай сейчас.

Третье. Это даже труднее двух первых. Мы круглые сутки в замкнутом пространстве с другими людьми. Личное пространство и личное время сокращается. Люди начинают «лаять» друг на друга… Но я напомню вам, что: во-первых, утренняя, послеполуденная и вечерняя молитвы, ежедневное обязательное изучение Торы, занятия Торой с членами семьи — это ваше время, личное, в это время вы с Б-гом, и суета вас не касается. А во-вторых, скоро Песах! Если не сейчас убирать дом, то когда же?
Но что делать с вопросами, с которых я начал это письмо? «Когда же это кончится? Что же делать?» Спросим у врачей, и врачи в один голос скажут: кончится, непременно кончится, такова судьба всех вирусных эпидемий. И чем тщательнее все мы будем соблюдать врачебные правила, тем быстрее кончится. А если у трудностей наверняка будет конец, их легче переносить.

Если так — мы должны осознать следующее: атмосфера в семье зависит от нас. Мы, взрослые — опора для детей. Супруги — опора друг для друга. Помните: те, кто рядом, опираются на вас. А Талмуд даёт нам чёткое правило: никогда человеку не посылаются испытания, которые он не в силах преодолеть. Значит — есть у вас силы. Просто возьмите, извлеките их и примените. Самое худшее, что может случиться с вашими детьми — это нахождение в одном доме с родителями в панике, родителями в депрессии, родителями в гневе. Представьте себе это.

Все мы временно оказались в необычных условиях. И делать тут нечего, нужно продолжать жить — и не так, как жили, а лучше. Любое изменение условий — это повод пересмотреть поведение. Более того — это возможность, шанс его улучшить.
Вот что написал евреям на этой неделе Главный раввин России р.Берл Лазар: «Мы надеемся на скорое окончание этих трудных времён, ибо Всевышний „взращивает спасение, творит излечение… Хозяин чудес“. И Тора говорит: „Я, Г-сподь, целитель твой“. И удостоимся мы в скором времени истинного и полного Избавления, когда Всевышний скажет: „дух скверны удалю Я с земли“!»

Здоровья всем нам,
гут шабес
Шия