Моменты недели – глава Насо

Моменты недели — глава Бемидбар

Моменты недели — глава Бемидбар

Что такое «комемиют»? / Светлая женщина / Александр-Саша, сын Лены-Леи / Живая интерактивная карта

1. Ибо не оттолкнет Он от Себя отверженного

— Я не думал, что будут рассказывать об этом, но в свете того, что я читал сегодня утром в недельной главе, всплыло воспоминание…

Вместе с другими участниками фарбренгена неделю назад – в честь Шабата, когда благословляют новый месяц и заканчивают читать книгу Ваикра – я внимательно слушал историю из детства Главного раввина России р. Берла Лазара. Ведь он очень мало делится с нами воспоминаниями детства.

— Однажды, когда я был подростком, нас в Италии посетил Йосеф Бург, депутат от одной из религиозных партий, который в то время был министром внутренних дел Израиля. Это было время, когда в Израиле принимали закон «Миѓу йеѓуди – Кто является евреем». А он был важен для Закона о возвращении. Кто будет иметь право на репатриацию, по какому критерию? Была предложена формулировка «Еврей — тот, кто родился от еврейской матери или обратился в иудаизм, и при этом он не принадлежит формально к другой религии». Такой человек имеет право на репатриацию. Все, казалось бы, хорошо?

Однако Ребе изо всех сил боролся за то, чтобы после слов «обратился в иудаизм» добавили «согласно ѓалахе». Ведь без этих слов право на репатриацию получали сотни тысяч «геров-лайт», прошедших реформистский гиюр и не думавших соблюдать заповеди в полном объеме! То есть по-настоящему – неевреев, которых все будут считать евреями. Ребе просил Йосефа Бурга выступить против формулировки без слов о ѓалахе, которую продвигали многие депутаты: ведь Бург был депутатом от религиозной партии, а его жена была из потомков лидеров Хабада. Но Йосеф Бург голосовал за закон без «ѓалахического» добавления. И хасиды его за это недолюбливали. Поэтому наше руководство спросило в секретариате Ребе, принимать ли его в нашей школе. Нам разрешили.

Итак, Бурга пригласили посетить школу Хабада в Милане, которая располагалась в двухэтажном здании с дополнительным чердачным этажом. Это учреждение было гордостью общины. Было решено, что наряду с официальными словами необходимо твердо выразить ему мнение и подход Ребе к единству народа и Страны Израиля. И мне поручили что, когда гость появится в нашем классе, я процитирую первый комментарий Раши в Торе – о том, что весь мир принадлежит Всевышнему, и Он, как его хозяин, отдал Страну Израиля нам.

А теперь сделаю отступление. На стих «И буду водить вас с поднятой головой (комемиют)» из недельной главы «Бехукотай» Гемара говорит: рост евреев во времена Избавления будет отличаться от роста человека в наше время. Ведь это будет время чудес. По мнению рабби Йеѓуды рост еврея будет сто локтей, а по мнению рабби Меира – двести локтей. Почему рабби Меир думает так? Рабби Меир учит это из слова «комемиют», которое можно перевести как «два роста» или «два этажа» (рост, этаж – «кома»).

В беседе по главе Бехукотай, которую Ребе произнес ровно 60 лет назад, он объясняет этот спор на более глубоком уровне, с точки зрения хасидизма. Есть два типа служения. Есть служение праведников, цель и достоинство которых в том, чтобы привлечь высший свет и высшие откровения в этот мир. И есть служение раскаившихся, смысл которого — поднять нечистоту этого мира и превратить ее в святость и добро. И у каждого из этих двух типов служения есть достоинство, которого нет у другого. В будущем Избавлении они объединятся, и у каждого из народа Израиля будут оба вида служения. Так вот, по мнению рабби Йегуды, эти два способа служения полностью объединятся в человеке, в каждом действии, которое он совершает. Но согласно мнению рабби Меира, они объединятся только в душе человека, но в физическом теле человека – нет, и каждый из способов будет выражаться отдельно по форме и действию, для каждого типа служения потребуется «отдельный этаж». Поэтому рабби Меир считает, что рост человека во времена Избавления будет еще вдвое больше, чем думает рабби Йеѓуда. Человек будет «комемиют», двухэтажным, один рост для одного служения и еще один рост для другого служения.

Теперь я возвращаюсь к воспоминаниям моего детства. Когда гость, Йосеф Бург, закончил осмотр первого этажа, я стоял рядом с директором школы. Он хотел произвести впечатление на гостя и гордо сказал ему: «У нас есть еще один этаж учебных классов». Бург сразу отреагировал: «Ага, ведь Ребе говорил о том, что «комемиют», с поднятой головой, означает еще и «два этажа»…»

Сегодня я понимаю, что Йосеф Бург мог удостоиться «служения раскаявшихся». И нам была поставлена задача – помочь ему, стремиться к тому, чтобы речи, которые будут произносить дети в классах, побудили его к тому, чтобы он стал действовать согласно подходу и указаниям Ребе. К сожалению, тогда этот шанс не осуществился.

2. Сорок лет спустя

Прошло ровно сорок лет с того Шабата, когда скончалась моя прабабушка. В прошлый Шабат, при свете поминальной свечи, я поделился воспоминаниями с моими гостями. Почти каждый Шабат мой отец брал меня и моего брата, и мы шли из нашего района Геула в район Батей Унгарин в Иерусалиме. Мы поднимались по лестнице и входили в большую комнату, справа на высокой кровати лежала прабабушка, «бобе Йейдис». Мы с братом садились на широкий подоконник рядом с ней и начинали читать Теѓилим. По окончании прабабушка угощала нас сладостями, а в будни давала по монетке в знак благодарности за то, что мы дали ей возможность послушать чтение Теѓилим.

Напротив комнаты прабабушки была кухня, и я не перестаю удивляться, как на этой маленькой кухне делали так много блюд для трапез и всех гостей. Дальше была вторая комната. Она использовалась для всех нужд – для субботних и праздничных трапез, для сна членов семьи, а раньше это была учебная комната ее мужа, моего прадеда раввина Маттитьягу Дайча, благословенной памяти, который скончался много лет назад. Квартиры в Батей Унгарин маленькие, две комнаты – это уже целые хоромы.

Прабабушка удостоилась благословения от «иерусалимского ребе» рабби Давида Бидермана из Лелува, что у нее будут «золотые занавески» (намек на хороших детей с золотым сердцем). И действительно, благодаря вере в праведников, которая у нее была, она удостоилась вырастить детей, полных Торы, хасидизма, доброты и хороших качеств. Хотя жизнь прабабушки была нелегкой – ее муж застрял в США на десятилетие во время Первой мировой войны, а последние 36 лет жизни она провела вдовой — ее доброе сердце всегда давало о себе знать.

Ее внучка, супруга Комарненского ребе, однажды сказала: «У бабушки было три имени – Мирьям-Йегудит-Браха, и не зря. Мирьям — потому что духом пророчества она напоминала Мирьям, сестру Моше. Она не очень хорошо умела читать и писать, так как во время ее детства в ее общине не было школ для девочек, и ее слух в старости ослаб, и она много лет жила в одиночестве — и все же она разбиралась во всех временах субботы и праздников. Йегудит — это ее доброе сердце, она никогда не видела в своих детях или в других ничего плохого. А Браха — потому что в ее доме всегда царило благословение: все любили навещать ее, и у нее всегда было чем угостить, благословить и накормить. Всегда, когда ты приходила к ней, чувствовалось, что ты пришла в нужную минуту: «Хорошо, что пришла». Она не упрекала, почему к ней не пришли вчера или в праздник, и не просила приходить еще, потому что для нее любое время было самым подходящим».

Ее муж присылал ей из США письма, полные преданности и любви. Он пересылал жене деньги, которые смог достать, и просил ее хорошо есть и отдыхать, и не работать слишком тяжело, и в каждом письме он находил новые слова, чтобы поднять ее дух и оказать ей должное уважение. А в завещании он написал о супруге, что она «выделяется среди тысяч женщин своей праведностью».

Я помню, как ее сын – мой дед, благословенной памяти – сидел рядом с местом, куда ее перенесли после кончины, и читал Теѓилим, без внешних признаков траура, ведь траур запрещен в Шабат. После семидневного траура и даже после окончания тридцатидневного траура дед не вернулся в свой дом в Лондоне, и 24 тамуза, через два месяца после матери, он скончался во время размышлений над Торой, и его душа вознеслась на небеса, соединяясь с родителями.

3. Мать всегда борется за сына

Упорная борьба длится долгие месяцы, с того момента, когда после освобождения она получила весть о том, что ее муж убит, а ее единственный сын Саша находится в плену вместе с другими заложниками в Газе. На этой неделе она снова побывала в Москве, и семья Главного раввина России р. Берла Лазара окружает ее теплом и любовью, а сам р. Лазар много действует ради осуществления ее надежды увидеть сына.

Наряду с материальной деятельностью ради освобождения Саши его мать взяла на себя обязательство соблюдать заповеди, она выступает перед женщинами и молится с ними о своем сыне, и жертвует на благотворительность. Позавчера я отправил ей такое письмо:

«Дорогая семья Труфановых, мир и благословение! Спасибо вам за пожертвование, которое вы передали через уважаемого Главного раввина России. Уже долгие месяцы он и его супруга рабанит Хана относятся к вам как к членам семьи и много делают, тайно и явно, для вашего дорогого сына Саши. Мы надеемся и верим, что в самом ближайшем времени мы получим добрые вести о его полном освобождении, здоровым телом и душой, без какого-либо ущерба для любого другого еврея.

На ваше пожертвование мы приобретем продукты питания для распределения среди многодетных семей и нуждающихся здесь, в Москве, в преддверии праздника Шавуот. Наши мудрецы писали: «Сказал Всевышний: если ты порадуешь Моих, Я порадую твоих». Если мы радуем нуждающихся и они встретят праздник с большей радостью благодаря полученным продуктам, мы порадуем Самого Всевышнего, и Он обещает за это порадовать «наших».

Дорогие семьи Труфановых и Коэн! Надеюсь, что вы чувствуете любовь и заботу нашей общины, присоединяющейся к молитвам и делам милосердия и доброты во всем мире, совершающихся ради вашего сына Александра, сына Лены-Леи. Мы ощущаем боль от его ежедневных страданий, но надеемся, что мы скоро увидим его воссоединившимся с вами. И мы возносим постоянную молитву за него и за всех похищенных и пленных, находящихся в руках ХАМАСа, да сотрется его имя, — трогательную молитву, которая во всех поколениях дарила свет и надежду в тяжелое время:

«Братья наши, весь дом Израиля, находящиеся в беде и в плену, в море и на суше – да смилуется над ними Всевышний и выведет их из тесноты на простор, из тьмы к свету, из рабства к избавлению, сейчас, немедля, в ближайшее время. И скажем: Амен»».

Фото недели: Реб Мойше

Важная страница в книге истории Хабада была перевернута позавчера. Это потеря не только для Хабада, но и для всего еврейского народа. Мы потеряли одного из лидеров за три дня до его 75-го дня рождения, который отмечается сегодня. Вместе с тысячами других шалиахов по всему миру я получил около недели назад письмо, которое было написано уже не им, а его семьей: «Мы сидим у кровати нашего отца, и он процитировал слова наших мудрецов: «Даже если острый меч касается шеи человека, он не должен переставать молиться», и просит посланников молиться за него…»

С тех пор, как раввин Моше Котлярский заболел, он мужественно боролся с недугом и изо всех сил пытался продолжать выполнять большую задачу, которую возложил на него Ребе. Моше Котлярский был главой «Мерказ ле-иньеней хинух», системы посланников Ребе по всему миру, самой разветвленной еврейской организации в сегодняшнем мире. Все знают, как он организовывал Всемирные съезды посланников, с большим талантом и тактом.

«Реб Мойше» знал наизусть всех посланников и место их миссии. Я не преувеличу, если скажу, что он был единственным человеком в нашем поколении, в памяти которого всегда была развернута «интерактивная карта жизни еврейского народа» с актуальной информацией, включая общины в самых отдаленных местах. Со своим легендарным остроумием он умел говорить с каждым посланником на подходящем ему языке, устанавливать мир между общинами и целыми секторами. Он всегда находил пути к сердцам и великих раввинов, и прожженных политиков.

Вчера вечером я просматривал свою переписку с ним, в которой он приглашает меня к себе домой на субботние или праздничные трапезы, или просто на встречу в его офисе или дома. Я вспоминал, как я приехал с одним из своих сыновей на празднование его бар-мицвы, и он хотел поощрить его, вручив купюру и благословив, и все это в приятной атмосфере, с юмором и ободряющими словами.

Ровно год назад, в канун праздника Шавуот, я приехал с семьей к Ребе на праздник. Если бы не помощь преданных друзей несколько лет назад, рав Котлярский жил бы в тех же условиях, что и десятилетия назад, и только благодаря друзьям в его доме был сделан ремонт, что облегчило жизнь ему и его семье. Реб Мойше, который из-за болезни почти не выходил из дома и даже молился в синагоге, построенной во дворе его дома, пригласил нас к нему домой, и мы сидели в гостиной за долгой приятной беседой. Когда-то я принес ему мою первую книгу «Гут Шабес, Москва», а теперь я подарил ему мою вторую книгу «Фотография без рамки», и он радовался и поздравлял меня. Когда один из детей хотел сфотографировать нас с этой книгой, он согласился, но сказал: «Пожалуйста, не публикуй это сейчас, еще придет день, когда ты сможешь опубликовать». Никто из нас и подумать не мог, что всего через год мы сможем опубликовать эту фотографию, к нашему большому и болезненному сожалению.

Кто я, чтобы писать об этом великом человеке, который унес с собой в могилу много секретов, ведь лишь немногое из его дел на благо общества и отдельных людей известно нам. И я уверен, что в дни траура и в последующие дни многие из моих коллег расскажут о его деяниях, охватывавших весь мир.

Дай-то Б-г, чтобы мы слышали и делились только хорошими и радостными вестями, видимым и явным добром!

Гут шабес, ходеш тов

Шие

Моменты недели – глава Бехукотай, благословляем месяц сиван

רגעי השבוע – פרק בחוקותי, מברכים את חודש סיון

לב בהר מירון / שלושה ימים של ל»ג בעומר / חמישים ושלוש טלפונים / רבי שמעון מחובר לנפשו של כל יהודי

שמעון בר יוחאי ושמעון הצדיק

בעל הפזמון «ואמרו לחיים», שנוהגים לשיר בל»ג בעומר, מדבר בגוף שלישי, למרות שחיבר אותו במירון ליד קברו של רבי שמעון בר יוחאי הקדוש. לעומתו, בעל המזמור «בר יוחאי» מעולם לא ביקר בארץ ישראל, אך הוא פונה לרבי שמעון בר יוחאי בגוף שני: מהבית הראשון «בר יוחאי אתה משוח, שמח אתה» ועד האחרון. בית «בר יוחאי, אשרי היא אשר ילדה אותך». בגוף שני, כאילו מדברים אליו…»

זו הייתה השיחה שניהל איתי יהודי ירושלמי חכם כשפגש אותי במוצאי שבת בשבוע שעבר ברחובות ירושלים. הוא הבין שבשעה זו, בליל ל»ג בעומר, הייתי בירושלים ובכל לבי רציתי להיות בהר מירון, והוא גרם לי להבין שהעיקר הוא משאת הלב, ו» זה לא משנה איפה אנחנו נמצאים במציאות.

כמו בכל שנה, קניתי מראש כרטיס טיסה לארץ הקודש כדי להיות שם בל»ג בעומר — יום פטירתו של רבי שמעון בר יוחאי הקדוש. וגם כששמעתי על החלטת הממשלה לבטל את אירועי ל»ג בעומר בהר מירון, המשכתי לקוות שיקרה נס והכל ישתנה. אבל השנה הקב»ה רצה אחרת. כמו רבים שרגילים לעלות על הר מירון מדי שנה, לא יכולתי לדמיין שהשנה אצטרך להיות רחוק ולהיות עם רבי שמעון רק נפשית.

אין ספק שהממשלה צדקה. יש מלחמה בצפון, חיזבאללה יורה רקטות למדינת ישראל בצפון, ותושבי הגליל, כולל ההתנחלות מירון, חיים לצלילי צפירות כמעט מדי יום. צפירת תקיפה אווירית יכולה להישמע בכל רגע, ולאן ירוצו מאות ואלפי אנשים מהר מירון? כן, ולהדליק אש גדולה על ראש ההר, לאותת לאויב «הנה, כולנו כאן» זה לא חכם בזמן מלחמה. ואת העובדה שאויבנו יכול לבחור דווקא חג יהודי משמח להתקפה ערמומית — אנו, למרבה הצער, זוכרים היטב ולא נשכח. אני בכלל לא זוכר מצב כל כך קשה בארץ הקודש: מצד אחד יותר ממאה שבויים מוחזקים על ידי חמאס בדרום ומתנהלת שם מלחמה עיקשת מדי יום, ומצד שני. יד, יש הפגזה מתמדת בצפון הארץ.

השתתפתי בהדלקת נרות במרכז מעייני ישראל בירושלים, רקדנו ושמחנו, ולמחרת בבוקר קמתי מוקדם והלכתי לקבר שמעון הצדיק בצפון ירושלים. זהו המקום היחיד בו קיימת מסורת בת מאות שנים של עלייה לרגל המונית לל»ג בעומר, במיוחד באותן שנים שבהן בשל המצב המתוח אי אפשר היה לנסוע בדרכים המסוכנות למירון. אני אפילו זוכר מקרה אחד בילדותי שבו קרוב משפחה שלי לא יכול היה להגיע למירון בגלל חולשה, ואבי הציע שנלך ביחד לשמעון הצדיק. ואז אבא שלי ואני נסענו למירון.

שמעון הצדיק היה «מאחרוני האסיפה הגדולה», כיהן ככוהן גדול והנהיג את העם במשך ארבעים שנה. וצונו בצפון ירושלים נתמך ותוקן שנים רבות על ידי דודי הצדיק רבי יוסף אליהו דייך, יהי זכר הצדיק ברוך, ולמעלה משלושים שנה בנו רבי משה. ממשיך בעבודתו. כשגרתי בארץ ישראל הגעתי לשם לא פעם בימי חול וחגים; והשנה בל»ג בעומר שמחתי את נפשי בשמעון הצדיק, כמו אצל שמעון בר יוחאי.

  1. תודה חבר טוב

אחרי שחגגתי את ל»ג בעומר ברחובות ירושלים, עדיין התכבדתי לקחת חלק בהדלקת המדורה ובסעודה חגיגית באווירה עילאית בהר מירון. למרבה הפלא, בשל העובדה שאי אפשר היה להיות במירון בל»ג בעומר עצמו, האווירה החגיגית הורגשה יותר מיום אחד. בדרך כלל בחצר הציון של רבי שמעון מתנגנת מוזיקה ורוקדים עד סוף היום, ובכן, עד הלילה הבא לכל היותר, אבל השנה החגיגה נמשכה שלושה ימים!

לצערנו, גם השנה ההנחיות שניתנו למשטרה ולכוחות הביטחון בהר מירון לא תאמו את האווירה במקום. אנשים רבים לא יכלו להישאר בבית, ובמהלך היום, לאחר הליכה ארוכה במעלה ההר בחום עז, הם בכל זאת הגיעו למקום שאליו כל כך כמהה נפשם. אבל הם זכו לקבלה קשה מהמשטרה, שקיבלה פקודות ממפקדים שאינם מבינים את רוחם של יהודי התורה. הנחיות הן הוראות, בטיחות היא בטיחות, אבל הבינו את רגשותיהם של אנשים! עם זאת, לאחר מספר שעות, ככל הנראה המשטרה קיבלה את ההוראה הברורה והפסיקה לחסום את הכביש. ואז הגיעו אלפי אנשים מכל הארץ, הגיעו הורים וילדים בבגדי שבת שנזקקו לתספורת ראשונה ול»ג בעומר נמשך עוד יום, עוד יומיים!

חבר יקר ממוסקבה שילם עבור הנסיעה והשהייה במירון כמה עשרות יהודים, שנשמתם נשאה אותם לרבי שמעון, והתמזל מזלי להיות ביניהם. לאחר תפילת ערבית וקריאת תהלים, בתחושה גדולה עלינו לגג הציון, למקום «השריפה השנייה», שפכנו שמן זית על הבדים, הדלקנו נרות, ובשם כולם התכבדתי להדליק את האש לכבוד רבי שמעון בר יוחאי. שירים לכבוד בר יוחאי ועוד ניגונים חגיגיים נשמעו ארוכות.

כמיטב מסורת הר מירון, כל הנוכחים זכו אז בסעודה, בתודה להקב»ה על כך שהתכבדו השנה להגיע למירון לכבוד ל»ג בעומר. וזה התאפשר הודות לספונסר יקר ממוסקבה, שביקש להישאר בעילום שם. יהי רצון שהקב»ה, היודע את כל הסודות, יתן לו ברכות בלתי מוגבלות על המעשה הגדול שעשה.

  1. הזכות להחזיר אובדן

זה מה שאחי, ר’ אמר לי. מתתיהו, רבה של שכונת רמת שלמה בירושלים:

— ביום שישי לפני שבועיים הבן שלי, שחגג את בר המצווה שלו, נסע מהבית שלנו לבית הספר באוטובוס של אגד. הוא נשא תפילין יקרות חדשות כדי להתפלל שחרית בבית הספר. לבן שלי יש העברה לבית הספר; במהלך הנסיעה הוא נרדם והתעורר רק בתחנה האחרונה של המסלול, כשהנהג העיר אותו; הוא יצא ועלה על אוטובוס שנסע לכיוון בית הספר שלו. רק כשהגיע לתפילה נזכר שבחפזתו השאיר את שק התפילין שלו באוטובוס!

למרבה המזל, התיק היה חתום. התקשרנו למחלקת האבידות של חברת אגד, אבל הם ענו שהם מקבלים ומעבדים פריטים שנמצאו תוך שלושה ימים, ורק לאחר זמן זה אפשר להגיע אליהם — למחלקה בתחנה המרכזית בירושלים — ולהסתכל עבור שלך. בינתיים בני חזר הביתה והניח תפילין. לפתע צלצל הטלפון ואדם, שנשמע מבוגר, שאל אם הוא מדבר עם משפחת דייטש והאם יהודה אריה גר כאן. כשעניתי כן, שמעתי אנחת רווחה גדולה. «יש לי תפילין של בנך ואני רוצה לבוא אליך הביתה כדי להחזיר אותם.» «מי אתה?» — שאלתי, ובן השיח השיב: «פינקל מאזור בית ישראל». «מה, הרב בנימין פינקל, המנהל הרוחני של ישיבת מיר?!» נדהמתי.

«הייתי מלמד שיעורים בישיבה קטנה באזור גבעת שאול, וגם לאחר שהפכתי למורה דרך בישיבת מיר, אני ממשיך להגיע לשם פעם בשבוע כדי להעביר שיעור כמו פעם. הבוקר בגבעת שאול ניגש אלי תלמיד והראה לי את התפילין שמצא באוטובוס. ביקשתי ממנו לתת לי אפשרות לקיים את מצוות השבת אבידה. הרבה זמן לא הזדמן לי לקיים את המצווה הזו. לקחתי את ספר הטלפונים של ירושלים והתחלתי להתקשר. אבל בירושלים יש כל כך הרבה משפחות עם שם המשפחה דיצ’ה! אתה החמישים ושליש (סיק! — ש»ד) שאני קורא לו, ואני מודה להקב»ה על כך שאני ראוי עכשיו לקיים מצווה חשובה.

«אני מחפש אותך כבר כמה ימים,» אמרתי לרב פינקל. עכשיו הגיע תורו להיות מופתע. «למה אתה מחפש אותי?» «דחינו את חגיגת בר המצווה של בננו לשבוע הבא עקב מותה הפתאומי של כלתי, אשתו של אחי הצעיר. ובאמת רציתי להזמין אתכם לחגיגה. הרי גם אתה חווית טרגדיה — מות אשתך בגיל צעיר, ואני רוצה שתכיר את אחי האלמן ותנחם אותו. וכך נפגשו הרצונות שלנו!»

תמונת השבוע: שני חסידים

זה יום שני בצהריים וריח השריפות בל»ג בעומר עדיין באוויר. התמזל מזלי להצטרף לביקור הנדיר של הרב הראשי לרוסיה, ר. ברלה לזר לביתו של הר. יעקב מאיר שכטר. אחד מראשי חסידי ברסלב וראש ישיבת המקובלים שער השמיים מתגורר בדירת נכדו בשכונת שמואל הנביא בירושלים, בקומה העליונה של הבית. רק מעטים מצליחים לפגוש אותו באופן אישי.

הרב שכטר ישב ולמד את תקוני הזוהר שקיבל בלבביות את ר. לזר והושיב אותו לידו. הם דיברו על התורה כחצי שעה. כיון שהיה זה למחרת ל»ג בעומר, ר»ה. לזר חזר על דברי הרבי, שהסביר את דבריו של רבי שמעון בר יוחאי בתלמוד: «אני יכול לשחרר את כל העולם מהמשפט». זו אמירה מוזרה: אם יהודי חטא, מי יכול לשחררו ממשפט חוץ מהעליון עצמו? הרבי הסביר זאת כך: רבי שמעון בר יוחאי קשור לכל יהודי, גם לאלה שנמצאים במצב הרוחני הנמוך ביותר, ולכן, בהיותו אחד איתו, יכול לשחרר את כל היהודים מהמשפט על ידי עבודתו שלו לה’. הרב שכטר הגיב בחיוך כי מדובר ב»הסבר חב»די טיפוסי».

הרב שכטר סיפר אגב כי פעם שלח מכתב לרבי ובו בקשה להתפלל עבור בתו, שהייתה חולה באותם ימים, והמשיך בשיחה על פעילות שליחי הרבי ברוסיה. כאשר ר. לזר תיאר כיצד מתעוררת פתאום נשמתו של יהודי, כי הניצוץ היהודי בפנים תמיד בוער ופתאום מתפרץ החוצה — הרב שכטר, כיאה לחסיד ברסלב אמיתי, זכה להשראה רבה.

הרב שכטר סיפר גם על הולדתו בעיר העתיקה בירושלים לפני כמעט 94 שנים, על סבו, שנולד באחת מערי האימפריה הרוסית, והודה על העזרה שמעניקים שליחי חב»ד לאותם יהודים המגיעים רבי נחמן באומן. בתום הישיבה הציג הרב שכטר את ר. לזר שניים מספריו החדשים, ובחיוך נוצץ, הודה לו על הביקור, אך לא הגביל את עצמו לכך, אלא קם וראה בכבוד את הנהר. לזר עד הסף.

גוט שבס, חודש טוב

שייע

Условие жены

Из поселков на юге Израиля уехали многие сельскохозяйственные рабочие. Там не хватает рабочих рук, и на сбор урожая приезжают ежедневно тысячи волонтеров. И десятки хасидов прибыли на этой неделе в поселки возле сектора Газы, чтобы помочь фермерам в сборе плодов в садах.

Женщина, приславшая мне фотографию этого зрелища, до этого времени считала себя далекой от евреев Торы, но сейчас она написала: «Поистине трогательная картина».

«Я узнаю среди них моих родственников», — ответил я ей и добавил, что на фотографии — карлинские хасиды. Их ребе велел своим последователям включиться в волонтерское движение, чтобы как можно больше помочь их братьям, сынам Израиля. «Кто такие карлинские хасиды и почему они ваши родственники?» — интересовалась женщина, ведь она знает, что я хасид Хабада. Я не мог долго рассказывать ей о корнях нашей семьи, но кое-что все же рассказал:

«Сегодня, 23 мархешвана, семидесятая годовщина кончины моего прадеда, раввина хасида Моше-Шалома Шора. Вот небольшая история, которая в некоторой степени отражает атмосферу эпохи. Его родителями были раввин Шмуэль Шор (он родился в Иерусалиме и был одним из первых виноделов в Старом городе) и Рейзл (она родилась в Цфате). У них родилось тринадцать детей, но из-за тяжких условий жизни в Стране Израиля в 19 веке выжили всего лишь трое. Но они не отступали от своей простой веры и принимали все, что случалось с ними.

Раввин Шмуэль был хасидом рабби Исраэля из Столина, шестого ребе в линии цадиков из Карлина. И вот однажды он отправился к своему ребе, в долгое путешествие из Иерусалима в Столин, расположенный недалеко от Пинска в Беларуси, по морю и по суше, на корабле и на телеге. Когда до рабби Исраэля дошла весть о том, что приезжает реб Шмуэль, рабби сказал хасидам: „К нам идет верный друг, пламенный хасид“, и позволил иерусалимскому хасиду входить к нему, когда тот пожелает. За все время пребывания в Столине реб Шмуэль не жаловался на свое положение и на свои семейные горести. Все его внимание было направлено на то, чтобы черпать все больше духовности из источника — от своего великого ребе. Реб Шмуэль вернулся в Иерусалим полным жизненной силы хасидизма, и благодаря этому он продвигался по пути совершенствования, принятому у карлинских хасидов. Однако, как я рассказывал, супруги испытывали тяжелые удары ранней смерти детей…

Прошло около трех лет, и раввин Шмуэль снова захотел совершить паломничество к своему ребе. Но как принято у хасидов, на поездку к ребе нужно получать разрешение жены. И Рейзл разрешила — с условием получить от ребе обещание, что их дети выживут. Так верила она во Всевышнего и в ее ребе, посланника Всевышнего.

Действительно, с той поездки их страдания прекратились. Трое их детей благополучно выросли, в их числе мой прадедушка раввин Моше-Шалом. От него пошла обширная семья Шор, которая сегодня насчитывает тысячи потомков».

ЗА ЧУДЕСА ТВОИ

«С того момента, когда я услышал о том, что произошло, я не переставал думать о своей сестре, шурине и их детях, в течение двух дней праздника», — он глубоко вздохнул, и выражение его лица стало как в тот Шабат Шмини Ацерет и в Симхат Тора на следующий день. «Они живут в кибуце Саад, менее 4 км от сектора Газы, и я боялся за их жизни». Так рассказывал преподаватель московской Талмуд-Торы, раввин Йосеф Ицхак Далвин. Вчера он познакомил меня со своим шурином, р. Янивом Акивой, директором профессионального училища в районе Нахалат Ѓар Хабад в Кирьят-Малахи, живущим со своей семьей в Сааде.

Так рассказывает Янив Акива: «Я проснулся от звуков сирены и выстрелов. Был Шабат, но мы включили телефон. И узнали, что более часа назад террористы проникли в населенные пункты, расположенные недалеко от нас. К нам пешком приходили раненые, которым удалось сбежать из соседнего поселка. Мы поняли, что произошло большое проникновение террористов. Мы позвали к нам в дом пожилую соседку и заперлись, а я позвонил всем членам „группы реагирования“ — такая есть в каждом поселке — и вызвал их на охрану кибуца. Террористы к нам не проникли. Только неделю назад мы узнали все подробности. Оказывается, недалеко от главных ворот проезжал танк, солдаты увидели толпу террористов, направлявшихся к нам в кибуц, и открыли огонь. Они застрелили двадцать из них и ранили около сорока. Другая группа террористов пыталась прорваться с другого направления, но в бою, продолжавшемся три или четыре часа, была ликвидирована „группой реагирования“».

В религиозном кибуце Саад проживает около двухсот пятидесяти семей, в основном занимающихся сельским хозяйством. Документы, найденные на телах террористов, показали, что они планировали атаковать все общественные здания в кибуце и устроить общую резню.

Янив Акива заканчивает свои слова сильным выражением веры: «Я не могу знать Высшие планы. Мы потеряли много друзей из окрестных поселков и двух юношей из нашего кибуца — один из них заботился о ребенке с особыми потребностями в соседнем кибуце Беэри. Но нам есть за что благодарить Всевышнего. Мы явно спаслись чудом. Еврейский народ получил тяжёлый удар, но мы „держим удар“, мы победим наших врагов и будем отстраивать и укреплять нашу страну!»

МОМЕНТЫ НЕДЕЛИ — ГЛАВА БЕРЕШИТ

11 сентября и Шмини ацерет / Баррикада из винных бочек / Все раввины России вместе / Закрывайте свой сидур сами

1. «И радуйтесь в трепете»

11 сентября 2001 года, 22 года назад, я приехал в синагогу на Большой Бронной, уже не помню зачем, и охранник при входе рассказал мне о крушении «башен-близнецов» в США. А в прошлый Шабат, праздник Шмини ацерет, я пошел в ту же синагогу на Большой Бронной. Я иду туда пешком каждый праздник — Песах, Шавуот, Шмини ацерет — чтобы получить благословение раввина Ицхака Когана. Но в этот раз я увидел по его лицу, что нечто случилось. И он рассказал мне о том, что ему сообщили о произошедшем в Стране Израиля. Ведя молитву Мусаф, я всей душой осознал значение слов в «молитве о дожде»: «Кровь потомков праотцев льется ради Тебя, как вода; обратись к нам, ибо топит нас беда…»

Вечером того дня, при наступлении праздника Симхат Тора, в центральной синагоге из уст в уста распространялись ужасные новости. Я сказал окружающим, что этого не может быть. Сто погибших?! Кто бы мог подумать, что мы закончим неделю с числом тысяча триста (!) погибших ради освящения Имени Всевышнего…

После вечерней молитвы и перед ѓакафот, по своему обычаю, Главный раввин России р. Берл Лазар сделал кидуш. Но перед этим он с болью в сердце сказал, что наших братьев, живущих в Стране Израиля, постигла беда и скорбь. А что мы должны делать? Мы должны помнить слова Ребе, сказанные ровно пятьдесят лет назад в начале войны Судного дня: «Поскольку сейчас месяц, в котором не говорят таханун, месяц радости, путь к победе над врагом лежит через радость, прорывающую преграды». Рав Лазар просил и требовал от каждого быть более радостным, укрепиться и соединиться со святой Торой. И он не довольствуется разговорами. Он подходил к людям и призывал их радоваться и танцевать со свитками Торы, и сам танцевал изо всех сил.

Примерно через два часа ѓакафот мы пошли на праздничную трапезу, которая перешла в фарбренген. А потом снова поднимаемся в синагогу, чтобы начать ѓакафот с начала — как и каждый год! Сейчас около полуночи, и народу гораздо меньше, но радости больше. Рав объявляет: «В этом году первую ѓакафу мы сделаем на улице (хотя обычно на улице проводят вторую ѓакафу)». Мы выходим со всеми свитками Торы на улицу, впереди идёт р. Лазар, точнее, не идёт, а танцует. Доходим до оживленной транспортной артерии, улицы Сущевский Вал, ветер свистит, но танцы становятся все радостнее, и лишь спустя долгое время мы возвращаемся в синагогу.

Я бегу к ковчегу, чтобы помочь разложить свитки Торы, и тут понимаю: что-то произошло. Рав танцевал со сверхчеловеческой силой всю ночь, и вдруг столкнулся с кем-то в танце, они оба упали на землю, и р. Лазар сильно ударился головой. Мы все ощущали груз беспокойства за происходящее в Стране Израиля, что тяжело лежал на сердце любимого раввина — и он упал под этим грузом. Сотрясение мозга.

Молитесь о том, чтобы Всевышний послал р. Лазару полное и совершенное исцеление, чтобы он вернулся с обновленными силами к святому делу, которому служит уже десятилетия, и чтобы управлял своей общиной еще долгие годы!

2. «Рука его — на всех»

Нападение арабов мы переживаем не первый раз. Вот что моя дорогая мама написала всего несколько недель назад, вспоминая рассказы ее отца, моего дедушки р. Шмуэля-Хаима Шора:

— Накануне Шабата главы Экев, 17 менахем-ава 5689 г. (1929 г.), когда моему покойному отцу было всего семь лет, разразились известные события, кроваво отпечатавшиеся в истории еврейской общины в Стране Израиля. Мой дедушка, отец моего отца, р. Моше Шалом Шор, тогда находился в новой винодельне, которую он основал несколькими годами ранее в районе Бейт-Исраэль в Иерусалиме. Из-за арабских погромов он не мог вернуться в свой дом в Старом городе, и оставался один весь Шабат, беспокоясь за судьбу членов своей семьи, осажденных в Старом городе Иерусалима.

Мой покойный отец, еще маленький мальчик, стоял утром в субботу на балконе их дома во «дворе Ранда» в Старом городе. Этот «двор», то есть небольшой закрытый квартал, находился в мусульманском квартале Старого города, возле Львиных ворот. Мимо проходил араб, посмотрел на него и провел ножом, который держал в руке, по своей шее — понятный знак — и крикнул по-арабски: «Итбах аль-яѓуд!» — «Режь евреев!»

Мой отец был напуган и побежал к матери, моей бабушке. А тем временем стали приходить слухи о том, что арабы устроили погром. Бабушка крикнула соседке, которая жила через дорогу, и попросила рассказать, как обстоят дела в ее районе. Соседка в страхе сказала, что возле лестницы ее дома лежит тело старого еврея, которому было около 75 лет, по фамилии Ѓефильман, убитого топором.

Бабушка немедленно собрала всех членов семьи в квартиру, и все тридцать три семьи, жившие во «дворе Ранда», закрыли ворота двора и поставили возле них баррикаду из винных бочек. В своих воспоминаниях мой покойный дедушка писал: «Я никогда не забуду этот день. Плач, страх ужас в Шабат ѓа-гадоль. Еды нет, питья нет, женщины и дети сбились в кучу, все плачут и читают Теѓилим. Я верю, что только „ангел забвения“ помешал арабам ворваться во „двор р. Менделя Ранда“, где жили тридцать три семьи. Ворота двора легко мог открыть десятилетний ребенок, и тем более — двери квартир».

Так осажденные провели Шабат и ночь после него, и только в воскресенье их всех перевели в синагогу «ѓа-Хурва», где для их охраны выделили одного-единственного человека, вооруженного… дубинкой. Английские мандатные власти не разрешили охраннику иметь иное оружие! Через два дня дедушке р. Моше Шалому удалось пройти в Старый город в сопровождении друга, у которого был пистолет. Как велика была радость от встречи с отцом семейства!

Погромы 1929 года положили конец проживанию нашей семьи в мусульманском квартале Старого города Иерусалима, и с тех пор мои бабушка и дедушка переехали жить в район Бейт-Исраэль, недалеко от новой винодельни.

Историю своей жизни мой покойный отец рассказывал много раз, и он часто напоминал нам о ненависти арабов к евреям, и повторял пословицу: «Не верь арабу, даже когда он в могиле».

3. Голос — голос Яакова

Позавчера со мной связался р. Бецалель ѓа-коѓен Мендель, глава ешивы «Оѓолей Яаков» в Москве, с инициативой: опубликовать перед Шабат Берешит общее письмо ко всем российским евреям, подписанное всеми раввинами России, из всех общин.

Мы стали работать вместе, и с великой помощью Всевышнего впервые в истории России все ее раввины из всех общин и направлений подписали это важное и вдохновляющее письмо:

Нашим дорогим еврейским братьям и сёстрам, проживающим в России!

К нашему великому прискорбию, наши братья и сёстры в Израиле находятся под ударом, подобного которому не было уже десятки лет!

Наряду со всеми евреями диаспоры, мы, евреи, проживающие на территории РФ, не можем сидеть сложа руки, не разделив бремя бед наших братьев и сестёр на Святой Земле.

Наше желание и в то же время наш долг — объединить наши усилия ради десятков тысяч наших братьев и сестёр, подвергшихся жестокому нападению, сотен пленных, пропавших без вести и тысяч раненых.

Всевышний сделал каждому из нас уникальный подарок — Шабат. Ближайший Шабат, который с Б-жьей помощью наступит уже завтра, — Шабат Берешит.

Призываем вас, ради наших братьев и сестёр, находящихся в беде и плену, постараться укрепиться в соблюдении святой субботы и её почитании, чтобы заслуга соблюдения Шаббата защитила нас в этот страшный час.

Дорогие женщины и девушки! Пожалуйста, не забудьте зажечь субботние свечи, — а те, кто уже зажигает, подумайте о том, чтобы повлиять на близких, кто ещё не зажигает свечи (время зажигания свечей — не позднее, чем за 18 минут до захода солнца!). Не забудьте также перед зажиганием свечей дать пару монет на благотворительность (цдака).

Мужчины и юноши от 13 лет и старше, пожалуйста, возложите тфилин в пятницу в любое время — с утра и до захода солнца.

А все святые общины в синагогах — пожалуйста, прочтите главы Теѓилим перед встречей субботы на благо народа Израиля и тех, кто нас защищает, в согласии со сказанным нашими мудрецами, светлой памяти: «Если бы ты знал силу стихов Теѓилим и их действие на Небесах, ты бы произносил их всё время».

От всего сердца просим вас прочесть в эту субботу кидуш над бокалом вина (текст кидуша можно найти в любом сидуре). И пусть каждый постарается в меру своих возможностей максимально чтить субботний покой. Даже небольшой шаг в этом направлении заключает в себе великое благословение.

Пусть в заслугу этого Всевышний сжалится над Своими детьми, исцелит страдающих, возвратит пленников домой к семьям и благословит усилия тех, кто защищает народ от чудовищного нападения.

Шабат шалом!

Фото недели: ищем ценные вещи

В такую сложную неделю, которую мы все пережили, вообще трудно писать, и особенно трудно выбрать одну фотографию. Сначала я выбрал фото «собрания Торы, молитвы и цдаки», проведенного в центральной синагоге «Марьина Роща» в связи с опасностью для евреев Страны Израиля. Потом остановился на бар-мицве сына моего двоюродного брата, шалиаха и раввина Перми р. Шнеур-Залмана Дайча, прошедшей в присутствии сотен гостей.

Вчера, за несколько часов до вылета обратно в Москву, я пошел немного прогуляться по берегу реки Камы, на которой стоит город Пермь. Глядя на реку, я увидел странного человека, бродящего по отмели. Что он делает? Оказывается, он ищет ценные вещи, которые могли быть потеряны отдыхающими на берегу и выброшены на берег волнами.

Баал-Шем-Тов учил, что всё увиденное нами может послужить нам уроком. «Я тоже должен собрать ценные вещи, услышанные мною здесь, в Перми», — подумал я. И вот несколько жемчужин из выступления дедушки юного бар-мицвы, уважаемого раввина хасида Хаима Шалома Дайча, приехавшего с супругой из Страны Израиля. Мне выпала честь сопровождать их от приземления в Москве до Перми, и обратно до аэропорта.

«Главное в воспитании детей — живой пример родителей. Конечно, нужно говорить на определенные темы, нужно учить, потому что не все очевидно, но лучше всего ребенок воспринимает поведение самих родителей, в любой момент и в любых обстоятельствах.

Я не раз видел, как Ребе спускался со своего места по окончании молитвы. Когда он видел, что сидур на месте ведущего молитву остался открытым, Ребе искал его, чтобы тот сам закрыл сидур. Известно, что тот, кто молился или учил Тору, должен сам закрыть книгу по окончании молитвы или учебы — для того, чтобы выученное удержалось в голове и молитва была бы принята.

На одной из аудиенций Ребе дал мне много чудесных благословений и завершил: „…до величайшего благословения: хасидского нахеса от детей!“»

РОШ АШАНА

Дорогие друзья!

Приближается Рош Ашана — новый год, или новолетие.

Стоит задуматься, каким он будет, этот наступающий год, что он нам несет, какие радости и тревоги. Мы стараемся подготовиться к тому, что нас ожидает. Мы ощущаем важность этого Праздника, и голова наша полна волнующими и радостными мыслями.

14 сентября в 14.15 приглашаем Вас на ПРАЗДНОВАНИЕ ЕВРЕЙСКОГО НОВОГО ГОДА — РОШ АШАНА!

ФОТО НЕДЕЛИ: ПРОЦЕСС ИДЕТ

«После того, как я встретил вас и услышал, что вы строите, я принял решение: если в строительстве миквы будет прогресс, я сделаю пожертвование на этот проект. Через несколько месяцев я вспомнил об этом, обратился к вам и услышал, что проект действительно продвигается с помощью Всевышнего, и вы послали мне видеоролик. В ответ я сразу отправил вам пожертвование, о котором решил. И вот меньше чем сутки спустя я получаю сообщение, что в США мне уменьшили сумму налога, чего я так долго ждал. Я посмотрел: на сколько же уменьшило мне налог федеральное казначейство? Ровно в пять раз больше, чем я дал на строительство миквы!»

Это письмо получил на этой неделе мой сын, раввин Авраѓам-Барух, посланник Ребе в Калининграде. Сейчас он занимается строительством первой миквы в городе за последнее столетие. Я видел ход ее строительства несколько дней назад и был поражен качеством работы и точным соблюдением всех ѓалахических тонкостей. Все строительство происходит благодаря пожертвованиям друзей общины, ближних и дальних, понимающих величие этой заслуги — преумножить чистоту в еврейском народе. Они своими глазами видят помощь Свыше, которую обретают в заслугу этого.

Строительство миквы требует много времени, проектирования, планирования и проработки деталей, и больших финансовых затрат. Оно идёт, но средств для завершения проекта по-прежнему не хватает. Однако я не только верю, но и знаю, что вскоре достойные люди присоединятся к проекту и примут участие в достройке миквы во славу исторического города и его прекрасной общины.

ФОТО НЕДЕЛИ: СКРЫТЫЙ ЦАДИК В КЕНИГСБЕРГСКОМ ТЕАТРЕ

Таксист чувствовал, что его пассажиры — туристы, и как истинный патриот своего города счел необходимым рассказать во время поездки о его известных местах. «Мы проезжаем по мосту — это один из семи мостов Кенигсберга, известных по знаменитой математической задаче Леонарда Эйлера. А справа старинное здание театра…» Дальше я не слышал, потому что погрузился в воспоминания.

Тогда, после приема, устроенного спонсором восстановления большой синагоги Калининграда Владимиром Кацманом в его кабинете, мы пошли гулять по калининградскому зоопарку. Оказывается, это старейший действующий зоопарк в Европе. Нам показали медвежатник, где жил медведь, переживший Вторую мировую войну. Мы видели еще много интересных уголков зоопарка, моя семья вернулась в гостиницу, а я пошел пешком к городскому театру, повторяя про себя хасидскую историю:

«…Выполнив все указания рабби Шнеур-Залмана, хасид стал одним из крупнейших и богатейших торговцев тканями во всем регионе. Его коммерческий успех рос день ото дня. Торговец приходил к Алтер Ребе за благословением перед каждой поездкой в ​​Кенигсберг. Однажды Ребе сказал ему: «Ты столько раз ездил в Кенигсберг и ни разу не привез мне оттуда подарка».

В этот раз торговец привез Ребе в подарок прекрасную табакерку — и испытал разочарование, когда Ребе долго смотрел на нее. Торговец понял, что под подарком имелось в виду нечто другое: «Когда ты приезжаешь в Кенигсберг, ты ходишь в театр?»

В свой следующий приезд в Кенигсберг торговец-хасид решил пойти в театр, чтобы там понять смысл слов Ребе. Он вошел в зал и занял свое место, но утомленный дорогой, заснул глубоким сном и проспал весь спектакль, пока его не разбудил служитель театра. «Откуда вы?» — спросил служитель. «Из Лиозно», — ответил хасид. — «Вы знаете раввина Залменю? Передайте ему привет от Карла».

Когда торговец передал странный привет Алтер Ребе, его лицо просияло: «Вот подарок, который я хотел!» — сказал он счастливо.

Перед следующей поездкой Ребе вручил торговцу пакет и сказал: «Когда приедешь в Кенигсберг, передай этот пакет тому служителю. А когда закончишь свои дела в городе и захочешь вернуться домой, зайди к нему и возьми у него пакет».

Когда служитель театра отдавал пакет торговцу-хасиду, он открыл его — там была рукопись. Это была книга Тания, которая тогда еще не была напечатана. Служитель стал вчитываться в книгу: «Ах! Ах! Ах!» — взволнованно восклицал он. «Написано святым духом! Теперь, когда святой Ребе даровал нам такие чудесные откровения тайн Торы, я и не знаю, что нового осталось сказать Машиаху!..»

…Я вспомнил эту историю, стоя на площади перед зданием театра. Это, разумеется, не то самое здание, но сочетание слов «театр в Кенигсберге» вызывает у хасида воспоминания.Было ли «Карл» настоящим именем того служителя? Почему Алтер Ребе прислал ему драгоценную рукопись книги Тания? Великие хасиды предыдущих поколений, которые рассказывали эту историю, были уверены, что тот служитель был одним из 36 скрытых праведников, которых Всевышний посылает народу Израиля в каждом поколении. Алтер Ребе прислал ему рукопись Тании, чтобы получить его одобрение, и только после того, как скрытый праведник «Карл» просмотрел ее и похвалил, р. Шнеур-Залман решился напечатать Танию и открыть ее миру.

«Такой возможностью нужно пользоваться», сказал я себе, и стал читать, стоя у того театра, ежедневный урок из Тании.

ФОТО НЕДЕЛИ: ГДЕ КРАСОТА СТРАНЫ ИЗРАИЛЯ?

Наступила ночь, и мы вместе вышли на небольшую прогулку по городу. «Москва красивее по ночам», сказали мне когда-то, и чем больше лет я здесь, тем больше убеждаюсь в этом. Мы пришли в парк Горького, который скоро отметит столетие и стал одним из самых красивых мест столицы России. Вышли на набережную Москвы-реки — все чисто и ухожено, фонтаны, красочная подсветка, пряные кусты, много деревьев, эффектные сочетания камней — все прекрасно, глаз не отвести.

Но у меня защемило сердце: почему такого нет на нашей святой земле? В детстве в Иерусалиме я гулял в «парке Сакера», который размерами никого в Москве не удивит. Сейчас он, говорят, прошел перепланировку, добавили интересные детские площадки, но тогда это был просто кусок травы и сосен посреди города. И мы считали это супер-парком!

Земля Израиля — это земля, на которую всегда направлен взор Всевышнего. Так почему ради свежего горного воздуха евреям нужно лететь в Швейцарию, чтобы увидеть водопады — в Кению, а чтобы погулять в красивом парке на набережной — сюда, в Москву?! Почему так получилось?

Я передал детям интересное объяснение, которое рассказал мне на этой неделе мой друг писатель р. Арье Эрлих. А он услышал его от рабби из «Толдот Авраѓам-Ицхак», когда несколько лет назад сопровождал его в летней поездке в город Давос в Швейцария. А рабби из «Толдот Авраѓам-Ицхак» слышал его от рабби Шалома из Белза (скончавшегося в 1855 году). В книге Эйха, которую мы читали две недели назад, говорится «и ушло от дочери Сиона все величие ее», то есть все, чем была славна Страна Израиля, после разрушения Храма ушло в другие страны — в одну свежий воздух, в другую природные красоты, в третью сладкие плоды.

Теперь, дети, — сказал я, — вы понимаете, что когда мы видим в мире что-либо красивое или приятное, мы должны знать, что это по праву принадлежит Святой Земле, и скоро вернется туда, с истинным и полным Избавлением!