Шабат Шалом, Большое Спасибо!

Почти в каждый вечер субботы после окончания молитвы в синагоге, по дороге домой вместе с моим отцом я видел одного человека. Он был высоким, одетым в чистые субботние одежды, и возвращался к себе домой из своей синагоги, идя навстречу нам с отцом. Я не знал, кто это такой, но отец приветствовал его «Шабат шалом», и этот человек всегда улыбался отцу, мне и моему младшему брату.

«Шабат шалом» незнакомому еврею — обычное явление во всех общинах мира, но в Иерусалиме, святом городе, атмосфера шабата чувствуется по-особому, и приветствие «Шабат шалом» кажется более сердечным. Однако я, несмотря на то, что был ещё маленьким, замечал кое-что. Иногда мой отец после «Шабат шалом» тому еврею добавлял «Большое спасибо», а иногда — нет. Когда я немного вырос, я попросил отца объяснить мне это. Он улыбнулся и сказал: «Придём домой, я покажу тебе»…

Ежедневная религиозная газета «а-Модиа», распространяемая в основном в хасидских общинах, существует в Израиле уже семьдесят лет. Родители подписаны на неё, оттуда они узнают мировые, израильские и еврейские новости. Как и везде, выпуск выходного дня — в нашем случае пятницы — больше, в нём печатаются большие обзорные статьи и эссе. Например, журналист Натан Гелернтер, ныне покойный, писал каждые несколько недель статьи, в которых посредством живых и забавных описаний читателей побуждали задуматься о качествах своего характера.
Читатели смеялись, а мораль статьи делала своё дело. Его статьи были так популярны, что люди открывали пятничный выпуск обычно сразу на той странице, на которой печаталась рубрика Гелернтера. И если статья Натана Гелернтера действительно там была, все с удовольствием погружались в его полные юмора рассказы. А сам Натан Гелернтер в это время шёл в синагогу, и на пути из синагоги домой мы встречали его, и если на этой неделе его эссе было напечатано, отец в дополнение к «Шабат шалом» благодарил его. Они не были знакомы, но Натан Гелернтер был известен всему кварталу, и поэтому отец считал правильным поблагодарить его за такую забавную и поучительную статью и поощрить его работать и далее. Я думаю, что отец был далеко не единственным, от кого Гелернтер получал такие «спасибо».

*
Мои учителя в хедере, когда приходила неделя главы «Бешалах», рассказывали мне мидраш о птицах и остатках мана. Ман выпадал в пустыне шесть дней в неделю, но в шабат не выпадал. Так обещал Всевышний, и так он передал через Моше. Говорится в мидраше, что перед первым шабатом, когда по слову Всевышнего не должен был сойти ман, несколько злодеев договорились рассыпать немного мана из собранного ими вчера вокруг стана евреев — и показать: «смотрите, Моше сказал нам неправду! Вот он, ман!» И рассыпали. Но прилетели птицы и склевали тот ман, и нечего было злодеям показывать. Их замысел сорвался. А был это шабат главы Бешалах. Поэтому перед этим шабатом у еврейских детей принято рассыпать на улице еду для птичек.
Есть и ещё одна связь птиц с исходом из Египта. Магариль (автор «Книги обычаев евреев Ашкеназа») приводит такой обычай. В шабат главы Бешалах учителя маленьких детей и их родители приводят детей во двор синагоги и рассказывают им, как во время рассечения Тростникового моря птицы присоединились к песни Моше, чирикали, курлыкали и тоже хвалили Всевышнего, и как на пути евреев по дну моря чудесным образом выросли плодовые деревья, и как еврейские дети срывали их плоды и кормили тех птиц. И указывает Магарильраздавать детям «кашу» (этим словом на идиш называют гречку), чтобы они кормили ею куриц, в память о том, как еврейские дети кормили птиц при исходе из Египта. А после этого благословлять детей, чтобы они росли для Торы, хупы и добрых дел.

*
Как известно, у нашей недельной главы Бешалах есть дополнительное название — «Шабат шира». Суббота песни. Какой песни? Той, что пели евреи после великого чуда рассечения Тростникового моря. «Песнь моря» включена в ежеутреннюю молитву, мы говорим её каждый день, и говорим стоя. И завтра мы скажем её перед тем, как этот текст прочтут из свитка во время чтения Торы. Это песня благодарности.

Первое, что делает еврей утром, открыв глаза — до молитвы, до утренних благословений, до омовения рук — он благодарит. «Благодарю я Тебя, Царь живой и вечный, за то, что вернул мне душу по милостиТвоей. Велика верность Твоя!»
«Песня моря» начинается со слов «Аз яшир». Переводятся они как «Тогда запел…», но глагол почему-то стоит в форме будущего времени — «яшир». Это неспроста. Да и слово «аз», «тогда», используется в Писании чаще для указания на будущее, чем на прошлое. Одно из объяснений — в грядущем, при Избавлении, тоже зазвучит песнь Моше. А другое — вот какое. Песнь благодарности не обязательно имеет в виду прошлое. Благодарность — не плата, которую мы отдаём за прошлое благо и чувствуем, что расплатились. Благодарность не относится ко времени. Она — самостоятельное действие, она основа морали еврея.

Всевышний хочет не только того, чтобы мы были благодарны Ему. Что Ему до нашей благодарности, в сущности? Он и так каждую секунду благотворит всему мирозданию. Он хочет, чтобы мы, воздавая благодарность Ему, научились благодарить людей. Научились узнавать и признавать сделанное нам добро. И даже не только людей. Мидраш спрашивает: почему во время казней египетских, при поражении Нила кровью и лягушками удар по водам реки осуществлял Аарон, а не Моше? Потому что Моше отказался бить Нил. Ведь он плавал по водам Нила в корзинке, когда был младенцем, и не утонул. «Не буду я бить воду, спасшую меня! В колодец, из которого ты пил, не кидай камень — говорит пословица!» Это тоже благодарность.

Однако благодарить человека довольно легко. Человек, сделавший нам добро — вот он, перед нами. Благодарить Б-га труднее, потому что мы не видим Его глазами и думаем, что удобный мир, в котором мы живём, удобен сам по себе. Поэтому есть еврейский обычай: спрашивают у человека «как дела?» — и он отвечает: «Барух а-Шем», «слава Б-гу». Это ещё до подробного рассказа, как дела. За всё, что есть в нашей жизни — слава Б-гу. Даже за то, что видится нам неприятностями. Если вам кажется, что у вас неприятности — вам КАЖЕТСЯ, что у вас неприятности. Посмотрите на вещи с другой стороны — и вы увидите, что это не неприятности, а лишь изменение порядка жизни, открывающее перед вами новые возможности и способы жить. За это — тем более слава Б-гу.

Благодарить жену за всё, что она делает для дома — а значит, для мужа. Благодарить мужа за то, что он делает для дома — а значит, для жены. Даже если они делают не напрямую друг для друга. Благодарить родителей за то, что они у нас есть, ведь это огромный подарок. Благодарить детей за то, что они приносят нам столько нахата. На работе, на улице. Слово «спасибо» не стоит ни копейки, а сколько принесёт вам — вы увидите. Ребе всегда благодарил своих секретарей за всю работу, которую они делали, даже за принесённую чашку чая.

И я проведу особую трапезу благодарности. Это будет в канун 15 ава, Нового года деревьев, у нас дома, для семьи и друзей. За то, что в это время несколько лет назад мы получили гражданство России, что дало нам возможность в полную силу работать в благотворительном центре. И за другие чудесные избавления, которые произошли с нами. И за всё. И мы будем просить у Всевышнего возможности действовать и далее, и главное — всеобщего Избавления.

Гут шабес
Шия

Только раз в году?

«Сделайте со мной лехаим! У меня сегодня день рождения, двенадцать лет!» Сделать лехаим всегда хорошо, но услышанные мной слова были странны. Говорившему было за пятьдесят… Он улыбнулся, наполнил стаканчик виски, мы выпили и он рассказал: «В этот день двенадцать лет назад мне пересадили почку. Это спасло мне жизнь. Поэтому я отмечаю этот день как свой день рождения каждый год, благодаря Всевышнего за новую жизнь, подаренную мне.

А в шабат приходите ко мне. Это будет такой шабат, какого вы ещё не видели…»
«Спасибо, рав Хабер, я постараюсь прийти», — сказал я и мы расстались.
И в прошлый канун субботы я стоял в синагоге одной из гостиниц Иерусалима, мы пели «Леха доди». «Отряхнись от праха, встань, надень прекрасные одежды, народ мой! А Ты приблизь наше спасение, приведя сына Ишая из Бейт-Лехема…» Я был растроган в особенности тем, что вокруг меня находилось около ста пятидесяти евреев — всевозможных родов и видов, кипы любого цвета и фасона, одежды от модных до супер-традиционных, но одно объединяло их. У каждого из них была только одна почка.

И я думал: Владыка мира, посмотри: разве было в истории поколение, подобное нашему по отзывчивости и желанию помочь ближнему всем, даже своим телом?
Рав Йешаяу Хабер, которому двенадцать лет назад подарили почку и новую жизнь, основал организацию «Матнат хаим» — «Жизнь в подарок». И он убедил уже семьсот семьдесят мужчин и женщин пожертвовать одну из своих почек больным. Без всякого возмещения, материального или иного. Сегодня он организовал этот потрясающий шабат. Я уверен, что действия этих людей воздействовали на приближения Избавления, как мало что может воздействовать.

Назавтра утром, по дороге в микву, перед чтением всей книги Тегилим, как полагается в шабат перед рош-ходешем, я встретил молодого хабадника, рассказавшего мне, как он попал на этот шабат. «Двадцать пять лет назад у моего отца, тогда молодого, обнаружились серьёзные проблемы с почками, и он сел на диализ. Его мать — моя бабушка — не могла видеть страдания сына и отдала ему свою почку. А около года назад эта пересаженная почка, честно отработавшая двадцать пять лет, работать перестала. И жизнь моего отца снова оказалась в опасности. Тогда мы, дети, решили, что теперь наша очередь спасти папу, и я, как старший сын, взял эту честь на себя. Операция прошла полгода назад, и спасибо раву Хаберу, который со своей супругой помогали мне всё это время, как они помогают другим донорам».

*
В нашей недельной главе «Бо» и в предыдущей рассказывается о многих животных. Была лягушка, были вши, были дикие звери, был мор скота. О казни лягушками в Талмуде говорится следующее: Когда евреям нужно было проявить самопожертвование, они учились этому у тех лягушек. Всевышний передал фараону так: «И войдут лягушки в твой дом, и в твою спальню, и на твою постель, и в дома твоих слуг, и к твоему народу, и в твои печи, и в твоё тесто». Но каждая лягушка имела возможность выбирать, куда именно ей идти. И были такие, что во имя исполнения приказа Всевышнего действительно прыгали в печи!

После девяти казней Всевышний сказал Моше, что десятая казнь будет тем, что заставит египтян отпустить евреев. Как и в прошлые разы, Моше передал фараону слова Всевышнего, предупредив его о будущей казни. А говорил Всевышний так:
«Около полуночи Я пройду по всему Египту, и умрёт каждый первенец в Египте… и будет великий вопль в Египте, подобного которому не было и не будет. А на сынов Израиля и пёс языком не пошевелит, ни на людей, ни на скот — чтобы знали вы, что отделил Г-сподь египтян от евреев». Смысл этой фразы в том, что несмотря на всеобщий вопль ужаса в Египте в ту ночь собаки — обычно реагирующие на шум — молчали. В другом месте Торы евреям даётся следующая заповедь: «И будьте Мне святыми людьми, а мясо растерзанного животного и трефу… кидайте собакам». Раши комментирует этот так: «Отсюда мы видим, что Всевышний никого не лишает заслуженной награды. Это плата собакам за то, что они не лаяли на евреев в ночь Исхода».

Когда в прошлый шабат меня попросили сказать несколько слов Торы, я задал тем уникальным людям, собравшимся по приглашению рава Хабера, вопрос: «Почему собаки, которые не лаяли на евреев в ночь Исхода, получили награду, а лягушки, которые прыгали даже в печи, никакой награды и никакого особого упоминания не получили?»
Один из возможных ответов таков: Иногда молчание, не повышение голоса на других, более важно, чем прыжок в горящую печь. Трижды в день мы завершаем молитву словами: «Храни язык мой от зла и уста мои от обманных речей». Молчать и не задевать людей словом — порою труднее, чем прыгать в огонь, но награда за это — вечная.

И я завершил речь так: «Вы совершили великое деяние в жизни. Но миссия человека и обязанность творить добро на этом не кончилась, ибо она не кончается. Часто мы оказываемся вовлечёнными в конфликты, и чрезвычайно важно сказать себе: «Дальше меня конфликт не пройдёт! Он остановится на мне. Когда наступает „моя очередь“ отвечать и реагировать, я не буду кричать, не буду ругать, не буду хранить злобу. На мне это зло кончится».

*
В пятницу произошло долгожданное радостное событие. Наама Иссахар, сидевшая в тюрьмах и колониях Москвы и Подмосковья около десяти месяцев, получила помилование президента Российской Федерации и прибыла со своей матерью в Израиль. В течение всего этого времени множество людей спрашивало всех, кого только можно: «Почему она сидит? Что вы предпринимаете?» А мы молчали. И продолжали добиваться её освобождения, помогать ей, как мы помогаем всем заключённым, оказавшимся в поле нашего внимания, как мы помогаем всем нуждающимся в помощи.

В следующую среду мы будем отмечать 10 швата — 70-летие дня, когда Ребе принял руководство народом и стал седьмым Любавичским ребе. Ребе много раз повторял сказанное в мидраше: «Все евреи — поручители друг для друга». «Аревим». Недаром это слово может быть понято не только как «поручители», но и как «приятные». Все евреи должны быть приятны друг другу. Все мы едины, и вся наша деятельность в Москве, в России, в мире коренится в учении Ребе. Мы черпаем силы из его духа, из его слов, из его влияния. Мы идём на помощь другим, не задавая вопросов, и так будет до скорого Избавления.

Гут шабес
Шия

Двадцать пятое тевета

«Я чувствую, что мы сделали всё, что могли. Теперь могут помочь только молитвы. Я еду молиться к Западной Стене, помолитесь, пожалуйста, тоже».
Было это в среду, за день до прибытия в Израиль пятидесяти королей, президентов, премьер-министров, председателей парламентов на международный конгресс, посвящённый 75-летию освобождения Освенцима, и на торжественную церемонию в честь международного дня памяти Холокоста.

Израиль удостоился всемирного внимания прессы, иразумеется — внимания евреев всего мира. А особое внимание привлёк президент России. Собственно, не сам президент, а его право помилования. От него ожидают помилования Наамы Иссахар, девушки, сидящей в московских тюрьмах и колониях уже десять месяцев за то, за что в других подобных случаях наказывают денежным штрафом.

По просьбе Яфы Иссахар, матери Наамы, я пошёл молиться на одно из моих любимых мест — то, молитвы в котором возобновились несколько десятков лет назад благодаря брату моего деда. И сегодня это место содержат в чистоте и порядке его дети, мои родственники в Иерусалиме. Я сейчас в Израиле, и у меня была возможность пойти молиться на могилу Шимона-праведника, она находится в древней скальной пещере возле жилого квартала «Шимон га-цадик», в северной части Иерусалима.

Я спустился по ступеням в освещённую пещеру, в которой звучали голоса десятков молящихся, приходящих туда с раннего утра — и в которой смолкают голоса молящихся только поздно ночью. С полки я взял книгу Тегилим, а мой взгляд упал на красивый пергамент в рамке, повешенный над циюном святого таны Шимона-праведника. На нём рукой писца написан отрывок из Гемары:

«Двадцать пятого тевета — это День Горы Гризим, в этот день в эпоху Храма нельзя было поститься. Что произошло в этот день? Велика была вражда самаритян к евреям. Самаритяне, приносящие жертвы на горе Гризим, просили у Александра Македонского разрешения разрушить наш Храм на горе Мория, ибо считали, что только гора Гризимдолжна быть единственным местом жертв Всевышнему на Святой земле. А ведь мы знаем, что только гора Мория с Храмом может быть местом принесения жертв Всевышнему!
Сообщили об этом Шимону-праведнику. И вот что он сделал: надел одежды священника и немедленно пошёл, и знатные люди Иерусалима пошли с ним с факелами в руках, и шли к ставке Александра Македонского. И самаритяне тоже пошли туда. И шли они всю ночь, одни с одной стороны, другие с другой стороны. Когда рассвело, спросил Александр Македонский: Кто это там идёт? Ответили ему: Это евреи, они, видимо, восстали против тебя. Тогда пошёл он им навстречу. На восходе они встретились в Антипатросе.
Увидел Александр Македонский Шимона-праведника, сошёл со своей колесницы и поклонился ему. Спросили его: Александр, владыка мира! Почему ты кланяешься этому еврею? Ответил он им: Его образ я вижу перед собою в битвах — и побеждаю. Спросил Александр евреев: Зачем пришли вы? Ответили ему: Храм, в котором молятся за тебя и за царство твоё, чтобы не рухнуло оно — вот эти просят тебя разрушить его! Спросил он? Кто это вот эти? Ответили ему: Вот эти самаритяне, что стоят там перед тобой. Сказал Александр: Отдаю их вам во власть. Тогда взяли евреи самаритян, привязали их к коням и потащили до горы Гризим, а на горе Гризимразрушили святилище самаритян и засеяли это место бобами — именно это желали сделать самаритяне с Храмом. Вот почему день двадцать пятого тевета — это памятный день, когда нельзя поститься».

*
Я прочитал этот отрывок и снова поглядел в его начало. Двадцать пятое тевета! Это же сегодня, среда, 5780 год! В этот день Шимон-праведник надел одежды священника и пошёл навстречу грозному и непредсказуемому царю, чтобы попытаться защитить Храм — и защитил.
Шимон-праведник упоминается во второй мишнетрактата Авот: «Шимон-праведник был из последних мужей Великого Собрания. Он говорил: «На трёх вещах стоит мир: на Торе, на служении и на благотворительности». Шимон-праведник не только говорил, он сам держал мир на Торе, служении Всевышнему (он ведь был когеном) и благотворительности.

*
Вчера вечером мне снова позвонила Яфа Иссахар и со слезами волнения рассказала, что встречалась лично с президентом России и с Биньямином Нетаньягу, премьер-министром Израиля. Ей дали понять, что дело её дочери кончится хорошо. «Наши молитвы приняты!» Яфа Иссахар сказала мне, что она говорила президенту России: «За десять последних месяцев я много времени провела в еврейской общине Москвы. Я видела, как они уважают законы, правительство и вас, я видела, что именно благодаря вам нет антисемитизма в России. А у меня есть только две дочери, и нет у меня ничего в мире, кроме них…»
Наама Иссахар летела транзитным рейсом из Индии в Израиль, даже не выходя за пределы транзитной зоны в аэропорту. Но в её багаже провели обыск и нашли несколько граммов гашиша. Обладание гашишем карается денежным штрафом (и Наама признала, что заслужила его), а полицейские и судейские вменили ей в вину… контрабанду его в Россию! Пусть объяснят, как они представляют себе контрабандиста, не выходящего из транзитной зоны, не видящего даже своего рюкзака, который должны через час погрузить на самолёт, вылетающий из России… Но ничего они объяснять не стали, и им ничего объяснить не удалось. И впаяли семь с половиной лет — максимум.
Я вспомнил мой первый телефонный разговор с Яфой, когда мне сообщили об аресте её дочери Наамы фактически ни за что. У нас тогда была в разгаре подготовка дома к Песаху, но мы с женой бросили всё, собрали кашерную еду, угощения и бросились в полицейский участок в аэропорту, чтобы быть с Наамой в первые ужасные часы: она ведь не знала ни слова по-русски. С тех пор мы были с ней на всех заседаниях суда, мы посещали её в тюрьме, и мы делали всё возможное, чтобы помочь горюющей матери и семье.

*
В недельной главе «Ваэра» Всевышний открывает Моше Своё великое Имя, и говорит: Я слышал стоны евреев, а теперь ты иди и возвести им о грядущем избавлении. Так завершает Всевышний Свою речь: «И возьму Я вас себе в народ, и буду вам Б-гом, и вы узнаете, что Я — Г-сподь, Б-г ваш, выводящий вас из-под тягот египетских». А в книге «Га-йом йом», в отрывке, читавшемся в среду на этой неделе, Ребе приводит слова ребе Рашаба: «Исход из Египта (Мицраим) — это исход из стеснений и пределов (мейцарим). И хасидизм нужен затем, чтобы выйти из всех пределов и ограничений мира. Но есть различие. Исход из Египта был разбиением оков и оставлением их, евреи бежали из Египта. А хасидский исход из Египта — это исправление мира. Сбросить с мира оковы пределов и ограничений и почувствовать скрытую под ними истину. А истина в том, что мир на самом деле благ и хорош, ибо мир создан волей Всевышнего, великого Блага. Почувствовать эту истину можно посредством хасидского служения».

*
Ради Наамы многие люди делали очень много дел. Некоторые дела были излишними; о некоторых я вообще рассказывать не могу. Всю эту деятельность координировал Главный раввин России р.Берл Лазар, и только он знает весь путь. Но на этой неделе мы видели: грозный властитель великой державы видел, как дорог каждый еврей всему еврейскому народу, как все евреи в лепёшку разобьются ради благополучия одного из них, попавшего в беду. Таков наш народ. Мы действуем, чтобы каждый человек достиг личного исхода из тесного Египта. Мы действуем, чтобы весь мир достиг великого и окончательного Избавления.

Гут шабес, ходеш тов у-меворах
Шия

Учить или читать?

Несколько дней назад я беседовал с другом о нашем обычае ежедневного изучения Торы. Я имею в виду давний хасидский обычай изучения Пятикнижия, разбитого на недельные порции; Тегилим, которые прочитывают за месяц; Тании, которую прочитывают за год, книги «А-йом йом», также прочитываемой за год; труда Рамбама, из которого изучают по 1 главе в день, а некоторые и по три главы в день…

И вот спрашивает меня товарищ:
— Скажи мне по совести, ты Рамбама ежедневно изучаешь или прочитываешь?..

Эту картину неоднократно наблюдают дети в хасидских семьях: поздно вечером пора ложиться спать, а папа садится за стол и не идёт в спальню,пока не прочитает положенного дневного отрывка Пятикнижия, Тегилим, Тании, Рамбама… бывает, что папа засыпает прямо за книгой. Но нехорошо иметь «долги» по ежедневному изучению. Говорят, что один еврей как-то пожаловался Ребе на свои денежные долги. Ребе сказал ему: избавься от долгов по ежедневному изучению, тогда и денежные долги у тебя исчезнут.

Недавно отмечался праздник, связанный с ещё одним ежедневным изучением. Широко распространён обычай каждый день изучать один лист Талмуда. Весь Талмуд при этом прочитывают за семь с половиной лет. И вот недавно торжественно завершился тринадцатый цикл такого изучения. Во множестве еврейских общин изучающие Талмуд радовались Торе. Я тоже принял участие в этом празднике, хоть и не каждый день читаю положенный лист. Праздник окончания цикла и начала следующего цикла — прекрасное время, чтобы принять доброе решение и отныне не ложиться спать, не прочитав ежедневный лист Талмуда. Ещё один ежедневный урок?..

Тегилим можно произносить, даже не понимая (хотя лучше понимать, конечно). Царь Давид был свят, и слова его святы, и поэтому простое произнесение их засчитывается человеку, как говорят наши мудрецы, как будто он всеми силами разума погружался в самые сложные трактаты Мишны. Но остальное-то нужно изучать. Именно изучать! Или просто прочитать, зевая, перед сном?

*
На этой неделе мы начинаем вторую книгу Пятикнижия, книгу Шмот. В недельной главе описано начало египетского рабства. Она начинается с пересчёта и перечисления всех потомков Яакова, сошедших в Египет: «и вот имена… …всего семьдесят мужчин».

А ведь в прошлой недельной главе потомков Яакова уже перечисляли и считали! Раши говорит: Всевышний перечисляет их в Торе дважды, выражая так Свою любовь к ним, один раз при их жизни, другой раз при рассказе об их смерти. И вот что интересно: при каждом пересчёте сначала перечисляются все потомки поимённо, а потом подводится итог: «всего семьдесят мужчин», чтобы показать, что все они одинаково любимы Всевышним. Таков пересчёт при рассказе об их жизни, таков пересчёт при рассказе об их смерти.

Ребе говорит об этом так. Перечисление по именам подчёркивает уникальный характер каждого, а установление общей суммы, наоборот, подчёркивает то общее, что есть во всех. Всевышний любит нас в обоих аспектах: каждого из нас таким, каков он есть, каждую личность — и всех нас как евреев, сынов Израиля, членов еврейского народа.

Пророк Йешаягу писал: «Поднимите ввысь взоры и скажите: кто сотворил всё это, кто подсчитывает число звёзд, каждую по имени называет?» И мидрашБерешит раба говорит: «Потому и уподоблены евреи звёздам: и тех, и тех Всевышний подсчитывает, и тех, и тех по именам называет». Мы можем продолжить это сравнение. Звёзды кажутся нам тусклыми точками на небе, они даже не освещают землю, но на самом-то деле каждая из них — огромное солнце, каждая из них во много раз больше, чем Солнце, и все они ослепительно сияют. Так и евреи: взглянешь на человека — ничего особенного, однако присмотревшись, можно увидеть в нём огромный потенциал, внутреннее сияние и уникальную еврейскую душу, источник которой — в Самом Всевышнем.

*
…А моему товарищу я ответил так:
— Ты прав. Далеко не всегда удаётся учиться, углубляясь в материал. Иногда я его действительно лишь прочитываю, увы. Листы Талмуда, главы Рамбама складываются в общий подсчёт, порою как «имена» — с пониманием их уникальности, порою как «числа» — для того, чтобы сложиться в общую сумму. Какова же польза в «прочитывании»? Польза в том, что обращение к Пятикнижию, к Тании, к Рамбамупроисходит ежедневно, в той или иной форме. Польза в том, что человек ежедневно изучает Тору, что бы то ни было. А это нужно затем, чтобы каждый день еврея, все дни еврея, вся жизнь еврея «вертелась» вокруг Торы, а Тора есть слово Всевышнего. И в свете Всевышнего человек засияет своим собственным уникальным «звёздным» светом.

Гут шабес
Шия

Знакомый голос..

Когда в прошлый шабат я закончил вести молитву, ко мне подошёл еврей с большой бородой, в субботнем сюртуке и талите, пожал мне руку и сказал с широкой улыбкой: «Ваш голос мне знаком!» Я улыбнулся ему — и мы вспомнили, когда встречались, и от этого обрадовались ещё больше. Он — от того, что его память не ослабла, а я — от того, что этот еврей уже много лет приходит на молитвы, и что он одет так по-хасидски, и что так по-хасидски ведёт себя.

Это было двадцать с лишком лет назад. Ученик моего отца, р.Шая Гиссер, пригласил меня помочь в проведении молитв осенних праздников в его тогдашнюю общину, в Одессу. Мы поехали — я, моя супруга и наш сын, которому тогда было месяца четыре. Упаковали коробки с консервами и поехали в страну, в которой ещё не бывали. Тогда в первый раз мы познакомились с советской едой, с холодом, с утренним окунанием в холодном бассейне местной бани вместо миквы, которая ещё не была построена; мы делали капарот в канун Йом-кипура для всей общины, используя только две или три курицы; в вечер Йом-кипура мы узнали, что в Одессе нет эрува, и поэтому мне нужно будет ночевать на скамейке в синагоге с нашим младенцем (ведь нести его нельзя), а моя жена пойдёт ночевать в квартиру рава — а я ведь до тех пор ни разу подгузник не менял…

Утром в Йом-кипур пришла в синагогу старая еврейка и рассказала на идише, что всю ночь она ехала в поезде, чтобы в этот день сказать в синагоге поминальную молитву по её родителям. Я, с одной стороны, восхищаюсь её преданностью памяти родителей, а с другой стороны понимаю, что она ни разу в своей долгой советской жизни не слыхала, что в Йом-кипур нельзя ездить!..

А вот теперь Реувен Коган и его супруга, активные члены еврейской общины Одессы, позвали нас к себе на шабат: они услышали, что я на краткое время нахожусь в Украине. Из Житомира мы поехали в Одессу, в гости к этой семье, к людям, душа которых полна добра. Вспоминая осень двадцать с лишком лет назад, я видел прекрасную общину, молитвы, уроки Торы, образовательные учреждения, магазин кашерной еды, кашерные рестораны. Как всё изменилось…

А ведь для нас всё началось именно в Одессе. Тогда, вернувшись в Израиль после осенних праздников, мы не могли успокоиться. Мы с женой оба чувствовали, что то, что мы делаем в Израиле, может быть, и хорошо, но уже недостаточно для нас. Что-то звало нас двигаться дальше…

*
Шабат недельной главы Вайехи называется «шабат хазак». Эта глава завершает книгу Берешит, а при завершении чтения каждой из пяти книг Торы вся синагога провозглашает: «Хазак, хазак ве-нитхазек!» — «Крепись, крепись, будем сильнее!» В конце книги Берешит этот возглас звучит немного странно: её последняя глава повествует о двух смертях, о смерти праотца Яакова и его сына Йосефа. Где же здесь «будем сильнее»?

И ещё. Во вторник на этой неделе я учил со своим сыном ежедневный раздел недельной главы, и говорилось там о благословении, которое дал Яаковсвоим внукам, Эфраиму и Менаше — сыновьям Йосефа. Яаков проделывает следующее: во-первых, причисляет Эфраима и Менаше к коленам Израиля, то есть колено Йосефа не образуется, а вместо него есть колена Эфраима и Менаше. Внуки становятся будто бы сыновьями. Во-вторых, Яаков устанавливает для всего будущего еврейского народа благословение детей: «Да сделает Б-г тебя подобным Эфраиму и Менаше». И вот мой сын спросил меня: а чем выделяются Эфраим и Менаше, что они произведены в родоначальники колен и стали образцом для благословения?
И дополнительная странность. Последние 17 лет жизни Яакова (а жил он 147 лет) он прожил в Египте, и мудрецы говорят: Если об этом времени сказано «И жил (ва-йехи) Яаков…», значит, именно эти годы и были для него настоящей жизнью (хаим). Именно эти годы? Не то время, когда он находился в семье деда Авраама и отца Ицхака, не время проживания в стране Израиля, а именно время жизни на чужбине, в Египте?

Если судить по рассказу Торы, то Яаков и Йосеф после долгой 22-летней разлуки встретились всего два раза. Первый раз — когда Яаков прибыл в Египет, а второй раз — когда Яаков перед смертью позвал Йосефа для благословения детей. Почему только два раза, кто из них уклонялся от встречи? Мидраши говорят: Йосеф. Он всё время боялся, что отец спросит его: «Расскажи же мне, каким образом ты оказался в Египте!» Рассказать всё — значит, напрочь испортить отношения отца и братьев. Сказать неправду — тоже невозможно. Лучше ничего не говорить, а для этого лучше не встречаться с отцом. И теперь мы возвращаемся к первому вопросу: получается, что на протяжении последних семнадцати лет жизни Яаков не видел своего любимого сына, который и пригласил его в Египет. Почему же эти годы называются «лучшими годами жизни Яакова»?

Жизнь любого еврея, а в особенности праведника, праотца — это не просто существование, а выполнение миссии, ради которой еврей и родился. Прибыв в Египет, Яаков понял, что миссия Йосефа и миссия его сыновей, Эфраима и Менаше, принципиально отличается от жизненной задачи его и его предков, живших в стране Израиля. Они должны быть евреями, должны показывать образец праведности, должны творить добро и улучшать мир в окружении, которое всеми силами этому препятствует. Это — настоящая жизнь. Об этом можно сказать «и жил». Яаков показывает это, возводя рождённых в Египте Эфраима и Менаше в ранг родоначальников колен Израилевых, а также в их благословении. Вот почему возглас «будем сильнее!» после чтения главы «И жил» о Йосефе, Эфраиме и Менаше нисколько не удивляет. Он на своём месте.

*
…Итак, мы вернулись из Одессы с чувством, что побывали там, где есть настоящая жизнь — я имею в виду, где есть настоящее поле деятельности. Мы побывали в коротком шлихуте и поняли, что такое шлихут, что значит создавать еврейскую жизнь фактически из ничего, и как это важно. И через какое-то время мы были в Москве, в общине Главного раввина России р.Берла Лазара. А здесь было и есть много мест для приложения сил, и мы стараемся прилагать силы, и постоянно благодарим Всевышнего за уникальную возможность быть шалиахами Ребе.

Хазак хазак ве-нитхазек
Гут шабес
Шия

Рядом с синагогой..

Хозяин квартиры всё время поднимал цену съёма, наша семья тоже росла, и квартира перестала нас удовлетворять. Надо было искать другую. В те годы сайтов поиска квартир почти не было, и мы обратились к посреднику, о котором получили несколько рекомендаций от жителей Москвы. Посредник задавал нам обычные вопросы: сколько комнат нам нужно, какой этаж мы предпочитаем, должен ли дом быть после евроремонта и т.п. Потом он задал вопросы относительно качества жизни: «Вы предпочитаете квартиру поблизости от парка? От метро? От банка? От торгового центра? От хорошей детской площадки?»
Но мы с женой ответили ему так же, как ответили по телефону перед встречей: «Единственное наше требование в отношении качества жизни — поблизости от синагоги».

*
В недельной главе Ваигаш Тора описывает то, как Йосеф открылся своим братьям, как они просили у него прощения и как Яаков получил радостную весть: Йосеф жив! И не только жив: он правитель Египта. И более того: Йосеф остался верен традиции отца, даже в самом сердце египетской власти он ведёт себя согласно заветам дома Авраама.
Йосеф передал отцу: Приезжай ко мне, не медли, и ты спасёшься от голода в стране Кнаан. И Яаков пускается в путь. По дороге они делают остановку в Беэр-Шеве, Яаков приносит жертвы Всевышнему на жертвеннике, и ночью Всевышний раскрывается ему во сне. Он успокаивает Яакова: «Не бойся переезжать в Египет, ибо великим народом Я сделаю тебя там, Я спущусь с тобой и Я выведу тебя оттуда».

Яаков движется, но от каравана отделяется один из его сыновей: «А Йегуду он послал вперёд себя, указывать, в землю Гошен». Зачем послал и что значит «указывать»?
Раши приводит два комментария. а) найти для Яакова удобное место жительства и указать ему дорогу туда. б) основать там дом учения, дом указаний. (Слова «Тора» — учение — образовано от того же корня, что и употреблённый в ивритском тексте глагол «указывать»).

И можно задать простой вопрос. Яаков знает, что его сын — властитель Египта. Он может отвести Яакову любой дом, любой участок, с любой степенью удобства и качеством жизни. И там можно будет вести жизнь согласно Торе, ведь Яаков уже получил известие о том, что Йосеф верен традиции Авраама, традиции Торы. Зачем же он посылает Йегуду вперёд себя устраивать дом и основывать дом учения?

*
Говорят мудрецы Талмуда: «Если человек каждый день приходит в синагогу и однажды не пришёл, Сам Всевышний интересуется, почему он отсутствует».
Я, как староста синагоги, много раз подходил к друзьям и завсегдатаям синагоги и осторожно интересовался, «почему Вас не было видно в субботу в синагоге» или «почему уже несколько дней Вы не приходите на утреннюю молитву». И много раз я получал от разных людей ответ: «Дорога до синагоги трудна для меня».

Предположим, человек всю жизнь живёт в некоем месте, и вот в его городе открывают синагогу. Если её открывают далеко от его дома, ещё можно как-то понять оправдание «дорога до синагоги трудна». Но мы-то говорим о людях, которые посещали синагогу часто, были её завсегдатаями, и дорога их устраивала, и вдруг вот именно сегодня дорога до синагоги стала им трудна. А о некоторых я знаю, что они в последнее время меняли место жительства, выбирали место для новой квартиры по тем, сем или иным параметрам — почему же они не учли такой важнейший параметр, как удобная дорога до синагоги?! Эти люди знают о важнейшей обязанности молиться, причём в общине, в миньяне. Они знали о ней, когда выбирали новое жильё. И при этом думали о парке, метро, торговом центре — но не о близости синагоги!

И не только молитва — утренняя, послеполуденная, вечерняя — происходит в синагоге. Уроки Торы можно найти именно там. Фарбренгены — тоже там. Отмечать еврейские праздники лучше всего тоже там. Детские уроки по субботам — тоже в синагоге. Уроки для женщин — опять-таки в ней. Разве это не важнейший параметр при выборе жилья?

*
Праотец Яаков знал, что его сын Йосеф может приготовить для него удобный дом, еврейский дом. Но он пользуется этой возможностью, чтобы научить своих потомков («деяния праотцев — знак для потомков»): Прежде всего в городе должен быть дом учения, синагога. И уже по близости к этому дому учения нужно выбирать жильё. Таково «качество жизни» для еврея.

Гут шабес
Шия

Ключ в детство..

Иногда запах, цвет или звук может вернуть нас далеко в прошлое, в детство. Наши детские воспоминания хранятся в памяти, даже когда мы вырастем, но они заперты где-то в глубинах мозга, и только подходящий «ключик», какой-либо стимул, может открыть их неожиданно для нас.

На этой ханукальной неделе я дважды таким образом окунулся в прошлое, отправился на тридцать лет назад, и во мне проснулся иерусалимский мальчик. Первый раз это произошло в воскресенье вечером, на большом зажигании первой свечи ханукии в центре Москвы.

В этом году празднование было организовано с большим размахом, и сама ханукия выросла так, что даже заслонила памятник Карлу Марксу. Для того, чтобы рав Лазар смог зажечь ханукию, понадобился строительный подъёмник. Что-то непонятное толкало и меня залезть на подъёмник, и когда организатор праздника, директор общины р.Моти Вайсберг предложил мне это, я с радостью залез в «люльку» вместе с сыном. Мы стояли между небом и землёй и смотрели на людей, танцующих под звуки хасидских песен. И я вспомнил: так же я стоял в «люльке» подъёмника, когда был ребёнком, в Иерусалиме, на улице Кинг Джордж. В наши дни в Иерусалиме, как и во многих других местах, происходят публичные зажигания большой ханукии, но так было не всегда. Тридцать четыре года назад шалиахи Ребе по его благословению стали сооружать большие ханукальные светильники на улицах городов, осуществляя таким образом «пирсумей ниса», публичный рассказ о ханукальном чуде. А ведь это – важная часть выполнения заповеди Хануки.

Мой отец был одним из инициаторов и организаторов первого общественного зажигания ханукии в Иерусалиме, столице Святой земли. И он приобщил к этому мероприятию и меня, и моих братьев и сестёр, и я запомнил его навсегда. Поэтому я несколько раз поднимался в строительном подъёмнике вместе с уважаемыми раввинами, зажигавшими большую ханукию. Я радовался, потому что был ребёнком, и гордился, потому что был еврейским ребёнком. И вот сейчас я снова на подъёмнике, вернулся более чем тридцать четыре года назад…

Мой отец организовывал в Хануку не только это зажигание. Из многих других его дел я запомнил ханукальный праздник в иерусалимской тюрьме на «русском подворье» (Это комплекс зданий для русских паломников, который построил царь Александр II в 1860 г.; некоторые его здания и сейчас используются русскими паломниками, нр в одном из них уже сто лет находится иерусалимская тюрьма). Несколько молодых хасидов пришли в маленькую квартиру отца, мама дала им аккордеон, и я пошёл с ними и с отцом. Мы пришли на «русское подворье», но охранники впустили всех, кроме меня: то ли я был слишком мал, то ли они считали, что атмосфера тюрьмы вредна для ребёнка. Я вспомнил об этом на этой неделе, когда приехал ближе к вечеру в московскую тюрьму номер 6 – женскую тюрьму, чтобы навестить Нааму Иссахар. Вы помните историю этой несчастной израильской девушки, осуждённой по максимальной строгости закона за наркотики в багаже. С самых первых часов после её снятия с транзитного рейса в московском аэропорту мы с женой были с ней, и с тех пор я стараюсь навещать её раз в неделю или раз в две недели.

После оглашения приговора свидания с ней стали труднее, иногда их не разрешают. Я приехал в тюрьму с ханукиёй для неё, которую передал мне Главный раввин России р.Лазар с посвящением, тёплым благословением и словами ободрения. Но оказалось, что того человека, с которым мы договорились о визите, нет на месте. Тут я и вспомнил, как меня в детстве не пустили к еврейским узникам в Иерусалиме. Я уже хотел повернуть назад, было холодно и на сегодня были запланированы ещё мероприятия, но успокоился и помолился Всевышнему о том, чтобы дал мне возможность выполнить поручение Ребе – приносить ханукальную радость во все места мира. Я позвонил главному тюремному раввину России р.Аарону Гуревичу, он связался с несколькими людьми – и меня впустили.

Я увидел признак успеха и в том, что охранница, которая сопровождала меня, была знакома мне по визитам в другую тюрьму. Что она делает в тюрьме номер 6? «Не знаю, – ответила она, – но несколько дней назад начальство перевело меня на другое место работы, вот сюда». «Я знаю, для чего вас перевели! – сказал я. – Чтобы вы помогли мне сегодня здесь!» Она улыбнулась, но я-то в это верю.

Я встретился с Наамой в комнате для свиданий. Охранница принесла спички, Наама поставила свечи в ханукию, я взял сидур, который подарил ей полгода назад (с её именем, вытесненным золотом на обложке!), нашёл благословения ханукальных свечей. Наама сказала три благословения, включая «Шегехияну», и я с чувством ответил «амен» на все три. Она спела «Эти свечи», и я вынул коробку с суфганиот. Это был сюрприз.

В свете ханукальных свечей и с запахом суфганиот мы говорили об особом значении пятой свечи Хануки, о том, как свет возобладал над тьмой, о том, как каждый день добавляют свет в ханукие и о том, какие уроки мы можем извлечь из этого в нашей повседневной жизни. Когда мы расстались спустя примерно час, я твёрдо знал, что всё время поездки туда и поездки обратно, всё это ожидание и просьбы – это было более чем не зря. А ещё я почувствовал, что «закрыл гештальт», начавшийся более тридцати лет назад, когда меня ребёнком не пустили в иерусалимскую тюрьму.

С высоты подъёмника над Красной площадью я слышал благословение «…сотворивший нам чудеса в те дни, в это время». И в тюрьме я слышал «…сотворивший нам чудеса в те дни, в это время». Два полярных места. Вверху и внизу. Открытое всем людям и скрытое от всех людей. Но в обоих местах в сердцах людей горит та же вера: Всевышний, сотворивший чудеса тогда, творит их и для нас, для всех и каждого. Он освещает нашу жизнь, и мы удостоимся исполнения слов царя Давида в Псалмах: «И ночь, как день, светит» – во время близкого и полного Избавления!

Гут шабес, радостной и светлой Хануки
Шия

Беспокойство о ближнем..

Некоторое время назад мой сын позвонил мне из ешивы, и в этот раз его голос был серьёзным. «Тате, я хочу попросить тебя о помощи в важном деле». Я сел и стал слушать.

«Уже несколько дней я замечаю, что один из моих одноклассников ходит как в воду опущенный. Сначала я думал, что у него что-то болит, предложил ему таблетку, но он отказался и ушёл. Сегодня я отозвал его в сторону и расспросил, что у него на душе. Сначала он не хотел рассказывать, но в конце концов сказал, что узнал о серьёзной болезни одного из членов семьи. Это всё время мучает его, но ещё больше – то, что он постоянно думает, чем он может помочь, и не находит чем…»
*

Недельная глава Вайешев рассказывает историю о Йосефе, любимом сыне Яакова. Любимом отцом, но ненавидимом своими братьями – из-за отношения отца, из-за особенной рубашки, из-за снов, о которых он рассказал, и по другим причинам. После того, как братья Йосефа отправились пасти скот, отец посылает его к ним: «Пойди, посмотри, мир ли у твоих братьев». Йосеф знает, что по отношению к нему никакого мира нет, но всё же идёт к братьям. Человеку, встреченному им в дороге, он говорит: «Братьев моих я ищу».

Далее рассказывается, что Реувен посоветовал не убивать Йосефа, а бросить его в яму, а потом пришёл к яме, а Йосефа в ней нет. Братья продали его. Где же был Реувен во время продажи? Мидраш объясняет это тем, что в этот день была очередь Реувена заботиться о старом отце. Если так, то возникает вопрос: если братья Йосефа по очереди ходили к отцу, зачем Яаков посылает Йосефа узнать, «мир ли у братьев»? Ведь каждый день кто-то из них находился у него, и всегда было у кого спросить, как дела у остальных!

За ответом пойдём в конец недельной главы. Йосеф уже в Египте, он оклеветан, брошен в тюрьму, прислуживает двум вельможам. Однажды утром он видит, что они печальны, подходит и спрашивает: «Почему лица ваши печальны»? Они говорят: «Сон мы видели, и некому истолковать его». Йосеф не удовлетворяется этим ответом – ну мало ли, сон – а предлагает им облегчить душу: «Расскажите мне!»

Теперь более понятно начало главы. Яаков не балует своего любимого сына. Несмотря на своё отношение к нему, он учит его правильному поведению. Яаков знает, что происходит в пастушеском лагере братьев, однако посылает Йосефа, не бывавшего там, пойти и спросить: «Как дела? Всё ли у вас хорошо?»

«Братьев моих я ищу», – говорит Йосеф. Эти слова должны звучать в нас всегда. Все мы должны искать наших братьев и проверять, мир ли у них – у близких и дальних, у сильных и слабых. Каждый человек имеет право на наше внимание, в особенности когда он выглядит необычно. Наше внимание может помочь, может даже спасти.

Йосеф рассказал двум узникам, что означают их сны, и неожиданно для себя спустя два года из-за этого был освобождён из тюрьмы и стал вторым после царя.

*
…Мой сын рассказал историю своего товарища и продолжил с интонацией ребёнка, для которого невозможное возможно: «Я уверен, что если рав Лазар подключится, он сможет помочь, и все мы, и мой товарищ, будем спокойны».

Я не остался в стороне, конечно. В тот же вечер я сообщил раву Лазару о происходящем. Он действительно подключился, позвонил одному, другому и третьему, связал четвёртого с пятым – и мы узнали, что медицинские силы, которых мы не ожидали, занялись проблемой, и у товарища моего сына появилась серьёзная надежда.

*

При поверхностном чтении история Йосефа представляет собой цепь случайных событий, бросающих его из конца в конец. Однако книга Зогар раскрывает их глубинный смысл. «Всевышний устроил всё это, чтобы осуществилось сказанное Аврагаму». А что было сказано Аврагаму во время «завета между рассечёнными частями»? «Знай, что будут чужаками
потомки твои в стране не их, будут порабощать их и мучить, но народ, который поработит их, Я накажу, а они выйдут с большим имуществом». Овладение страной Израиля было невозможно без Исхода; Исход был невозможен без египетского рабства; для этого нужно было оказаться в Египте; чтобы потомки Яакова оказались в Египте, Йосеф должен был
пригласить туда своих братьев; для этого он должен был стать в Египте вторым после царя; а это было возможно лишь после тех приключений, которые выпали на его долю. Всё это было запланировано Всевышним, руководящим историей.

Этого не знал ни Яаков, ни братья, ни Йосеф. Однако такие события стали возможны благодаря тому, что Йосеф пошёл смотреть, «мир ли у его братьев», и поинтересовался, почему печальны два узника. Мы не знаем, к чему приведут наши действия. Но мы можем быть уверены, что внимание к нуждам и бедам людей никогда не останется без ответа и без результата.

Светлой и радостной Хануки,
гут шабес
Шия

Время летит – дети растут

Время идёт, говорят люди. Я иногда чувствую, что оно не идёт, а прямо бежит. Рождение дочери р.Берла Лазара и рабанит Ханы я помню как сейчас: я, староста синагоги, провозглашал «ми ше-берах» в честь рождения Дворы-Леи – так назвал свою дочь р.Лазар. И уже вчера я был на её свадьбе. Время не бежит, а летит.

За это время наша община расширилась и необычайно развилась. Выросла семья р.Лазара, выросла и семья шалиахов в России, увеличились масштабы еврейской деятельности ради евреев России. На свадьбе были многочисленные гости, среди них множество шалиахов, чувствовавших истинно семейную радость на этом торжестве.

На входе в зал я встретил раввина Костромы р.Нисана Руппо с женой и детьми. На его лице светилась неподдельная радость. Причину её я понял позднее из его письма. Вот оно:

*
– Мне часто приходится уезжать из дома, из Костромы. Бывают разные поездки, но эта – особенная. Началась она с того, что мы с женой и тремя детьми едем в Москву утренним поездом. Шесть утра, за окном темень, нас пятеро, поэтому в купе нам неудобно, едем в плацкарте, и в вагоне невозможно погасить свет. (Пока писал, свет погасили, а потом опять включили). Вроде и вагоны новые, а свет все так же не погасить, как в старых… Мы держим путь на свадьбу дочери раввина Лазара. Мазл тов! Ночью жена с дочками вернутся в Кострому на шабат (слава Б-гу, уже в купе), а мы с сыном на этот шабат в Кострому не вернёмся. У нас есть особое дело.

Уже 27 (из 41) лет моей жизни тесно связаны с еврейской общиной. Все это время мне часто выпадает бывать на разных еврейских торжествах – свадьбы, обрезания, бар-мицвы, опшерниши (первые стрижки), Шева Брохойс (в течение недели после свадьбы). Это радостные события друзей, знакомых, коллег, членов общины. Но однажды я задумался о том, что ни разу не был ни на одной свадьбе, бар-мицве у моих родственников. Ведь это семейные торжества, но Советская власть сделала так, что кроме меня и моих детей, очень много лет ни у кого из моих родственников не было хупы, бар-мицвы, обрезания… Даже у моих бабушек и дедушек не было хупы. Получается, что мне удается вернуть утерянное три поколения назад, целый век. Когда я задумался о том, что ни разу не был на хупе у родственников, я поделился этим с коллегами, и мне ответили: “Не волнуйся, мы все твои братья, ты был на наших семейных торжествах много раз”. Это все правильно, но у меня ведь есть и биологические родственники.

Может ли один человек изменить мир? 14 кислева, в этот день 91 год назад, в Варшаве состоялась свадьба дочери шестого Любавичского Ребе (который оказался там после ссылки в Костроме) с будущим седьмым Любавичским Ребе. Через 25 лет после свадьбы Ребе сказал хасидам: “Этот день связал меня с вами, а вас со мной”. Благодаря этой свадьбе р.Менахем-Мендл Шнеерсон стал Ребе. Когда меня просят рассказать о Ребе, первое, о чем я говорю – это посланники. Ребе разослал по всему миру своих учеников, чтобы они несли свет на всех континентах, возвращали утраченное век назад, помогали всем духовно и материально. Это относится как к тем, кто избрал свою судьбу быть посланником “на полную ставку”, так и к тем, кто использует свободные от учебы и работы часы, чтобы помогать ближним. У учеников ешив очень мало свободного времени. Учеба идёт с раннего утра до позднего вечера. Только в пятницу есть несколько свободных часов. Чем занимаются в это время ученики любавичских ешив? Ездят по разных городам, чтобы помочь другим евреям исполнить заповедь тфилин, раздать субботние свечи, сказать доброе слово.

Кстати, именно это привлекло меня в ешиву. Одна из таких ешив расположена в Истринском районе Московской области. В этом районе живут и мои родственники. Ребята из ешивы узнали о том, что в каком-то соседнем (меньше часа езды) с ними городке есть евреи, и стали их регулярно посещать. Конечно, они были рады узнать, что один из родственников этой семьи – и сам посланник Ребе. Но не в этом причина их самоотверженной деятельности. На этой неделе у моего двоюродного племянника бар-мицва, 13 лет по еврейскому календарю. Это очень важная дата. Жаль, что я в его возрасте не знал, что такое тфилин… Ребята из ешивы пригласили мальчика с мамой на бар-мицву в ешиву, и те согласились. Впервые за теперь уже четыре поколения, в нашей семье будет бар-мицва! Впервые в жизни я буду на традиционном еврейском торжестве у своих родственников (разумеется, не считая моих детей, которые до бар-мицвы ещё не доросли). Спасибо Всевышнему, что у меня есть такие сознательные родственники, что есть посланники Ребе везде, и даже в Истринском районе можно отметить бар-мицву. Спасибо ребятам, которые все организовали, даже тфилин от раввина Лазара, ему особое спасибо. Спасибо Ребе, за то что он изменил мир к лучшему… Теперь надо, чтобы кто-то из моих родственников захотел провести хупу, и я обязательно буду, где бы она ни проходила.

*
В недельной главе Ваишлах рассказывается, как Яаков вернулся из Харана в страну Кнаан после двадцати двух лет отсутствия. Он уже женился, у него было одиннадцать сыновей и дочь. «И послал Яаков посланцев к Эсаву, брату своему…» Он услышал, что Эсав идёт на него с войной, поэтому Яаков послал ему дары, подготовился к битве и молился Всевышнему об успехе.

Интересно, что каждый раз, когда в нашей главе Яаков упоминает Эсава или говорит с ним, он не забывает добавить «брат мой». Каждый раз. Зачем? Достаточно было бы, чтобы Тора сказала это единожды или дважды, ведь слова Торы – на вес золота.

В книге «Ноам Элимелех» слова «Эсаву, брату его» объясняются как «Эсаву – брату его». Яаков посылает посланцем, чтобы сделать Эсава «братом своим». Сейчас Эсав – его враг, однако он же родной брат Яакова. Значит, нужно сделать его снова братом.

Такова наша задача. Каждого нашего брата, еврея, мы должны сделать нашим подлинным духовным братом.

Ребе напоминает, что книга «Яшар», упоминаемая в Пятикнижии – это, по словам Талмуда, не какая-то не дошедшая до нас древняя книга, а «книга об Аврагаме, Ицхаке и Яакове, названных йешарим – ‘честные’». Дела предков – знак для потомков, и эта книга содержит указание и для нас. Книга Берешит учит евреев, как жить в мире. Это назначение книги Берешит раскрывается и в названиях недельных глав. Предыдущая глава называлась «Вайеце» – «И вышел». Нам надлежит выйти из привычного для нас и уютного места и пойти в «Харан», туда, где нет духа еврейства, чтобы очистить и освятить это место. И недостаточно просто жить еврейской жизнью в новых местах. Необходим «Ваишлах» – «И послал посланцев». Мы обязаны посылать посланцев к нашим родственникам, ближним и совсем дальним, чтобы освятить даже ту реальность, которая максимально удалена от святости. В этом суть нашего служения.

*
Чувство причастности к посланничеству владело всеми гостями свадьбы дочери р.Лазара. Мы благодарны Всевышнему за то, что своими глазами видим, как всё больше и больше евреев раскрываются как братья, и наша радость распространяется и порождает другие очаги еврейской радости в самых отдалённых местах.

Пусть радость молодой пары и её семьи прольёт щедрое благословение на всех!

Гут шабес
Шия

Осуществить задуманное..

Вскоре после моей свадьбы в Израиле открылся инженерный колледж для мужчин. Там можно было получить признанную первую степень по многим специальностям. Мне понравилась специальность «архитектура и оформление интерьеров». Я сдал вступительный экзамен и поступил в колледж.

Занятия были очень интересными, а домашние задания – нелёгкими. Мы всё лучше понимали, как влияет на людей правильное оформление окружающей их среды, от мебели до цвета стен. И вот первая курсовая работа. План оформления квартиры согласно техническому заданию. Он должен соответствовать многим критериям, в том числе практическим, а их тоже нужно изучить, в общем, нелёгкая работа для начала учёбы.

Неделю я почти не спал: думал, сравнивал, чертил. Я вложил столько сил, что был уверен, что получу высшую оценку и что мой проект возьмут в качестве образца для будущих студентов. Но когда я представил свой проект перед классом, на лице преподавателя читалось разочарование в моих способностях. «Мы здесь будущие архитекторы, а не инженеры, но всё же нельзя планировать такое, что ни один строитель не сможет построить! Можно породить гениальную идею, однако если её инженерное решение слишком сложно или дорого, никакой подрядчик за её воплощение не возьмётся, и место этой идее в мусорной корзине».

*
В нашей недельной главе повествуется о том, как Яаков, после четырнадцати лет пребывания в ешиве, пошёл из страны Израиля в Харан. По дороге вечер застаёт его в месте, именуемом Бейт Эль. Там он ночует и видит знаменитый сон о лестнице, восходящей к небесам, по которой поднимаются и спускаются ангелы.

О стихе «И лёг спать на этом месте» Раши говорит: «Это сказано недаром, стих сообщает нам, что только теперь Яаков лёг спать, а все четырнадцать лет пребывания в ешивах Шема и Эвера он не лежал по ночам, а учил Тору».

При чтении этого возникают два вопроса. 1) почему Всевышний сделал так, что Яаков в момент заката оказался в святом месте, именуемом «Дом Всевышнего», Бейт Эль, почему не в обычном месте без особой святости? 2) Невозможно, физически невозможно четырнадцать лет не спать. Видимо, текст имеет в виду, что Яаков именно не ложился: он учил Тору и время от времени задрёмывал. Тогда почему, выйдя в дорогу, он не продолжает своё обыкновение, а сразу ложится спать? Это похоже на человека, которого долго ограничивали в пище, и он наконец «дорвался» до еды. Но Яакова-то никто не ограничивал, и никакого правила, предписывавшего ему не ложиться, не было.

Есть и ещё вопрос. Сон об ангелах, сходящих на землю перед началом путешествия, означает (как говорит мидраш), что Всевышний не оставит Яакова в пути: вот ангелы заграницы сходят, чтобы охранять его. Однако при чём тут лестница?

Ответы на эти вопросы мы сможем получить, если вдумаемся в описание: «Вот лестница стоит на земле, а её вершина достигает небес».

До сих пор Яаков, находясь в ешиве, жил исключительно духовной жизнью. Даже когда он спал – он засыпал за учебным столом. Голова, символизирующая духовное, продолжала находиться наверху, а ноги, символ телесного – внизу. А теперь Всевышний желает ему показать: «Яаков, ты выходишь в большой мир. Тебе нужно будет думать о нахождении жены, о свадьбе, семействе, заработке, о материальном. Ты должен соединять духовное с материальным. Ты должен научиться делать это».

И Яаков ложится, голова находится на одном уровне с ногами. И происходит это в святом месте, «воротах Б-жьих». Так показывает Всевышний Яакову путь жизни в мире: святость должна присутствовать в материальности. Подобно этому, в Храме Всевышний водворил Своё присутствие там. где совершались вполне материальные действия – жертвоприношения, например, а не там, где исключительно молятся и размышляют.

В качестве дополнительного намёка Всевышний показывает Яакову во сне лестницу – такую, что её голова достигает небес, и именно потому, что она твёрдо стоит на земле. Духовная жизнь, достижения в ней возможны, только если материальное освещено светом духовности, если одна лестница соединяет землю и небо. Говоря языком моего инженерного колледжа, «архитектор обязан считаться с возможностями инженера и строительного подрядчика».

Я не достиг ещё почтенного возраста, однако уже могу припомнить достаточно много людей, способных порождать замечательные идеи, не способные, однако, воплотиться. И это полбеды, а беда в том, что такое положение приносит им постоянные разочарования и вводит в депрессию. В частности, помню я людей, приближавшихся к соблюдению заповедей – что прекрасно – но такими прыжками, что они желали быть «святее» того рава, который их, собственно, и приблизил. Потому ли, что они не хотели принимать его руководство, или потому, что считали, будто они понимают лучше него, что в данный момент для них хорошо… Некоторые хотели быть такими уж хасидами, что утверждали: «Наши дети пойдут в детский сад и школу с преподаванием на идише!» Они прилагали огромные усилия, чтобы найти такую школу и быть принятыми в неё, в то время как более разумные и опытные люди пытались объяснить им, что их лестница пока стоит на земле неустойчиво и не стоит прыгать по ней вверх через ступеньку. Эти искатели «самого-самого хасидского» не послушали их. Они достигли своей цели… но через несколько лет разочарование в «самой-самой» школе привело к разочарованию в заповедях вообще. Лестница упала.

Здесь уместно рассказать о ещё одном смысле фразы «Лестница стоит на земле, а голова её достигает небес». В книге «Толдот Яаков-Йосеф» приводится следующее объяснение. Только тот, кто находится на земле, кто скромен и смиренен, может достичь небес – достичь духовных высот.

В надежде на то, что все мы сумеем это осуществить,

гут шабес
Шия