Лаг ба-омер на горе Мерон

Ты слышал историю о воскресении из мёртвых, которое было однажды в Лаг ба-омер на Мероне?» — спросила меня бабушка, когда я позвонил ей вчера прямо с израильской горы Мерон (а я звоню ей накануне каждой субботы).

«Конечно, слышал», — ответил я, и подумал: почему она спрашивает меня именно об этой истории, которая рассказывается из поколения в поколение и укрепляет веру в силу молитвы. И тогда бабушка рассказала мне другую историю, которая связывает с ней нашу семью.

«У моей бабушки Леи, — рассказывает она, — дети, к сожалению, умирали в младенчестве. Вот родился у неё очередной ребёнок, и вдруг он заболел. И её муж, дедушка р.Шмуэль Киршенбойм, известный хабадник из Иерусалима, молился за его выздоровление и пообещал, что если мальчик выздоровеет, он проведёт его «опшерниш» (первую стрижку в три года) на циюне святого рабби Шимона бар Йохай на горе Мерон в Лаг ба-омер. Мальчик, к счастью, выздоровел. Тем временем родилась ещё одна девочка – это моя покойная мама (т.е. моя прабабушка). И вот после Песаха начали готовиться к опшернишу на горе Мерон. Наняли осла, заготовили еду, и за две недели до Лаг ба-омера вышли в долгий путь из Иерусалима на гору Мерон в Галилее. Через спину осла перекинули седло с двумя корзинами: в одну посадили мальчика, в другую – мою маму, но поскольку она была легче, в её корзину для равновесия положили немного камней. И отправились в путь. Ночью они вынуждены были прятаться от разбойников-бедуинов, которые владели тогда дорогами.

После долгого пути семья прибыла на гору Мерон и присоединилась к другим евреям, которые уже были там. Радость Лаг ба-омера на Мероне – только тот, кто был там, знает чистоту и силу этой возвышенной радости, а описать её невозможно.

И вдруг послышался крик.

Другой трёхлетний мальчик, пришедший со своей матерью на «опшерниш», заболел и внезапно скончался. Праздничная атмосфера исчезла. Турецкая полиция, следившая за порядком, оцепила место из опасения, что мальчик был болен заразной болезнью и она может распространиться.

Молодая мать подняла своего ребёнка на руки, внесла его в помещение циюна и положила там, и сказала:

«Рабби Шимон! Я принесла сюда здорового ребёнка и хочу принести назад к мужу здорового ребёнка!»

Все вышли из помещения циюна и закрыли дверь. Все присутствующие евреи начали горячо молиться. И через некоторое время услышали, как ребёнок стучит в закрытую дверь и просит маму и попить!

Необыкновенная радость охватила всех, так что казалось, что сами стены и пол танцуют от радости и из благодарности Всевышнему за оживление ребёнка в заслугу великого рабби Шимона.

«Всё это видели родители моей мамы, — рассказывает бабушка, — и её брата. А я слышала эту историю от них».

И немного времени спустя после разговора с бабушкой я встретил мою двоюродную сестру, названную Леей в честь той матери моей прабабушки, которая видела чудо воскресения ребёнка. Моя двоюродная сестра живёт в США и приехала со своей дочерью-невестой специально на Лаг ба-омер, чтобы воздать хвалу за своё личное маленькое чудо: жениха, которого она нашла для своей дочери в заслугу молитв на циюне рабби Шимона год назад.

Я пишу вам эту историю, будучи на Мероне. Сюда я прибыл в канун праздника и собираюсь остаться и на субботу. Дед моей бабушки видел на Мероне оживление мёртвых. А я видел оживление живых! Я видел множество евреев со всех концов мира с детьми, некоторых из которых зовут Шимон в память о праведнике. Родители празднуют опшерниш своих детей и благодарят за жизнь, которая у них есть. Я принимал участие в детском параде жителей Кфар Мерон и гостей, как постановил Ребе, и подобные детские парады проводятся везде, где только есть евреи. Я видел стариков, которые проделали весь тяжёлый путь по жаре и пешком поднимались на гору (потому что многочисленные автобусы не могут проехать туда), чтобы помолиться на циюне рабби Шимона о своей жизни. Я видел чудесные танцы хасидов под звуки особых напевов горы Мерон, возвышающих душу. Я встречался с потрясающими людьми, заботящимися о здоровье посетителей Мерона, раздающих еду и питьё тысячам присутствующих.

И я молился о моей семье, о моих друзьях и о вас.

Пусть наши молитвы будут приняты, пусть заслуги рабби Шимона помогут нам обрести истинное добро в материальном и духовном, здоровье и благополучие!

Гут Шабос из Мерона,

Шия

Учиться никогда не поздно

Я держал в руках дорогой сосуд из чистого серебра, и моё сердце упало, когда я увидел грубую ошибку, сделанную гравировальной машиной. А ведь эта работа выполнялась после того, как я нажал на клавишу «подтверждение» на компьютере.

Я не мог найти себе места. Всего несколько недель назад меня приняли на эту интересную работу. Перед каждым запуском машины я десятки раз проверял тексты, размеры и другие параметры, и до сих пор, слава Б-гу, всё работало как надо. И вот – со мной случилось то, о чём говорил Иов: «И то, чего опасался я, пришло ко мне», — как я ни был осторожен, это не помогло, я допустил ошибку. Грубую ошибку, из-за которой дорогая и прекрасная вещь была совершенно испорчена.

Это была небольшая гравировальная мастерская в Иерусалиме. Мы делали гравировки, программируемые компьютером, на серебряных предметах и других дорогих подарках. Небольшой коллектив состоял из хороших людей, но я опасался реакции начальника мастерской и боялся потерять это новое для меня место работы.

Пока я стоял с бокалом в руках и думал, что я скажу и как объясню случившееся, вошел начальник. Он кинул взгляд на испорченную вещь, а затем сказал с широкой иерусалимской улыбкой: «Теперь ты принят на работу!»

В эти дни счёта омера мы скорбим о 24000 учеников рабби Акивы. Все они умерли от эпидемии в одно время – между праздниками Песах и Шавуот, потому что относились друг к другу без уважения. В память об их смерти мы соблюдаем в этот период траурные обычаи, включающие запрет стричься и бриться, а также устраивать свадьбы.

История жизни самого рабби Акивы очень интересна и поучительна для нас. Так говорится в трактате «Авот де-рабби Натан»: «40 лет было [рабби Акиве], и он ничему не учился. Однажды, находясь возле колодца, он спросил: «Кто продолбил этот камень?» Ответили ему: «Вода, которая капает на него постоянно, каждый день. Акива, разве ты не знаешь, что “вода камень точит”?» Тут же подумал Акива про себя: «Если даже мягкая вода может сокрушить твёрдый камень, то тем более – слова Торы, что твёрже железа, способны проникнуть в моё сердце из плоти и крови!» И немедленно приступил он к изучению Торы. Пошел он вместе со своим сыном в школу, где обучали маленьких детей. Сказал учителю: «Рабби! Научи меня Торе!» Держал рабби Акива один конец доски для письма, а его сын – другой конец. Написал учитель буквы алеф-бета, и он выучил. И так продолжал рабби Акива учиться, пока не изучил всю Тору. Тогда пошел он к рабби Элиэзеру и рабби Йеошуа и сказал им: «Господа мои! Расскройте мне смысл Мишны!» Когда сообщали ему закон, говорил он сам с собой: «Алеф этот — почему написан? Бет этот – почему написан? Почему именно так сказано?» И спрашивал он снова и снова, стараясь проникнуть в суть вещей… Сказал ему рабби Тарфон: «Акива! О тебе сказано в Писании (Иов 28): “Течение потоков он сдержал, и сокрытое вынес на свет”, — то, что сокрыто было от людей, вывел рабби Акива на свет!»

Акиве было 40 лет, у него ещё не было титула «рабби», и он удивлялся, как вода могла проделать дырку в камне. Это навело его на мысль, что его сердце и разум могут принять в себя Тору, и он решил начать учиться, не обращая внимания на трудности.

Если мы немного углубимся в эту историю, то сможем увидеть удивительную вещь. Вот стоит рабби Акива над дыркой в камне и думает: ни первая капля, ни сотая, ни даже тысячная не проделали отверстия в этом камне. Только миллионная капля смогла сделать это! Чтобы дойти до миллионной капли, нужно очень много лет и очень много терпения. Но рабби Акива понял ещё одну вещь: чтобы дойти до миллионной капли, нужно начать с первой, которая, казалось бы, не приносит никаких результатов. Но без нее не может упасть вторая, и так далее, пока не появится миллионная, которая наконец-то продолбит это отверстие в камне.

Из этого он сделал для себя вывод: в первое время, когда он начнет заниматься Торой, слова Торы не смогут войти в его сердце – «каменное сердце». Но без этого этапа, без постоянных стараний, не дающих результата, невозможно дойти до уровня, когда сердце и разум начнут поддаваться и примут в себя мудрость Торы. Этому он научился у дырки в камне, и поэтому смог войти в начальный класс вместе со своим сыном, и учить буквы, а затем задавать всё более мудрые вопросы, пока не стал одним из самым великих мудрецов.

«Теперь, когда ты сделал свою первую ошибку и столкнулся с первой трудностью, ты стал частью нашего коллектива», — продолжил начальник с улыбкой, и добавил: «Все задания, которые ты выполнял здесь до сих пор, ещё не были настоящей работой, это была как бы ‘игра’. Но теперь, когда ты узнал и почувствовал, что такое ошибка, ты стал полноценным работником, и отныне ты будешь работать намного лучше», — так закончил начальник свою речь, которая очень ободрила и поддержала меня.

Возможность добиться больших достижений в изучении Торы, почувствовать желание учить Тору и любовь к ней – закладывается в это мгновенье, когда человек принимает решение начать учить Тору, а затем продолжает участвовать в уроках по Торе, учась в хевруте или самостоятельно. Не важен возраст и не имеет значения уровень знаний. Важно просто остановить суетный бег по жизни и начать уделать больше времени Торе – Хумашу и алахе, Мишне и Талмуду, учению хасидизма и традициям – вот что такое по-настоящему счастливая жизнь, а понимание и достижения обязательно придут, с Б-жьей помощью, ведь это зависит только от нас самих!

В центральной синагоге «Марьина Роща» сейчас есть настоящее изобилие всевозможных уроков по Торе, каждый день недели, на разных языках и разных уровнях. У каждого человека есть возможность прийти и учиться, в рамках постоянных уроков или со случайным «хеврутой». Не упустите эту возможность, присоединяйтесь и Вы – чтобы поднять на новый уровень свою духовную жизнь!

Гут шабес, Шия

Поверх барьеров

От Большой Бронной до Тверской мы пошли пешком. По дороге я показывал моему гостю широкую улицу и говорил: «Посмотри, как умно сделано! Ещё много  лет назад, когда ездили лишь кареты и телеги, руководители Москвы предполагали, что в будущем по этой улице будет оживлённое движение, и заранее спланировали её широкой, с многими полосами движения в каждую сторону! Благодаря им мы, сегодняшние жители Москвы, можем относительно легко двигаться по этой улице».

Мой гость подумал и сказал: «Нет. Эту улицу построили для военных нужд». «Как это?» спросил я. «Видимо, войска выходили на войну от стен Кремля и шли парадным маршем, а по сторонам стояли жители, махали руками, кидали цветы, а оркестр играл победные песни – ещё задолго до реальной победы. Подумайте: ещё никто не знает, вернётся ли он с войны, но оркестр уже играет победные песни. И у солдат возникает мысль: «Мы уже победили! Теперь эту победу нужно лишь реализовать». И они идут побеждать».

 

Я не знаю, прав ли мой гость с исторической точки зрения или же прав я, об этом нужно спросить историков Москвы. Но для меня его слова стали жизненным уроком.

На этой  неделе во вторник, вместе с десятками других евреев из Москвы, Израиля и США, мы приехали в Любавичи, в честь 2 ияра – 185 годовщины со дня рождения ребе Моѓараша, четвёртого ребе Хабада, сына «Цемах Цедека». Моѓараш родился, скончался и похоронен в Любавичах.

После духовной подготовки и написания «пидьон нефеш» мы вошли в оѓель, где Моѓараш покоится возле своего отца, и молились там. Через некоторое время один из молящихся начал петь. Вначале медленно и тихо, но через несколько минут воодушевлённое пение захватило всех. Это был нигун «Лехатхила арибер», нигун ребе Моѓараша.

«Все думают, что если нельзя проползти под преградой, нужно перелезть через неё. А я думаю, что нужно с самого начала идти поверх барьеров. Лехатхила арибер», так говорил ребе Моѓараш. Наш ребе превратил эти слова в жизненный принцип. Согласно ему живут хасиды, согласно ему они идут к цели и к победе. Мы живём так, как будто мы уже победили, и теперь эту победу нужно лишь реализовать.

Вначале надлежит одержать духовную победу, преодолев испытания, которые ставит перед нами злое начало. Нам кажется, что в изучении Торы, в исполнении заповедей и в добрых делах есть трудности – нужно жить так, как будто их нет. И в житейских делах многое кажется нам трудным, многое побуждает отказаться или склонить голову. Нет. Мы должны идти с высоко поднятой головой, поверх барьеров. «Лехатхила арибер».

*

В нашей недельной главе «Мецора» говорится о людях, на коже которых внезапно возникла язва «цараат». Они обращаются к коѓену, чтобы он проверил эту язву и принял меры для очищения. Еврейские мудрецы приводили много причин возникновения загадочной язвы «цараат» и много обоснований того, почему нужно идти не к врачу, а к коѓену. «Кли якар» пишет так: Именно коѓены были знатоками Торы, а также «аншей хесед» — добрыми людьми. К таким людям нужно было идти всем, чтобы учиться у них Торе и правильному поведению. А кто не шёл к коѓенам учиться, был вынужден идти к ним после появления язвы, чтобы его наставили на истинный путь. Связь с праведником, регулярное изучение Торы, постоянные молитвы в синагоге – вот правильный путь, говорит «Кли якар».

В нашей синагоге «Марьина Роща» в течение всего дня проходят регулярные молитвы, утром, днём и вечером можно найти уроки Торы на удобном языке. Двери «Марьиной Рощи» открыты для всех, любой мужчина, любая женщина могут прийти для молитвы, изучения Торы и приобщения к еврейской жизни. Мы идём, чтобы победить, «поверх барьеров». А если мы с самого начала поставим себе цель и скажем, что уже победили – реализовать нашу победу будет легко.

Гут шабес,

Шия

Смотреть вперед

апрель 2016 078Передо мной возвышалось широкое многоэтажное здание. Я взобрался на этаж, где находился главный офис, и встретился с представителем администрации. Он повел меня по большим залам, где были представлены тысячи предметов одежды, разложенных по видам, размерам и т.д.

Даже такой профан как я, не разбирающийся в моде и уж тем более – в её последних веяниях, не мог не обратить внимания на то, что большая часть представленной там одежды отличается самым новым и современным дизайном. Очень современным.

«Эта одежда очень интересна, она впечатляет», — сказал я, и попытался вежливо намекнуть: «Стиль выглядит совсем новым, не правда ли?» И тогда я получил ответ – короткий, но его смысл заставил меня задуматься.

Директор ответил так: «Сейчас мы проектируем и выпускаем то, что будет в моде через год». И он продолжил: «Каждый сезон мы собираемся со специалистами и на основе собранной информации проверяем, какие стили развиваются в данный момент, в каких направлениях «дует ветер», какие тенденции нравятся людям, и т.д. Из всей этой многочисленной информации мы делаем выводы и работаем на их основе. Таким образом, нам удается опередить других дизайнеров и производителей одежды, и мы стараемся быть первыми и ведущими на российском рынке одежды».

Я попал в это место благодаря усилиям р. Александра Бороды, который старался найти жертвователей новой одежды для детей и взрослых – для многодетных и нуждающихся семей, и одиноких людей. С тех пор вот уже несколько лет мы получаем в дар большое количество красивой новой одежды на все сезоны, которую распределяем среди тысяч людей в нашем отделении «Яд ле-яд» в благотворительном центре «Шаарей Цедек».

*

Есть красивый пиют, который принято петь во многих общинах в завершение пасхального Седера, он начинается словами «Хасаль сидур песах ке-илхато» («Завершился пасхальный Седер, проведенный по всем законам…»). Однако Алтер Ребе, автор Тании, не произносил этот отрывок по окончании чтения Агады, и так объяснил это Ребе в одной из бесед, посвященных Песаху: «Ведь в Хабаде Песах никогда не заканчивается, он длится всегда. Правда и то, что все праздники дают отсвет, который освещает каждый будний день, но лишь Песах по-настоящему продолжается вечно». Смысл этого высказывания в том, что мы желаем, чтобы влияние этого праздника продолжалось весь год.

В первую очередь, это означает возможность для каждого из нас выйти из своего собственного «Египта». Египет (Мицраим) – это не только реальная страна на глобусе, но и духовное понятие — мецарим, «теснины». По разным причинам мы попадаем в них, и они мешают нам быть свободными, расти духовно, делать телом и душой то, для чего они предназначены: молиться подобающим образом, соблюдать заповеди с радостью, постоянно помогать ближним и вообще идти правильным путем. Есть ещё множество сил и духовной энергии, которые можно черпать из этого чудесного и радостного праздника, прошедшего совсем недавно.

На одном из фарбренгенов зимой того же года Ребе рассказал то, что слышал от своего тестя, предыдущего Ребе — что однажды, на следующий день после Йом Кипура, он спросил у своего отца, пятого Ребе (Рашаба): «Отец, а что теперь?» И тот ответил (на идише): «Ицтер дорф мэн эршт тшувэ тон» («Именно теперь-то и нужно делать тшуву»). Простой смысл этих слов в том, что не надо ждать месяца Элул или Йом Кипура, чтобы сделать тшуву. В течение всего года нужно вести себя достойно, и тогда мы подойдём к Йом Кипуру более подготовленными.

Это верно не только по отношению в Йом Кипуру, но и подготовку в Песаху тоже нужно начинать не за несколько дней или недель до его наступления. Это чувство, что «Песах никогда не кончается», о котором говорил Ребе, знакомо мне много лет, с самого детства.

Слово «Песах» в нашей семье не нужно было произносить слишком часто, но мы ощущали его весь год – в частности, благодаря условию, которое поставила нам мама: в течение всего года можно есть только в отведенных для этого местах (в будни – на кухне, по субботам и праздникам – в гостиной). В остальные комнаты запрещалось вносить любую еду – печенье, вафли и т.д. Прекрасный обычай, который и моя дорогая жена уже много лет блюдёт в нашем доме. Когда дети маленькие, следить за этим, конечно, непросто, но со временем они привыкают к этому правилу, которое соблюдают и сами родители, и нужно лишь изредка напоминать об этом.

В книге «А-йом-йом» Ребе пишет: «Бааль Шем Тов соблюдал порядок, (его продолжатель) Магид из Межерича тщательно следил за порядком, и Алтер Ребе (ученик Магида, Бааль а-Тания) учил хасидов обращать большое внимание на порядок». Царь Шломо сказал в своей Книге Притч (Мишлей): «У мудреца – глаза его в голове его».

Когда мы знаем, что Песах не сваливается на нас неожиданно, что у него есть определенная дата, отмеченная в каждом еврейском календаре, мы смотрим вперед и заранее думаем о том, как сложно будет искать хамец по всем углам, куда дети могли засунуть его в течение года, случайно или нарочно; и, напротив – как легко и удобно будет готовиться к празднику, если мы всегда будем соблюдать порядок. Каждому делу и каждой вещи – своё предназначенное место; еда – только в кухне или за столом в гостиной, а не за чтением книги или за компьютером.

И в заключение – из моего собственного опыта: соблюдение порядка и чистоты стоят затраченных на это сил и времени. Это также имеет воспитательное значение для наших детей и приносит нам спокойствие и умиротворение.

С пожеланием здорового и радостного лета, чистого и упорядоченного, спокойного и красивого.
Гут шабес, ходеш тов у-меворах

Шия.

История, рассказанная в Песах

#2246 (58)В холь ѓа-моэд Песах мы отправились на прогулку в парк. Снег на дорожках парка таял под нашими ногами, чувствовалась весна. «Я загадаю вам загадку», — обратился я к детям, — «но сначала расскажу историю». Все дети любят истории, поэтому все они замолчали и стали слушать.

«Около года назад к нам в благотворительный центр обратилась женщина за помощью в связи с медицинскими и денежными проблемами. Я и мои коллеги читали её документы, чтобы оценить масштаб проблемы, как мы поступаем в бесчисленном количестве случаев со всеми обращениями в благотворительный центр. В конце концов мы решили, что положение этой женщины очень серьёзное, и мы попытаемся найти для неё соответствующую сумму денег. Мы обратились к нескольким людям и организациям, приложили старания, и сумели добыть даже больше денег, чем рассчитывали. Мы положили деньги в конверт, чтобы женщина потратила их на лекарства, медицинские услуги и покрытие разных срочных долгов. Но телефон, который оставила нам эта женщина, не отвечал, и мы никак не могли найти её. Деньги лежали у нас в сейфе, и примерно раз в месяц мы пытались найти эту женщину, но безуспешно.

У меня болела душа: женщина могла бы получить помощь, которая решила бы её проблемы, а она не знает об этом! И вот несколько недель назад эта женщина снова пришла к нам. Она получила деньги, которые ждали её, и теперь она обеспеченный человек…

А теперь загадка», — обратился я к детям. «Всё то время, пока деньги ждали эту женщину, но она не знала об этом, кем она была – бедняком без копейки или обеспеченным человеком с большой суммой денег?»
Дети начали спорить. Одни говорили, что она всё это время была бедной, так как деньги она не получила. Другие говорили, что она была богатой, поскольку её деньги только ожидали момента, когда она их заберёт.

*
Один из даров, которые мы получили во время исхода из Египта – это знание. Так, например, говорит Всевышний евреям: «Чтобы рассказывал ты детям и внукам своим… о знамениях, которые я сотворил в Египте, чтобы узнали вы, что Я – Г-сподь». Когда евреи получают заповедь о сукке, связанной с Исходом, в неё тоже входило «знание»: «Чтобы знали ваши поколения, что в сукках поселил Я сынов Израиля, когда Я вывел их из Египта».

Женщина, о которой мы говорили, на самом деле была обеспеченной, но никак не могла планировать свою жизнь, исходя из этого. Почему? У неё не было знания. Мы не смогли найти её и рассказать о том, что её ждут деньги. Если бы у неё было это знание, она уже давно жила бы по-другому.

Наши предки вышли из Египта и удостоились великих чудес, среди которых – рассечение Тростникового моря. На море даже маленькие дети видели великие чудеса Всевышнего. А после этого мы получили Тору на горе Синай. Сказано: «В каждом поколении мы обязаны представлять, что мы сами вышли из Египта». А почему сами? Почему мы не можем просто читать об истории Исхода наших предков? Чтобы мы узнали. Чтобы знание стало для нас реальным и действенным, и тогда мы сможем принять Тору на горе Синай.

*
На следующей неделе мы начнём каждую субботу изучать трактат Авот. Так поступают в субботу после полудня на протяжении всех суббот лета. И вот что говорит в этом трактате рабби Акива (гл. 3):
«Мил Всевышнему человек, ибо сотворён по образу Его. Но ещё милее он тем, что ему поведали, что он сотворён по образу Его. Так сказано: «Ибо по образу Божьему сотворил Он человека». Милы евреи Всевышнему, ибо названы Его сынами. Но ещё милее они тем, что им поведали, что они названы Его сынами. Так сказано: «Сыны вы Г-споду, Б-гу вашему». Милы евреи Всевышнему, ибо дан им инструмент, которым сотворён мир. Но ещё милее они тем, что им поведали, что дан им инструмент, которым сотворён мир. Так сказано: «Ибо доброе учение дал Я вам, Тору Мою не оставляйте».

Здесь перечислены три стадии существования еврейского народа. Во времена египетского изгнания всё, что у них было – это образ Б-жий. Во время Исхода проявилось то, что они – сыны Всевышнего. А когда евреи получили Тору, им был дан инструмент, которым сотворён мир. И все три эти стадии необходимо осознавать.

Если мы приучим себя чувствовать и будем усердно учиться, мы получим знание. Знание того, что мы сыны Всевышнего, что нам дана святая Тора, что всё к лучшему. Это знание, приводящее нас к счастливой жизни в материальном и духовном.

Шия

Учиться выходить на свободу

DSC_9502

«Я не первый раз участвую в пасхальном седере. Но истинное чувство свободы я ощущаю сегодня впервые, хотя сейчас мы находимся в стенах тюрьмы». Эти слова я услышал на иврите в прошлом году, во время пасхального седера, от еврея, биографии которого хватило бы на целую книгу.

Через небольшое время я выключу мобильный телефон и отдам его охраннику на входе в тюрьму. И как в каждом году, за несколько часов до начала первого дня праздника, я начну готовить пасхальный седер в тюрьме «Бутырка». Я вернусь сюда пешком вечером и проведу седер с теми евреями, которые оказались в «Бутырке», каждый по своим причинам. Они, как и все евреи, имеют право в этот вечер съесть кезаит мацы, выпить четыре бокала вина и попробовать прочувствовать исход из Египта – как и ночью 3300 лет назад.

В течение года я был здесь вместе с моим другом р.Аароном Гуревичем, главным военным и тюремным раввином России, несколько раз, а один раз побывал у еврейки в закрытом психиатрическом отделении. Именно благодаря р.Гуревичу я удостоился заповеди проводить здесь, в тюрьме, пасхальный седер каждый год.

Ещё в детстве я сопровождал моего отца, навещавшего еврейских заключённых в иерусалимской тюрьме. Это было ощущение приязни и готовности помочь каждому еврею, где бы он ни находился и по каким бы причинам он там ни оказался. Поэтому я стараюсь каждый год брать с собой для подготовки седера одного из моих детей, чтобы они поняли, что такое несвобода и ожидание освобождения.

Неделю назад мы с друзьями праздновали семидесятилетие нашего доброго Гриши, известного всем Гриши, старосты центральной синагоги «Марьина Роща» — Цви-Ѓирша Гержоя. За много лет, в течение которых Гриша работал на различных должностях в синагоге, он удостоился всеобщей любви. Я работаю с ним плечом к плечу и в повседневной деятельности синагоги, и в благотворительном центре, и могу сказать, что для меня Гриша – это учитель приверженности к традиции, последовательности и доброты.

А через два дня (17 нисана) будет мой день рождения. Сказали мудрецы, что в день рождения человеку улыбается удача. Поэтому я использую этот благоприятный момент, чтобы пожелать вам и всем вашим родственникам и друзьям благословения в ваших трудах, здоровья, хасидского нахеса от семьи и удачи в делах небесных и земных.

Что объединяет подготовку к седеру в тюрьме и мою совместную работу с Гришей? Самый важный день рождения, который мы отпраздновали на этой неделе во вторник – 11 нисана, день, в который 116 лет назад в мир сошла «всеобщая душа», душа главы поколения, Любавичского ребе. Он изменил мир посредством тысяч своих шалиахов, рассеянных по всему миру. Он учил их побуждать всех евреев быть больше евреями. Это делается посредством изучения святой Торы, исполнения практических заповедей и добрых дел. Ребе был для всех примером сердечной молитвы, сосредоточенной учёбы, тщательного соблюдения обычаев и заповедей любой ценой и готовности отдать себя любому еврею, невзирая на возраст, место и состояние. Благодаря ему я и моя семья находимся здесь. Благодаря его урокам мой отец брал меня с собой, чтобы радовать евреев в иерусалимской тюрьме, благодаря его урокам я делаю это и здесь, в Москве, с моими детьми, родившимися здесь. Гриша, родившийся в Молдове и в детстве вместе со своим дедом бывший близок к Рыбницкому ребе, именно благодаря Любавичскому ребе познакомился с нашей московской общиной во главе с Главным раввином России р.Берлом Лазаром, и вот уже шестнадцать лет он всегда рядом с молящимися, учащимися и приходящими в центральную синагогу. Он всегда готов дать урок Торы, помочь гостю наложить тфилин и подготовить синагогу к следующему дню служения Всевышнему.

Важный обычай, соблюдаемый нами в день рождения – смена номера псалма, который мы читаем ежедневно и который соответствует году жизни, в который мы вступили. На этой неделе, в день рождения Ребе, вместе со всеми хасидами мы начали читать 117 псалом – каждый в дополнение к своему личному псалму. 117 псалом – самый короткий в Теѓилим, но глубина его велика:
«Благодарите Г-спода, все народы, славьте его, все нации…»

Совсем недавно Главный раввин России р.Лазар получил письмо от Президента России В.В.Путина с поздравлением всем евреям России с праздником Песах. Президент пишет, как радостно видеть, что евреи России уважают традицию своих отцов, их ценности и обычаи, и что они учат молодое поколение доброте, вере и взаимному уважению. Президент России понимает и ценит верность традиции и ценностям добра, и с гордостью признаётся в своём доброжелательном отношении к еврейскому народу. На наших глазах исполняется сказанное в псалме Ребе: «Благодарите Г-спода, все народы». И всё это благодаря тому, что Ребе послал р.Лазара в Россию, как он посылал шалиахов в тысячи мест мира, чтобы возвестить, что «Г-сподь есть Б-г и нет иного», чтобы приближать евреев к их Отцу небесному посредством соблюдения заповедей и еврейской традиции.

Три тысячи триста лет евреи празднуют праздник Освобождения, празднуют во всех странах и в любом положении. Нет другого подобного народа в мире. Сильные державы, мощные империи, которые пытались раздавить нас, исчезли, оставив одни развалины. Еврейский же народ жив и здравствует, помнит свою историю и воплощает её в настоящем.

Через 247 лет после строительства Бутырской тюрьмы, через много лет после того, как в ней сидели евреи за изучение Торы и соблюдение заповедей, мы будем сидеть в этих стенах и праздновать праздник Свободы. Мы будем молиться о том, чтобы в скором времени мы удостоились истинного Избавления с приходом Машиаха, и тогда мы будем праздновать Песах в отстроенном Иерусалимском Храме.

Гут шабес, кашерного и радостного Песаха,
Шия

Сидеть и слушать

Это было в моём детстве, в Иерусалиме. Я пошёл на рынок с отцом, чтобы закупить продукты на праздник. Мы подошли к лоткам с овощами и фруктами, и один из продавцов неожиданно завёл беседу с моим отцом. Я некоторое время развлекался тем, что смотрел вокруг, но моё терпение начало иссякать.

Как понятно всем, канун Песаха – это очень хлопотное время. Нужно чистить, готовить дом к празднику, покупать, варить… а этот продавец беседует себе с моим отцом, как будто время остановилось или как будто уже холь ѓа-моэд и каникулы.

Хотя «беседует» — не совсем правильное определение. Беседа подразумевает участие двоих, а здесь – продавец произносит свой монолог, а мой отец слушает и кивает. Я пытался осторожно намекнуть отцу, что мы пришли сюда за покупками, а не для встреч с друзьями, но это не помогло: продавец по-прежнему говорил, а мой отец по-прежнему слушал. Это длилось больше получаса, наконец они пожали друг другу руки и расстались.

Мы закончили покупки и повернули к дому. «Шия, извини, что тебе пришлось так долго ждать», — обратился ко мне отец, — «но у меня не было выбора. Ты не знаешь этого человека. У него есть взрослый сын, для которого он не может найти невесту. Он в депрессии, и ему нужно было поговорить». Ещё до того, как я успел сказать то, что подумал – «папа, а разве ты сват?» — отец продолжил: «У меня нечего ему предложить. Но у меня есть возможность его выслушать. И я сделал это, и надеюсь, что он будет чувствовать себя более спокойно в этот суматошный день. Может быть, перед праздником в его дом войдёт радость».

Канун Песаха бывает раз в году, но воспоминание об этой истории всплывает во мне каждый раз, когда я прохожу мимо этого прилавка на рынке, и конечно, я вспоминаю об этом каждый год перед Песахом.

*

«Я лежу в Эйтаним» — такое сообщение я получил неделю назад, когда был краткое время в Иерусалиме. «Эйтаним» — это иерусалимская лечебница для душевнобольных. Я разволновался. Сообщение послал мне молодой человек, который однажды был в Москве и с тех пор мы дружим. С ним многое случалось, но чтобы он попал в Эйтаним – этого я себе даже представить не мог. Важность помощи другим мне ясна с того случая в канун Песаха, я накупил в магазине угощений и поехал.

К зданию лечебницы ведут зелёные извивающиеся тропки в парке, но войти внутрь я смог только после получения особого разрешения. Наша встреча оставила меня в волнении. Мы сели в уголке, я достал коробку печенья и бутылку напитка, постепенно вокруг нас стали собираться другие обитатели лечебницы, всем я предлагал угощение и всех просил что-нибудь рассказать. Какие истории, какие необычные точки зрения, какие видения… А я сижу и слушаю. Когда время посещения стало истекать, я спел несколько хасидских песен, и мы расстались.

Перед выходом один из обитателей спросил меня: «А что, сегодня Пурим?» «Почему Пурим?» «Потому что в Пурим здесь тоже были похожие на тебя…»

Царь Шломо говорил в Мишлей: «Забота в сердце человека – пусть выскажет её». Наши мудрецы советуют тем, у кого есть заботы, рассказывать о них другим людям. Это помогает, проверено. Но кто же нас выслушает? И главное – как слушать? У всех нас постоянно есть с собой телефон, так что слушать – невеликая проблема. Но вы не представляете, как это важно.

Есть много ступеней благотворительности: дать еду, помочь деньгами, ссудить деньги и пр. И ещё сказано в Теѓилим: «Счастлив внимательный к бедному». Здесь не говорится о бедном, у которого нет денег или одежды. Здесь упоминается «даль», это другой вид бедного. Даже богач может быть «даль», даже известный политик, даже селебрити. У них всё есть. Чего же у них нет? Того, кто их выслушает. И о том, кто внимателен к такому человеку, говорит царь Давид: «Счастлив он».

Слова царя Давида обязывают нас. Неважно, Пурим сейчас или канун Песаха, или будни. Неважно, когда и где. Слушать – родственников, семью, друзей, каждого, по кому видно, что он нуждается в этом. Но при этом не отвечать на телефон, не писать СМСки, ничем не заниматься: обращать всё внимание на говорящего.

*

Известно хасидское понимание слова «мицва» — от слова «цавта», соединение. Посредством заповедей мы соединяемся с Тем, кто их дал – со Всевышним. В начале нашей недельной главы Всевышний говорит Аѓарону и его сыновьям правила принесения жертв и подчёркивает, что на жертвеннике всегда должен гореть огонь. В большинстве случаев повеления вводятся глаголами «скажи» или «говори». Но в случае постоянного огня – глаголом «вели», «цав». «Постоянный огонь» — это горящее сердце еврея, готового помочь ближнему всегда и везде. И тогда мы удостаиваемся «цав», соединения со Всевышним, «цавта». А Всевышний поступает с нами «мера за меру»: если мы выслушаем других, и Он выслушает нас и приблизит наше Избавление. И осуществится стих «Как в дни исхода твоего из Египта, покажу Я им чудеса» во время полного и истинного Избавления в скором времени!

Лёгкой вам уборки,

Гут Шабес,

Шия

Заслуги, смягчающие приговор

В верхней части еврейского кладбища на Масличной горе, откуда можно увидеть место Храма, мой дядя указал на одну из соседних могил и сказал: «Здесь похоронен наш дедушка Шмуэль-Шмелке, смягчивший небесный приговор доктору Моше Валаху».

А дело было так. Шмуэлю-Шмелке было 36 лет, когда он попал в лечебницу с приступом аппендицита. Было это в первой половине ХХ века, и в Иерусалиме была лишь одна еврейская лечебница «Шаарей цедек», располагавшаяся в старом здании. После операции к Шмуэлю-Шмелке подошёл основатель и бессменный директор больницы, легендарный доктор Моше Валах, и с печалью сказал, что один из врачей по ошибке ввёл ему лекарство для разжижения крови. Что такое разжижение крови после полостной операции — более-менее понятно: ране будет очень трудно затянуться. Доктор Волах сказал, что р.Шмуэль-Шмелке «скоро уйдёт». Шмуэль-Шмелке, который всю жизнь был уверен, что всё к лучшему и всё от Всевышнего, улыбнулся и сказал: «Пойдём вместе». Доктор Волах был поражён, но дедушка улыбнулся ещё шире и сказал: «Не бойся, ты проживёшь много. Когда придёт время, поймёшь».

Через несколько дней, 7 нисана, дедушка скончался, оставив вдову и сирот. Ровно через двадцать лет, тоже 7 нисана, 61 год назад, скончался доктор Валах, в глубокой старости, сопровождаемый великой заслугой излечения множества евреев. Так дедушка смягчил ставший известным ему небесный приговор доктору.

*

На этой неделе мы читаем в Торе главу «Ваикра», описывающую законы жертвоприношений. Бывают жертвы обязательные и добровольные, личные и общественные. Но каждый день самой ранней, с утра, и самой поздней, перед закатом, жертвой было жертвоприношениие «тамид» — регулярное. Принадлежности для него покупались из собранных от евреев половин шекеля, которые все сдавали в месяце адар. Так рассказывает Мишна:

«Матья бен Шмуэль говорит: Начальник смены говорил когенам: Посмотрите, пришло ли время утренней жертвы, озарился ли весь восток неба до самого Хеврона (он находится на юге от Иерусалима)? Если время пришло, смотрящий на небо говорил: да». Зачем начальник смены упоминал Хеврон, почему он просто не говорил «до южной стороны»? Рабби Овадья из Бертиноро, великий комментатор Мишны, говорит: «Чтобы вспомнить о заслугах праотцев, похороненных в Хевроне». Эти заслуги должны смягчить суровый небесный приговор евреям.

В прошедшем месяце адаре испытывал я и горечь, и радость, и печаль, и веселье. Сказано: «С приходом адара умножают веселье». Источник веселья — в заповеди Пурима. Но в начале адара скончалась мать моей жены. С ней случился инсульт и через несколько дней она оставила нас, её детей и родственников. Время её болезни было тяжёлым для нас, а кончина — ещё более тяжёлой. За время нашего с женой супружества я хорошо узнал её мать — благородную женщину, всё делавшую для своей семьи, с любовью и преданностью. Когда она гостила у нас в Песах, её не видели отдыхающей: она всемерно помогала в приготовлениях, в готовке и в приёме гостей.

Известно, что в жертвоприношении главное — намерение приносящего. Так говорят мудрецы: «Неважно, много или мало, главное — делать всё во имя Небес». Однако во всех законах жертвоприношений, которые мы учим в нашей недельной главе, намерение не упомянуто! Если оно так важно, почему недельная глава обходит его молчанием? Ребе отвечает на это дополнительным вопросом: Почему описание жертвоприношений начинается с добровольной жертвы, а не с обязательных? В этом вопросе коренится ответ. Тора ставит добровольную жертву на первое место, тем самым говоря: главное — искреннее желание. Оно предшествует выполнению формальной обязанности.

Мать моей супруги принесла большие жертвы ради семьи. Она отказывалась от покоя ради своих детей, посвящала свободное время помощи ближним, уделяла внимание, чтобы выслушать и помочь. Во всех своих молитвах и делах она действовала во имя Небес. Не ради себя она действовала, и не ради благодарности, а ради Всевышнего. И её потомки идут её путями, её дела — светильник на нашей дороге.

Наступает месяц нисан, месяц Исхода. Пусть смягчатся небесные приговоры, пусть радость месяца адар озарит весь год, пока не смешается с великой радостью воскресения мёртвых и прихода праведного Машиаха. Сказали наши мудрецы: «В нисане были евреи избавлены, в нисане они будут избавлены».

Доброго и благословенного месяца,

Гут Шабес,

Шия

Суббота в Иерусалиме

Субботняя атмосфера всегда прекрасна, а при наступлении субботы – особенно. Что уж говорить о субботе в моём родном городе Иерусалиме… Вот так год назад я ходил по центру Иерусалима и думал, в какую бы синагогу зайти для встречи субботы. В святом городе тысячи синагог, и ни одна не похожа на другую, а я люблю узнавать новое и новых людей. Поэтому я искал синагогу, где ещё не бывал.

Среди переулков одного из центральных районов я нашёл двор со старыми зданиями, с колодцем для набора воды в середине (сто лет назад в каждом иерусалимском дворе были колодцы). В синагогу вели ступеньки. Арон-кодеш был резным, ручной работы, люстры – старыми.

Сбоку стоял молодой человек в субботних одеждах, погружённый в молитву и светящийся радостью. Эта радость постепенно охватила и меня. В некоторый момент все молящиеся в синагоге начали танцевать, и он танцевал с той же радостью, напевая субботний нигун.

Синагога была расположена недалеко от лечебницы «Бикур холим», где я и родился сорок два года назад (без месяца). Может быть, и жена этого молодого человека родила там – неудивительно, что он так рад? В конце молитвы, после приветствия старосты «Гут шабес!», я смог поговорить о нём.

Я спросил у старосты: «Скажите, этот радостный молодой человек – тоже гость в синагоге, как и я?»

«Нет, он живёт недалеко и молится здесь постоянно».

«А в чём причина его особенной радости?»

«Никакая она не особенная. Он любит шабат, он готовится к шабату всю неделю, и эта радость распространяется на всех».

В три предыдущие недели мы читали в Торе главы «Трума», «Тецаве» и «Ки тиса». В них приводятся подробные указания о том, как надлежит строить Мишкан – храм в пустыне, средство для пребывания Всевышнего в нашем мире. Первым делом Моше получил заповедь изготовить утварь для Мишкана – ковчег, стол, светильник; потом – сам Мишкан, его полотнища и брусья. В конце, после подробных указаний, Всевышний предупреждает евреев о необходимости соблюдения шабата. А в недельной главе, читаемой в эту субботу, Моше передаёт повеления Всевышнего народу. И порядок повелений обратный: сначала заповедь субботы, потом строительство Мишкана, потом сооружение его утвари.

Алтер ребе спрашивает: зачем Моше перевернул порядок повелений? И объясняет, что аспекты сооружения Мишкана важны и действуют и сейчас, в духовной жизни еврея. Когда Всевышний велит построить Мишкан, сказано: «И сделают Мне святилище, и Я буду пребывать среди них». Почему «среди них», а не «среди него», святилище-то одно? Имеется в виду тот Мишкан, который каждый человек строит в своём сердце. «Среди них» — среди всех евреев.

В том святилище, которое мы строим в себе, существует и Мишкан, и утварь. Полотнища, окружавшие святилище снаружи – это заповеди, окружающие и одевающее еврея в свет святости. Тора – это утварь святилища, это духовная пища души, от которой распространяется Б-жественный свет.

Но чтобы привлечь в своё святилище высший Б-жественный свет, нужно получить его от шабата. В шабат каждый еврей получает дополнительную душу, и посредством её он возвышается над собой, возвышается над всеми духовными мирами. Это даёт ему после шабата, в шесть дней работы, силы и возможность привлекать к себе Б-жественный свет.

Порядок его привлечения таков: вначале – «окружающий свет» посредством заповедей, затем – «внутренний свет» посредством Торы. В таком порядке Моше и даёт евреям повеление о строительстве святилища: вначале – шабат, затем – Мишкан (заповеди, окружающий свет), затем – утварь святилища (Тора, внутренний свет). А порядок раскрытия Б-жественного света в мирах – обратный. Вначале раскрывается свет, ограниченный рамками сосудов, чтобы миры смогли принять его и не исчезли немедленно в его безграничной мощи. После этого может раскрыться и более высокий, «окружающий» свет, Мишкан. И только после всего этого наступает шабат, когда свет Всевышнего возвращается к своему корню и источнику.

Всю свою духовную силу, всю свою жизненность черпает еврей из шабата. От него он получает потенциал для еврейской, успешной во всех пониманиях недели, насыщенной исполнением заповедей и изучением Торы.

Когда мы соблюдаем и проводим шабат как полагается, как достойно его, тогда наши заповеди и наша Тора глубоки, серьёзны, ведь в их основе лежит сила шабата.

Здесь, в России, многие евреи прилагали героические старания ради соблюдения шабата. Сколько из них были уволены за это с работы, сколько оказались в ссылке и терпели невероятные страдания! Но они не покорились, ведь шабат был для них важнее прочего.

Мудрецы Талмуда говорят: «Кто трудился перед шабатом, тот будет есть в шабат». Здесь имеется в виду время галута, в котором мы находимся сейчас. Это как бы канун субботы времён, царства Избавления, «дня, который весь – шабат». Кто подготовил себя посредством Торы и заповедей как полагается к этому дню, удостоится великого блага, хранимого для дня Избавления. Однако у высказывания мудрецов есть и простой смысл. Кто всё купил, всё сварил, всё подготовил перед субботой – будет есть полноценную субботнюю трапезу.

На одном из фарбренгенов в синагоге «Марьина Роща» Главный раввин России р.Берл Лазар говорил о духовной подготовке к шабату. Она не менее важна, чем покупки и приготовления. Если к субботе хорошо подготовиться, субботняя трапеза станет незабываемым впечатлением для детей, для всей семьи и гостей. Трапеза, насыщенная учением хасидизма, толкованиями недельной главы, актуальной ѓалахой, хасидскими песнями – это переживание, охватывающее всех. И то ощущение духовного покоя и радости, которое почувствуют дети, они не забудут никогда.

С пожеланием «дня, который весь – шабат» после полного и истинного Избавления,

гут шабес,

Шия

Если мы слышим о чужой беде, значит, наше дело — помочь

Иногда он вёл себя странно. Время от времени он подходил к мезузе на двери комнаты, в которой жили мы вместе в общежитии ешивы, клал на неё руку и что-то быстро бормотал. Причём он старался, чтобы на это не обращали внимания. Что он бормотал, зачем он это делал — я, разумеется, не решался спросить прямо: ведь если человек старательно пытается сделать что-то незаметно, нужно делать вид, что ты действительно не замечаешь.

Но после тяжёлого теракта, прогремевшего в считанных метрах от меня, он сам рассказал мне смысл своих действий…

Баал-Шем-Тов говорил, что люди, которых мы видим, подобны для нас зеркалам. Если мы видим у ближнего какой-то недостаток, значит, он есть и в нас, иначе мы не обратили бы на него внимания. И нужно это для того, чтобы мы исправились. Не бывает такого «просто так увидели». У всего есть причина.

Подобную мысль высказал недавно и р.Лазар на фарбренгене, который прошёл в Марьиной Роще несколько недель назад. «Если мы видим или слышим, что кто-то находится в беде — мы недаром увидели и услышали это. Значит, мы можем этому человеку помочь! Не бывает такого «просто так услышали», тем более в отношении страданий другого человека».

Одним из самых известных еврейских мудрецов был рабби Акива. Он начал учить Тору в сорок лет, и для этого ушёл далеко от дома. Вернулся домой он после двенадцати лет учёбы. Подходя к дому, он услышал, как соседка говорит его жене: «Что за муж у тебя? Двенадцать лет дома не был!» А жена ответила соседке: «Он учит Тору. Если бы он мог меня слышать, я сказала бы ему, чтобы оставался, если нужно, ещё двенадцать лет». И рабби Акива, не заходя домой, повернул назад в ешиву и провёл в ней ещё двенадцать лет, и когда он вернулся домой, он уже был величайшим мудрецом своего времени.

Но есть и ещё одна история о рабби Акиве. Она рассказана в трактате «Кала рабати». Однажды рабби Акива шёл в одиночестве по пустыне и повторял выученное. И встретил он человека – голого, почерневшего, который быстро бежал, неся вязанку дров. Рабби Акива велел тому человеку остановиться и спросил, что с ним. И ответил тот: «Я давно умер, и каждый день ангелы-мучители велят мне собирать дрова, а потом сжигают меня на них. И это за то, что я нарушил все заповеди Торы!» Спросил его рабби Акива: «Не слышал ли ты от тех ангелов, есть ли для тебя способ освободиться от мучений?» Ответил тот: «Слышал. Говорят они: если бы у этого несчастного был сын, который в общине говорил бы кадиш, а община отвечала бы «Да будет имя Его великое благословенно», который говорил бы «Благословите…», а община бы отвечала «Благословен Г-сподь благословенный вовеки веков» — немедленно освободили бы его от наказания». Спросил рабби Акива о его имени и его городе, и пошёл туда. Придя в тот город, спросил рабби Акива, остался ли сын у такого-то человека. «У этого злодея? Есть сын, и он даже не обрезан!»

Взял рабби Акива этого молодого человека и стал учить его Торе и молитвам, и стал тот юноша вести молитву, и произнёс кадиш и «Благословите…», и ответила община то, что полагается отвечать. В ту ночь явился рабби Акиве во сне тот умерший и сказал: «Да будет тебе дарован покой за то, что ты даровал мне покой!»

Сравните две эти истории. Рабби Акива не желал тратить минуты даже на свидание с любимой женой, он спешил скорее вернуться к изучению Торы, если уж жена дала ему разрешение. И тот же рабби Акива тратит часы и дни на то, чтобы научить совершенно несведущего в еврействе молодого человека молитвам! Почему?

Рабби Акива понимал, что он повстречал душу покойника не случайно. Это означало, что требуется именно его помощь. Не нанять учителя, не поручить ученикам – нет, ему самому нужно было заняться помощью этой несчастной душе и не менее несчастному сыну.

В то время, когда я учился в ешиве, в Иерусалиме произошло несколько страшных терактов. Я проходил со своим соседом по комнате рядом с местом одного из них. В то время, как я побежал к месту взрыва, чтобы попытаться помочь раненым, мой товарищ остался на месте. Когда я вернулся, спросил его: «Что ты делал, пока я был там?» Он ответил: «Я читал Теѓилим за выздоровление раненых. Я всегда читаю Теѓилим, когда я слышу о беде людей и не могу сам помочь». Тут я понял, в чём секрет странного поведения моего соседа: как только он слышал с соседней оживлённой улицы сирену «скорой помощи», он подходил к мезузе и читал псалом – ради здоровья и благополучия больного, роженицы, всех, кого сейчас «скорая помощь» везёт к врачам.

Если мы что-нибудь видим или слышим – это неспроста. Если мы слышим о чужой беде, значит, наше дело — помочь. И запрещено, именно запрещено думать «ну что я один могу сделать…»

На исходе этой субботы состоится ежегодная трапеза «мелаве малка» центрального благотворительного фонда «Керен Хая-Мушка». Уже семнадцатый раз мы соберёмся ради организации, которая не умеет отказывать. Кто бы ни нуждался в помощи, в какой бы области жизни ни нужна была помощь, мы стараемся помогаем. И благодаря помощи Всевышнего у нас получается помочь.

А чтобы нам и дальше не пришлось отказывать просящим, нам нужны вы. Если вы поможете нам, мы поможем другим. И никто не может сказать «ну что я один могу сделать». Каждый может.

А фрейлахн Шушан Пурим, гут шабес

Шия